В 13 лет на фоне стремительного роста Ульяна начала сутулиться, правое плечо поднялось выше левого, начала выпирать лопатка, заболела спина и голова, возникли проблемы с дыханием. Диагноз — «сколиоз 4-й степени». Летом 2018 года Ульяне сделали операцию по исправлению сколиоза. Но неудачно — у девочки отнялись ноги. Стержни коррекции пришлось срочно удалить, в феврале 2019-го врачи их поставили снова. Теперь, чтобы заново научиться ходить, Ульяне нужна реабилитация.


Карантин, кажется, только начался, а запретные прогулки на свежем воздухе манят, как никогда. Сидеть в четырех стенах очень тяжело и грустно. А вот Ульяна — девочка, которая не хочет выходить на улицу. Ни за что. Даже пусть карантин отменят, даже пусть там, на улице, бушует весна, играет оркестр или выступают самые веселые клоуны — не хочет.

В общем-то, она сидит дома уже два года, потому что у Ульяны сколиоз 4-й степени, сильнейшая деформация позвоночника. И после операции она не может ходить, разве что с ходунками, но это совсем не то. Ульяне кажется, что стоит ей выйти на улицу, все забудут про весну, оркестр и клоунов и начнут смотреть только на нее. Переубедить невозможно — мама пыталась.

Ульяна

Ульяна твердит одно: «Пока сама не встану на ноги, на улицу не выйду».

На уроках плакала от боли в спине

Сейчас Ульяне 15 лет, а впервые диагноз «нарушение осанки, сколиоз 2-й степени» ей поставили в 8. Впрочем, потом несколько лет все же удавалось с помощью ЛФК, корсета и бассейна держать Ульянин позвоночник в терпимом состоянии.

А потом Ульяна резко выросла. Всего-то за одно лето она вытянулась так, что позвоночник не выдержал — искривился так сильно, что врачи поставили уже другой диагноз: «сколиоз 4-й степени».

Ульяна пошла в сентябре в школу, но не смогла сидеть на уроках — через 45 минут ей хотелось плакать от боли в спине.

Не помогал даже специальный корсет, который Ульяна не снимала даже ночью. Плюс правое плечо поднялось выше левого, начала выпирать лопатка. Добавились сердцебиение и одышка — внутренние органы сместились из-за деформированного позвоночника.

По пути из школы Ульяна звонила маме, а та не могла понять, что она говорит, — девочка задыхалась, как спортсмен-бегун после долгого забега.

После первой операции отнялись ноги, но ее пришлось повторить

Врачи рекомендовали срочную операцию. В детской больнице Ульяне специальными винтами и стержнями зафиксировали позвонки, чтобы выпрямить позвоночник. Вечером, после операции, врач сказал маме: операция прошла успешно. Но утром, когда Ольга снова приехала в больницу, вокруг Ульяны происходила какая-то суматоха. Наконец, к Ольге вышел хирург и сказал: «У вашей девочки ноги не двигаются. Мы не понимаем, что случилось».

Действительно, ни МРТ, ни КТ не фиксировали повреждений спинного мозга. Осложнение было уникальным. Позже врачи скажут, что, возможно, виноват тромб — левая нога распухла после операции из-за тромбоза. Но уже на следующий день Ульяне назначили срочную операцию по удалению стержней коррекции.

А что Ульяна?

Она не плакала, но повторяла снова и снова: «Мама, я не могу пошевелить ногами».

Будто находилась в шоке и не могла поверить в то, что с ней происходит. Примерно две недели после операции ноги не двигались. Что ситуация изменится, что станет лучше, не верили даже врачи. Когда Ольга обратилась в одну из больниц, чтобы перевести в нее Ульяну, ей ответили: «Бесперспективных мы не берем».

Но все же Ольга упорно продолжала разрабатывать дочери ноги, и чудо произошло — однажды во время занятий Ульяна сама подняла правую ногу. А скоро начала двигаться и левая. Через полгода операцию по установке стержней повторили. Без нее все же было нельзя: позвоночник продолжал деформироваться, внутренние органы — сжиматься.

Ульяна с мамой

Ольга говорит, что после всего пережитого им с Ульяной было невероятно страшно. А вдруг ноги отнимутся снова? А вдруг в придачу к ногам отнимутся еще и руки? Ведь участок позвоночника, на котором проводится операция, — грудной. Они будто прыгнули в пропасть и… победили. Операция прошла по-настоящему успешно.

Впервые за два года вышла на улицу и заплакала

Ульяна восстанавливалась медленно. Сначала училась переворачиваться, потом сидеть, затем ползать. Все это время она смотрела на улицу из окна больницы и мечтала, что когда-нибудь сможет выйти на воздух на собственных ногах, без коляски.

А потом был первый курс реабилитации. Деньги занимали по знакомым и друзьям. У Ульяны большая семья — есть старшая сестра и младший брат, а работает только папа, он водитель. Конечно, денег не хватало. Но и влезть в долги стоило — в реабилитационном центре после долгих занятий Ульяна встала на ноги и впервые за два года вышла на улицу в специальных ходунках. Вышла и заплакала. От счастья.

На реабилитации

И вот наступил месяц апрель. Мы все сидим на карантине по домам, за окном бушует весна, очень хочется гулять. Ульяне тоже, но она говорит: «На улицу не выйду. Пока не встану сама на ноги — не выйду».

Чтобы Ульяна осмелела и вышла из дома, нужна не только отмена карантина, нужно продолжить реабилитацию. Ульяна должна научиться ходить без ходунков, поначалу хотя бы с помощью тростей. Денег у семьи больше нет. Но есть мы с вами. Пусть, когда пандемия закончится и мы спокойно выйдем из дома, Ульяна выйдет с нами. Весна, она же для всех. Помогите Ульяне!

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.