Первая Градская. О жизни, смерти и надежде

|
Когда христианин не может прийти в храм, Церковь приходит к христианину. Чтобы понять, чем современное служение при больницах отличается от приходского служения, корреспондент «Правмира» побывал в храме святого праведного царевича Димитрия при Первой Градской больнице Москвы.

После литургии при храме святого праведного царевича Димитрия при Первой Градской больнице иерей Борис Осипов и требная сестра Анна отправляются в обход. На сегодня в списке девять пациентов, их предстоит исповедовать и причастить.

Все необходимое с собой – в специальном «дежурном чемодане», в ризнице при храме их целая батарея. На груди священника висит дароносица, которую он инстинктивно придерживает рукой почти все время обхода.

Пока отец Борис разговаривает с больным, мы ждем в коридоре. Проходящие мимо врачи сухо приветствуют, больные внимательно разглядывают. Анечка улыбается. Она окончила Свято-Димитриевское училище сестер милосердия и осталась работать при храме. Спрашиваю о том, как ей работается требной сестрой.

– В больнице существует множество каких-то странных суеверий, связанных со священниками. Например, некоторые пациенты отказываются ездить со священником в одном лифте. Считают, что он – кто-то вроде ангела смерти. Есть больные, которые бывают категорически против того, чтобы священник приходил к ним в палату, кричат, выгоняют. Тогда приходится выходить в коридор. Если, конечно, больной может ходить. А в психосоматическом отделении, наоборот, священников очень любят. Больные сбегаются из палат поговорить с батюшкой.

Иногда бывают и атеисты в палатах. Если батюшка принимает исповедь у больного, а остальные не могут покинуть палату, требная сестра читает молитвенное правило, – чтобы заглушить слова исповедующегося. Так вот, некоторые начинают ругаться чуть ли не матом, гонят нас.

– А вы что же?

– А мы читаем молитвы.

К Анечке подходит бабушка, у которой сегодня операция – записывается на исповедь и причастие. Анечка расспрашивает ее про операцию, желает здоровья. Она разговаривает с больными людьми долго и очень доброжелательно. Пациенты с удовольствием рассказывают про себя, про свою жизнь. Возможно, за время их болезни Аня – вообще единственный человек в белом халате, который с ними именно разговаривает, слушает, сочувствует. Они об нее греются, как замерзший человек греет руки у печки. Я тоже греюсь, наблюдая за ее работой.

– Нас учили, что при входе в палату надо прежде всего улыбнуться. Вот я и улыбаюсь, – говорит Анечка. – Больные – они как дети, им ласка нужна. Они от этого выздоравливают.

Мы ходим из палаты в палату в разных отделениях. Торопимся. Причастники должны держать утренний пост, – а ведь не каждый больной может голодать. Из нашего списка действительно несколько человек пришлось вычеркнуть. Кто-то поел, кто-то передумал, а кому-то оказалась нужна просто беседа, совет.

– Иногда люди даже не знают, что им надо. Они хотя и христиане, а с церковью сталкиваются, по сути, в первый раз. Не знают, как исповедоваться, как причаститься, зачем им это, почему. Соответственно и отношение к этому всему поверхностное. Поэтому люди не придают большого значения требованиям не вкушать пищу перед Причастием, и начинают есть.

Интересно, что в институте Склифосовского, где я тоже служу, такого никогда не бывает. Люди обязательно дождутся. А тут почему-то другое отношение, – рассказывает отец Борис, пока мы переходим в другой корпус. – Некоторые церковной жизнью живут только в больнице. Спрашиваешь, когда последний раз причащался? Год назад, когда в прошлый раз лежал. Это, конечно, понятно: человеку плохо, вот он к Господу и бежит за помощью. В обычной жизни, к сожалению, забывают о Нем. Дела, заботы. Пока снова в больницу не попадут.

Наконец мы обходим всех и возвращаемся в храм. Тут нас уже ждут на отпевание. После которого получается поговорить.

– Сложнее служить здесь или на приходе?

– Сравнить я не могу. Изначально я сразу служил в больнице, сначала дьяконом, потом священником. Наверное, жизнь здесь более насыщенная. На приходе много нужно думать о снабжении, хозяйстве. В больнице можно полностью посвятить себя служению ближнему.

Здесь люди ближе к Богу. В больнице люди попадают в такие условия, когда, во-первых, человек страдает. У него боль физическая, бывает, что и душевная. Во-вторых, человек остается наедине с самим собой. Нет рядом родных, дел и забот, с которыми он сталкивается ежедневно. И в этом одиночестве помощь человек ждет только от Бога. Когда с людьми беседуешь, то понимаешь, что у каждого человека есть опыт общения с Богом. Они все как-то молятся, обращаются к Нему. Но не все имеют опыт церковной жизни. Поэтому можно сказать, что в больнице Церковь приходит к человеку. Тем радостнее потом видеть бывших пациентов в храме на литургии. Многие становятся нашими прихожанами.

– А кто обращается за помощью к священнику?

– Часто родственники звонят, просят прийти. Ведь больные часто не могут ходить, иногда поступают в бессознательном состоянии. К сожалению, не всегда таким больным можно помочь. Начинаешь выяснять, какой жизнью жил человек, и понимаешь, что можно только помолиться за него. Например, наркоман, который пытался покончить с собой. Ни разу в жизни не исповедовался, не причащался. Родные хотят, чтобы его соборовали, а нам приходится объяснять, что этого делать нельзя. Как правило, эти объяснения люди понимают и принимают как есть. Но бывает, что и трубки бросают: «Не хотите, – не занимайтесь!»

Сами больные реже обращаются. Кто может, приходит в храм. Пациенты просят пособоровать, исповедовать, причастить, – обычные просьбы к священнику. Мотивация у них простая. Это делается для того, чтобы наступило облегчение, улучшение здоровья. По крайней мере, люди, далекие от Церкви, часто с этим связывают свои запросы к священнику. Те, кто ближе к Церкви, поступают так, как остальные христиане, – соединяются с Богом в таинстве Евхаристии, чтобы получить помощь от Него в болезни.

Если говорить о том, кто чаще обращается к Церкви, то это люди среднего и старшего возраста. Молодые реже обращаются. Как правило, это вообще их первый опыт получения церковного благословения.

– Врачи просят помощи от священника?

– Да, конечно. Бывает, что просят о больных, особенно если человек в тяжелом состоянии. Бывает, что нужна помощь больным, у которых нет родственников. В реанимации парень лежал, разбился, детдомовец. А за ним уход нужен. Мы организовали помощь через сестричество.

Иногда врачи приходят за советом, с просьбой помолиться.

– Бывают какие-то сложности, конфликты?

– Бывает, что мы приходим к больному, когда медперсонал какие-то манипуляции делает. Конечно, приходится подождать. Недавно был случай, когда нас позвали умирающего соборовать. Мы приехали, а охрана нас не пустила. Пока мы ждали, человек умер.

– Есть какие-то вещи, которые Вы всегда говорите больным, на которых делаете акцент?

– Я всегда говорю, что нужно быть ближе к Богу. Если есть близость к Богу, то он помогает постоянно. Бог не может быть в душе, к нему нельзя обращаться эпизодически, от случая к случаю. Близость к Богу определяется тем, как часто человек причащается. Всегда подчеркиваю необходимость регулярного участия в Таинствах.

– Наверное, при больнице много отпевать приходится?

– Да, конечно, люди умирают постоянно. У нас отпевают в храме и в морге. В морге это непрерывный труд. Там дежурят священники, которые только этим и занимаются, посменно.

– Такое количество смертей как-то влияет на вас?

– Христианину приличествует иметь память смертную. Поэтому, когда отпеваешь человека, видишь тот конец, к которому ты когда-нибудь придешь. Это в том числе повод взглянуть на себя, на свою жизнь со стороны.

В этот момент к нам заглядывает Анечка. Нужно срочно соборовать умирающего в реанимации. Смерть в больнице – часть жизни.

Фото автора


Читайте также:

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Одно из последних интервью - журналисту Катерине Гордеевой
В этой истории настолько плохо все, что есть сомнения в ее реальности
Иконописец Александр Солдатов – о благовестии красотой, смыслах иконы и храме в Беслане

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: