Уничтожение обидчиков или уничтожение себя – выход, который ребенок находит один

, |

“Обычно те, кто нападает – это люди, доведенные до отчаяния. Они идут в то место, где было тяжелее всего, где были проблемы” - почему молодые люди стреляют в одноклассников, кто должен разбираться с проблемой травли и где взять время на эмоциональное участие в проблемах подростка, размышляет психолог Инна Пасечник.

Инна Пасечик

Справка: Инна Пасечник – психолог, специалист БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам» и Центра врождённой патологии GMS clinic.

Вот вдруг человек сошел с ума

Все мы хотим уберечься и от терактов, и от того, чтобы наши дети стали их инициаторами. У вас есть ответ – как сделать, чтобы ребенок не пошел расстреливать одноклассников?

– Нет ответа. Если был бы ответ, нападений на школы никогда не происходило бы.

– Можно хоть как-то снизить вероятность таких событий?

– У всего, у каждого поступка есть предыстория. Нам кажется, все происходит внезапно. Вот вдруг человек сошел с ума. Но такие вещи всегда развиваются постепенно и имеют последовательность. Если говорим про школу, то причиной часто становится травля внутри учебного учреждения. Травля может быть со стороны сокурсников, одноклассников. Ее не обязательно поддерживают все, главное, ее никто не предотвращает. Иногда взрослые сами же разжигают травлю, позволяя себе унижающие и обесценивающие комментарии.

Обычно те, кто нападает – люди, доведенные до отчаяния. Они идут в то место, где было тяжелее всего, где были проблемы.

– Хотите сказать, подросток продумывает схему мести? Он рассудочен в своих поступках?

– Это отчаяние. На его фоне критичность теряется. Человек не понимает, что допустимо, что нет, чем это обернется. Здесь идет процесс выживания, увы, в плохом смысле этого слова. Либо я, либо никто.

Есть ли те, кто по природе склонен воспринимать действительность настолько неадекватно? Не каждый же будет реагировать на травлю огнем на поражение. Или это нормальная реакция любого из нас, кого начинают травить?

– До некоторой степени ответ не совсем очевидный. В ситуацию жесткой травли попасть может любой, то есть каждый.

Травля – не проблема человека, это проблема общества.

Но чаще в ситуации травли, действительно, оказываются люди, у которых есть эмоциональные и коммуникативные особенности, которые имеют аутистические черты. Те, у кого наблюдаются сложности в общении – они эмоционально вспыльчивы или просто не могут за себя постоять. Конечно же травят тех, у кого есть физические изъяны.

Слабого задолбать всегда проще. Но как бы силен ты ни был, каким бы складом характера ни обладал, ты все равно можешь оказаться жертвой. Именно поэтому травля – проблема общества, а не конкретного человека.

Уничтожение обидчиков или уничтожение себя

– Выходит, перед такой агрессией затравленного человека общество всегда и однозначно бессильно?

– Мы не совсем бессильны. Вот сначала человек жаловался и страдал, а потом вдруг перестал, стал решительным и может быть даже повеселел. Это говорит о том, что он принял решение, правда нам неизвестно какое. Человек, который оказался в травле, всегда ищет выход, но уничтожение обидчиков или уничтожение себя – это выход экстремальный. Его нельзя допускать. Предотвратить такие трагедии мы можем, и это вопрос работы с коллективом.

Травлю невозможно остановить, только делая что-то с человеком, который попал в ситуацию травли. Но ее можно остановить, работая со всеми участниками: детьми, педагогами, родителями.

В группе всегда заметен тот, кто из нее исключен, и тот, кто не очень адекватно себя ведет, то есть в тех или иных ситуациях его реакция вызывает всеобщее удивление и осуждение. С точки зрения педагогов, психологов эти люди требуют внимания, специалисты должны их держать поближе к себе, с ними надо по-человечески общаться, то есть принимать участие в их жизни. Но, к сожалению, в педагогическом процессе все настолько ориентировано на достижение образовательного результата, что никто не обращает внимание на самого ребенка, подростка, его эмоциональную сферу.

Кадр из фильма “Класс”

– Но у педагогов, да и родителей, не всегда есть время на погружение еще и в эмоциональную сферу.

– Как правило, такие ситуации случаются там, где отсутствует поддержка во всех сферах жизни ребенка, где родители сосредоточены на успеваемости, требуют достижений, не общаются с ребенком по поводу того, как он живет.

Например, ребенок на что-то жалуется, а родители (с самого младшего возраста ребенка) говорят: «Ты – мальчик. Ты должен сам разобраться». Или, бывает, что на жалующегося сына родители еще больше давят, устраивают ему прессинг.

Не удивлюсь, если в истории керченского юноши всплывут сюжеты о сложностях во взаимоотношения со сверстниками, родителями, другими людьми. И совсем не удивлюсь, если узнаю, что никто ему не помогал справиться и выйти из этих ситуаций. Не исключаю, что и в колледж он пошел, чтобы уйти из предыдущей школы, где ему было не очень хорошо.

– Мама санитарка, она в разводе с отцом…

–Так вы только подтверждаете мои слова. Это же говорит о тяжелой социальной ситуации, когда люди вынуждены работать, чтобы выжить и, конечно, нет времени на ребенка. Это частая ситуация, повсеместна и патовая. Она характерна для людей с плохим социальным и материальным положением. У них вообще нет времени на детей, часто они больше требуют от детей и мало их поддерживают. Главное, редко могут обратиться за помощью к профессиональным психологам.

Даже если эта помощь бесплатная, она возможна лишь в рабочее время, а значит просто некому привести ребенка на занятия к специалисту-психологу, педагогу дополнительного образования. Дети остаются исключенными из процесса.

Единственный гарант безопасности – это семья

– Есть ли способы помочь ребенку не дойти до ручки?

– Их много.

Правило первое. Введите в семье закон, по которому каждый день, не менее 15 минут, будете общаться с ребенком. Вы станете говорить с ним не про учебу, не про оценки, не про «почему двойка по географии», а про жизнь. Говорите с детьми о том, что с ними происходит, что они чувствуют, думают, о чем мечтают, чего бояться, чем восхищаются. Говорите с детьми о том, чем живете вы сами. Это и есть настоящее человеческое общение. 15 минут, что бы ни случилось, подарите своему ребенку.

Второе правило. Обращайте внимание на жалобы, не игнорируйте их, не обесценивайте жизнь ребенка. Не думайте, что проблемы могут сами рассосаться. Если он жалуется, что в школе и во дворе происходит неладное, выслушивайте, не упускайте, ищите способы помочь.

Нет, не обязательно сразу идти разбираться в школу. Можно найти ребёнку место, где он будет счастлив – кружки, секции, компанию. Рядом с подростком должны быть и другие взрослые, кроме родителей, которые его смогут поддерживать. Вы должны обеспечить место, где ребенку хорошо и спокойно. Приложите усилие, чтобы такое место организовать.

Мы наивно полагаем, что задача школы – заниматься воспитанием, а школьные учителя обязаны сами решать возникающие проблемы. Поверьте, проблемы сами собой не рассасываются, учителя не всегда в одиночку способны с ними справиться.

Если ребенок жалуется на проблемы, спрашивайте «чем я могу тебе помочь?», не игнорируйте. Это основной закон по взаимодействию с детьми, иначе они могут попытаются сами искать выход, из тупика, а он может оказаться экстремальным.

Кроме родителей ребенку не на кого надеяться. Единственный гарант безопасности – семья. Если семья перестает быть гарантом, это пат. И тогда решение дети находят не с помощью взрослых. Проблема всегда одна: дети не знают, где найти поддержку.

– А как же школа – разве она ничего не должна?

– Мы по старинке все чего-то хотим от школы. Обычно хотим и ждем высокого качества обучения. Но жизнь на этом не заканчивается. От школы нужно в том числе хотеть человеческого общения. А у нас по сей день для начальной школы директора ищут учителей, которые будут детей строить. Если «учительница первая моя» не орет, не ставит двойки и в угол на горох, значит, она плохой учитель. Ребенка необходимо и должно формировать, как личность, и происходит это только через человеческое общение.

Увы, обычно родители склонны качать права в школе. И если в классе оказывается «неудобный ребенок», то родители первыми поднимают хай: «давайте исключим», «ему не место в нашем классе», «давайте будем убирать».  Происходят бои с директорами, которым некуда деть «неудобного», ведь каждый из нас имеет право на образование.

И редко в родительских чатах возникают предложения помочь такому ребенку. Никто не задается вопросом помощи, все заняты тем, как уберечься от «неудобного». Это не приводит к положительному результату ровно никогда . Я убеждена, если всем миром искать способ помощи, плодов будет больше, а трагедий в разы меньше.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Одно из последних интервью - журналисту Катерине Гордеевой
Помните ли вы евангельские изречения и высказывания святых?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: