Ушел в декрет и исполнил мечту – как папа сидел с детьми и получал новую профессию

Семью Сорокиных называют большими оригиналами. Сначала они построили загородный дом и уехали из квартиры в Москве, а потом Илья вместо жены ушел в отпуск по уходу за ребенком, получил новую профессию и открыл секцию спортивного ориентирования. Как семья помогла папе осуществить мечту, рассказывает Надежда Прохорова.

Морозный январский вечер 2014 года семья Сорокиных проводила дома. Отец Илья готовил фирменное праздничное блюдо – плов, мама Светлана укладывала спать годовалую Дуняшу. Старшие братья – второклассник Сева и пятилетний Женя – собирали лего. До первой рабочей недели нового года оставалось три дня.

– Слушай, а давай через полгода я выйду на работу, а ты останешься с детьми? – предложила Светлана. – Заодно и будешь думать, как исполнить свою мечту.

Илья спешно накрыл крышкой плов – то ли от пара, то ли из-за неожиданности. Подумал и сказал: “Давай”.  

Коллеги подумали, что он шутит

К тому моменту Илья – по образованию инженер-связист – семь лет работал дизайнером в издательстве медицинской литературы. Каждое утро он садился на электричку и из подмосковного поселка два часа добирался на другой конец Москвы. И обратно.

Светлана была менеджером по проектам в рекламной компании. До работы она добиралась за 15 минут. Зарплаты, в отличие от времени на дорогу, у них были примерно одинаковыми. Но это не главная причина, почему Илья согласился. Он всю жизнь увлекался спортивным ориентированием и хотел тренировать детей.

– А для этого нужно получить педагогическое образование, – рассказывает Светлана. – И мы подумали, что логично воспользоваться ситуацией “декрета”, чтобы у Ильи появилась возможность выучиться и попробовать открыть секцию. Я же свою работу люблю. И для нас эта смена ролей была достаточно естественной, не было какой-то ломки.

Коллеги Ильи – в основном женщины – думали, что он шутит. А через полгода Илья пришел к начальнику: “Владимир Павлович, у меня для тебя не очень хорошие новости. Я ухожу в отпуск по уходу за ребенком…”

Директор посмотрел, высоко поднял бровь и подписал нужные документы.

Так 1 сентября Илья Сорокин стал отцом в “декрете”.

Две недели ушло на “передачу дел” – Светлана рассказывала, когда и кого кормить, укладывать спать и забирать из школы. В плане питания вопросов не было. В семье Сорокиных с самого начала жили по правилу: кто первый приходит, тот и готовит. Теперь эта задача легла в основном на мужа, но он и не против. Единственным близким человеком, который был в шоке, оказалась мама Ильи: “Ну, ребят, вы даете!” Успокоило ее только заверение, что рабочее место Илья не потеряет.

Знакомые же семьи не удивились.

– Все знают, что мы большие оригиналы, – смеется Светлана.

Автор тысячи сказок

В 1998 году, после свадьбы, Сорокины жили на съемной квартире, копили на свою. Но 17 августа случился дефолт – и семья, как и тысячи других, оказалась без сбережений. Вскоре Илье позвонил знакомый, предложил купить сравнительно недорогой участок своего соседа в подмосковном поселке. Супруги переглянулись: строить дом и жить за городом тогда было в диковинку, но это оказалась единственная возможность приобрести жилье. Так они начали строить дом под удивленные взгляды знакомых, а через пять лет переехали.

Еще через два года родился первый сын Сева. Если сейчас россияне признают, что самая хорошая семья – с тремя детьми, то тогда желание Сорокиных иметь троих вызывало очередной смешок. Но их, конечно же, это совсем не беспокоило: и Илья, и Светлана – средние среди троих детей в своих семьях.

– Нас не пугала многодетность. Все дети были запланированные и желанные, – улыбается Илья. – Жена обычно отвечает: “Мы не много-, а нормальнодетная семья”. И я с ней, пожалуй, соглашусь.

Илья ушел в декрет с младшей и единственной дочкой, но косички и хвостики научился делать быстро.

– Сложнее всего было уложить спать, – вспоминает Илья. – Дуняша засыпала только в одном положении: голова на боку, одно ухо на подушке, другое мне надо “греть” своей ладонью. А еще помогали сказки. Вообще я всем детям с рождения каждый вечер придумываю и рассказываю сказки. Каждый раз – новую, наверное, уже тысячу рассказал. Например, дочка мне говорит: “Хочу сказку про пони, которые пошли к смешарикам”. И я наделяю пони человеческими качествами и рассказываю, как они идут в гости.

Секция ориентирования в век гаджетов

Утром Светлана уезжала на работу, старшего сына завозила в школу, среднего – в садик. Илья занимался с дочкой, а после обеда три раза в неделю присматривать за Дуней приезжала бабушка.

Илья тем временем уезжал на пары – получать второе высшее в Московский институт открытого образования, переквалифицироваться на учителя физкультуры. Его мечта – тренировать детей – становилась все ближе и ближе. Директор местного спортивно-досугового центра поддержал – из спорта, кроме секции борьбы для ребят, там тогда ничего не было.

Воодушевленный Илья напечатал двадцать объявлений: “Приглашаются мальчики и девочки с 8 до 14 лет в секцию спортивного ориентирования. Занятия бесплатны. Обращаться по телефону” и расклеил их по району.

Записалось шесть человек, в том числе – сыновья Сева и Женя.

Сейчас у Ильи уже две группы – новички и продолжающие, всего больше 20 человек. Каждые выходные он устраивает небольшие соревнования и с сентября хочет открыть дополнительный набор в секцию, чтобы все больше детей не терялись в пространстве без гаджетов, а умели ориентироваться самостоятельно. Оба сына Ильи и Светланы на занятия тоже ходят, но дело не только в папе – это действительно увлекает.  

Спустя три сезона тренерской работы Илья говорит, что стал более коммуникабельным. Сначала пришлось объяснять родителям, зачем вообще ориентирование в век гаджетов, а потом – почему двух занятий мало, чтобы увидеть результат. В ответ на первый вопрос Илья говорил: “Ребенок научится принимать решения и за них отвечать”, “Когда ты в лесу один, рассчитываешь только на себя”, а на второй отвечал риторически: “А вы вспомните, как учились писать”.

Закупает продукты, ходит в поликлиники, встречает из школы

После истечения срока отпуска Илья забрал трудовую книжку из издательства. Теперь у него новая работа, о которой мечтал.

А пока Илья также продолжает заниматься домашними делами, закупает продукты, ходит с детьми в поликлиники, встречает их из школы. Правда, уроки оба сына хотят делать с мамой, но Сорокины убеждены, что желание дождаться с работы маму – это лишь попытка отсрочить занятия. Благодаря новой работе Илья может много времени проводить со своими детьми, и для него это важно:

– Женщины окружают ребенка больше, чем мужчины. В детском садике, в школе. Я не говорю, что это плохо или хорошо, но, на мой взгляд, должно быть равномерное участие.

Мужчина – это не тот, кто только зарабатывает деньги, с работы приходит и говорит: “Не лезь ко мне, я устал”. Да и за последние годы видно, как мужчины все больше включаются в процесс воспитания.

Дети приняли ситуацию без лишних вопросов. За четыре года они привыкли почти все повседневные просьбы адресовать папе, поэтому иногда забывают и бегут к маме со словами: “Пап”, понимают ошибку и быстро исправляются: “Ой, мам!” Но никто не в обиде.  

– Дети – манипуляторы, – продолжает Илья разговор о воспитании. – Могут сначала подойти к маме, а потом ко мне. Главное – чтобы у родителей была одна позиция по поводу проблемы. Она может быть неправильной изначально, но дети об этом знать не должны. Например, слышу, жена в соседней комнате сказала “нет”, и я тоже не соглашаюсь. Потом уже наедине говорю ей: “Свет, ну можно же было и по-другому”.

Вообще ребенок уже рождается с характером. У меня три ребенка, и все разные, хотя воспитываются в одной семье. Поэтому в воспитании мы должны принимать во внимание и личные особенности. Если ребенок, как у меня средний сын, боится воды, то не надо заставлять его ходить на плавание: он будет около бортика стоять. Женю вообще нельзя заставить, можно только убедить.

И мне кажется, нет универсального ответа, а насколько мы должны опекать ребенка? Где та грань, когда он самостоятельный, а когда мы его держим? Это ведь тоже все индивидуально. Надо, чтобы у ребенка была цель, а мы можем только подсказать методы ее воплощения. Но опять же: мы будем рассказывать с точки зрения своего опыта, а нужен ли он им?  

Илья считает, что ребенок тогда будет доверять, когда знает, что после откровенного разговора ему не будет хуже. “Покаянную голову меч не сечет” – Илья в шутку так и сказал детям.

Мы 20 лет вместе – значит, для нас это нормально

У Сорокиных есть семейное хобби – они путешествуют всей семьей на машине. Каждый год отправляются в тур по городам Европы. В этот раз начали с Литвы, через Калининградскую область поехали в Гданьск. Там в братской могиле был похоронен дед Ильи, погибший в Восточной Пруссии в январе 1945 года. Илья нашел эту могилу и первый из семьи побывал там.

В Польше Сорокины посмотрели самый большой в Европе замок Мальборк, погуляли в Варшаве. Илья с сыновьями попробовали себя в международных открытых соревнованиях по спортивному ориентированию – семья специально спланировала отдых так, чтобы попасть на Wawel Cup. И хотя награды пока не получили, были очень рады поучаствовать. А в прошлом году на соревнованиях в Болгарии Илья и Женя заняли первые места в своих возрастных категориях. Светлана и Дуня всегда болеют за своих мужчин.  

– Да, наша ситуация, когда жена работает в офисе, а муж больше времени проводит дома, кому-то покажется странноватой, – объясняет Илья. – Но очевидно, что традиционные роли женщины и мужчины сейчас смешаны, согласитесь. И если за почти 20 лет совместной жизни мы не разбежались, значит, для нас это нормально. Для нас не важны строгие рамки ролей. Роли – это все равно предмет договоренностей.

Не надо бояться разговаривать, только так можно прийти к приемлемому решению. К сожалению, многие просто не умеют разговаривать, но может, они не любят друг друга или не ценят отношения?

В конце концов, терпимым надо быть. Никто не идеален, у всех есть слабости, и надо отнестись к ним с пониманием.

Эксперименты в жизни Сорокиных не заканчиваются. Два года назад они отправили заявку на передачу по обустройству дома “Дачный ответ”. Теперь в доме обновленная гостиная, а знакомые снова говорят: “Ну, это же Сорокины”. Когда кто-то еще удивляется, Илья со Светланой отшучиваются: “Каждая семья счастлива по-своему”. Они знают это на своем примере.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
3 истории о том, почему крепкой спины и доброго сердца недостаточно
Иконописец Александр Солдатов – о благовестии красотой, смыслах иконы и храме в Беслане
И почему чтение воспринимается детьми как мучение

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: