В Морозовской детской больнице 8 ноября умер двухлетний мальчик. Его мама обвиняет в этом врачей. «Правмир» поговорил с  педиатром, кандидатом медицинских наук Григорием Шеяновым о том, как должны взаимодействовать медики и родители маленького пациента, и что делать, если в стационаре ему становится хуже.

У Кристины Носовой 8 ноября в Морозовской детской больнице умер двухлетний сын Арсений. Его доставили в стационар с температурой 39 градусов и отеком глаз. Предварительный диагноз — ОРВИ либо ангионевротический отек.

Врачи назначили мальчику антибиотик капельно, а также КТ с контрастным веществом под наркозом — для постановки диагноза. По словам мамы мальчика, процедура проводилась без предварительной проверки состояния почек, сердца и брюшной полости.

Во время процедуры часть контрастного вещества попала под кожу мальчика. После наркоза у ребенка усилился отек, появились темно-фиолетовые пятна на бедрах, конечности были холодными. Он не мог спать и есть. Его рвало. Мальчик умер в реанимации.

Департамент здравоохранения города Москвы опубликовал официальный комментарий:

«По данному факту в рамках внутриведомственного контроля со вчерашнего дня Департаментом здравоохранения города Москвы уже проводятся проверочные мероприятия, в том числе судебно-медицинская экспертиза, включающая проведение специализированных тестов, патоморфологических, вирусологических, микробиологических исследований».

Врач говорит, что все нормально, а ребенку хуже

Ребенка положили в больницу. Ему стало сильно хуже, но врач говорит, что все нормально и ничего не предпринимает. Что делать?

Григорий Шеянов

— Если мама видит, что ребенку становится заметно хуже, а врачи по какой-то причине не уделяют этому должного внимания, нужно очень активно привлекать внимание вышестоящих врачей, — объясняет педиатр Григорий Шеянов. — Выше врача — заведующий отделением; выше заведующего отделением — заместитель главврача.

Если ребенок лежит в отделении терапевтического или инфекционного профиля, то обычно следует обращаться к зам. главврача по лечебной работе. Лечится в хирургическом отделении — к зам. главврача по хирургии. Это те врачи, которые непосредственно могут вмешаться в тактику лечения ребенка. Если это не работает, привлекайте внешние способы воздействия на врачей — Департамент здравоохранения, прессу.

Но это не значит, что так нужно действовать в любой ситуации, когда просто хочется больше внимания к вашему ребенку. Тут все-таки нужно понимать, что не следует без серьезного повода невротизировать врача и отвлекать его от работы. И в том числе от работы по лечению ребенка. Потому что любая, даже небольшая консультация, организация обследования, не говоря уже о сложных обследованиях, куда нужно привлекать несколько медиков — например и хирурга, и анестезиолога одновременно — требуют много времени.

Но если вы видите, что ребенку действительно становится хуже, а врач либо на это вообще не реагирует, либо реагирует, но то, что он объясняет, вас категорически не устраивает, тогда нужно обращаться к руководству.

Врач говорит, что он действует по инструкции 

Как должен действовать врач в ситуации, когда состояние ребенка резко ухудшается. Существуют ли определенные протоколы?

Это дополнительные диагностические и лечебные мероприятия, привлечение других специалистов, в том числе для консилиумов, — если в общих чертах. Протоколы нужны для относительно стандартных ситуаций, которые часто воспроизводятся.

Как создают протокол? На основе результатов клинических исследований, которые проводят на больших, однородных группах пациентов. А ребенок может не укладываться в какую-либо однородную группу.

Если ребенку от стандартного лечения становится хуже, то это уже ситуация, выходящая из рутины. Поэтому врачу на практике иногда лучше забыть про протоколы.

Но, с другой стороны, с юридической точки зрения, чем ситуация сложнее и напряженнее, тем больше может быть административного внимания к ней в будущем.

Поэтому, конечно, врач хочет прикрывать себя точным соблюдением протоколов. Но это далеко не всегда идет на благо лечебного процесса.

Нигде в цивилизованных странах протокол не воспринимается как точное и неукоснительное руководство для действий, это не катехизис, это просто какие-то ориентиры для врача. Работа врача —  критически оценивать ситуацию и самостоятельно принимать решения.

У нас же в Следственном Комитете работает целый отдел по расследованию врачебных ошибок и поэтому трудно что-то комментировать про свободу действий врача в экстренных ситуациях.  Оптимизация здравоохранения главным образом направлена на то, чтобы функции врача стали более узкими, чтобы он делал какое-то одно простое дело и очень быстро.

А врач, производя какое-то одно и то же относительно стереотипное действие на большой скорости,  не имеет возможности действовать более широко, отвлекаться, в частности, на нюансы. В интересах пациентов в каких-то сложных случаях иногда бывает очень важно отойти от протокольного лечения заболевания.

Как доверять врачам, если происходят такие случаи

Как в ситуации, когда резко ухудшается состояние ребенка, врач должен взаимодействовать с родителями?

Родителям в этой ситуации обязательно нужен контакт и взаимное доверие с врачом. Они должны быть равноценными участниками процесса. Без доверия врачу будет намного труднее работать, как минимум.

В этой ситуации родители должны быть в одной команде с врачом, делать общее дело — лечить ребенка, а не становиться врагами. Труд доктора — адекватно выстроить взаимодействие. Другое дело, что при теперешней нагрузке на врачей, возросшей за последние годы, мало уделяют внимания именно этой составляющей. Сейчас почти никогда не удается взаимодействовать с родителями так, как это должно быть.

С одной стороны — резко возросла нагрузка на врачей, с другой — неизбежно снижение качества помощи и рост недоверия пациентов к медикам. Если сказать проще, у врачей намного меньше времени, а пациенты стали намного более недоверчивее и скандальные. Это отдаляет врачей и родителей пациентов друг от друга.

При поддержке Фонда президентских грантов
Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.