Год назад в результате ДТП Илья получил тяжелую черепно-мозговую травму, стал инвалидом. Правая сторона тела до сих пор остается парализованной. Илья передвигается только на инвалидной коляске. Центр Рошаля готов принять его на реабилитацию в ближайшее время. Чтобы добраться из Владимира в Москву, Илье нужен реанимобиль. Перевозка платная, дорогая, в ОМС не входит.


– Илюш, будешь сегодня примеры решать? – Ирина подходит к сыну в инвалидной коляске.

Тот поднимает глаза на маму и кивает.

Ирина подвозит коляску к столу, на котором лежит белая магнитно-маркерная доска, берет в руку маркер и пишет: «16:4». Видит, как сын на секунду задумывается, а потом левой рукой уверенно выводит цифру «4».

Илья

— Котюня! Верно! Какой ты молодец!

И рассказывает:

— Мы с сыном каждый день занимаемся. Это не только занятия со специалистами — ЛФК, массаж, занятия с логопедом, — но и наши с ним занятия, в том числе по математике. В день — два примера на сложение, два на вычитание, два на умножение и два на деление. Каждый раз задания усложняем — в зависимости от того, как он решал предыдущие примеры. Вчера мы с ним первый раз после случившегося в шахматы играли. Я открыла доску, и Илюша расставил на ней все фигуры, как надо: и короля, и ферзя, и пешки. Путался чуть-чуть, когда ходил слоном, но я его поправляла. Не страшно. Главное — идет процесс восстановления.

Илья с мамой

Сильно ударился головой и оказался между сидениями

Илья рос спокойным, серьезным и очень аккуратным мальчиком. Порядок любил во всем. Даже школьные тетрадки складывал в папочку в определенной последовательности: русский, математика, английский.

С 6 лет занимался спортивной гимнастикой, как советовал папа — мастер спорта. Потом стал ходить в шахматную секцию, как советовала мама — чемпионка области. Но ни гимнастом, ни шахматистом Илья быть не хотел.

Он всегда мечтал только о футболе. Каждый день гонял с мальчишками мяч во дворе, знал все футбольные команды мира, всех игроков и с гордостью носил майки с именами своих футбольных кумиров — наших и зарубежных. Болел за питерский «Зенит».

Он очень просил родителей отдать его в футбольную секцию, чтобы заниматься футболом на профессиональном уровне. И родители уже согласились. Но начать занятия Илья не успел.

Илья — футбольный болельщик

21 февраля 2019 года мальчик пошел на день рождения друга и одноклассника Антона. Из веревочного городка возвращались на машине. Папа Антона развозил ребят по домам. На скользкой дороге он не справился с управлением, машина вылетела на встречную полосу и врезалась в проезжавший мимо автомобиль. Трое из шести детей, находившихся в салоне минивэна, получили серьезные травмы. 

Но больше всех пострадал Илья, сидевший на пассажирском месте прямо за водителем. Он не был пристегнут.

От сильного удара его буквально выкинуло вперед. Он сильно ударился головой и оказался зажат между двумя передними сидениями.

— В тот день мы с мужем пришли с работы домой — ребенка нет. Сидим, ждем. Начали волноваться. В седьмом часу я позвонила маме Антона. Она сказала: «Они попали в аварию. Илюша в реанимации». Мы с мужем бросили все и — в больницу. Илью как раз везли на каталке по коридору. Видимых повреждений у него не было. Разве что небольшая ссадина на подбородке. Он лежал с закрытыми глазами и как будто спал. Потом мы узнали, что у него от удара лопнул сосуд в голове, образовалась большая гематома, которая давила на мозг. Илья впал в кому, — вспоминает Ирина.

Вышел из комы — начался менингит

Илье сделали трепанацию черепа, убрали гематому. Состояние было крайне тяжелое. 

— Не описать словами, что с нами было тогда. Мы с мужем не спали, не ели — ничего не хотелось. Он мне признался, что у него от шока даже ноги не ходят, — вспоминает Ирина.

Через неделю владимирские врачи сказали, что сделали все, что в их силах, и предложили отправить Илью в Москву, в клинику Рошаля, где работают опытные нейрохирурги. Там Ирине объяснили, что ребенок находится не в коме, а в вегетативном состоянии, потому что периоды сна у него сменяются периодами бодрствования. Илья действительно время от времени пытался приоткрыть глаза, но на происходящее вокруг никак не реагировал.

Из реанимации его вскоре перевели в отделение интенсивной терапии, где у него тут же начался менингит. Больничная инфекция спровоцировала воспаление оболочек головного мозга. Илья снова попал в реанимацию.

Только врачи стабилизировали его состояние, как началась вторая волна болезни, а потом — третья.

— У сына в голове после трепанации оставался незакрытый дефект размером с ладонь. Кость-то ему вынули, чтобы гематому убрать, а пластиной дефект еще не закрыли. Головной мозг оказался уязвимым. Да еще и спинномозговая жидкость — ликвор — после травмы постоянно скапливалась. Она давила на ткани мозга. Это было опасно. Но поставить Илье шунт для выведения излишков ликвора сразу не могли. Нужно было сначала побороть инфекцию, — объясняет Ирина.

Только через четыре месяца после травмы Илье все-таки смогли провести шунтирование и отпустили домой. Но состояние его не улучшалось. Ирине было понятно: что-то идет не так, раз победить гидроцефалию (водянку головного мозга) не удалось. У сына по-прежнему раздувалась голова и периодически начиналась рвота — из-за повышенного внутричерепного давления. Она снова привезла Илью в Москву. Врачи приняли решение заменить клапан, который регулирует давление в шунтирующей системе. Как выяснилось, со своей задачей он не справлялся.

Состояние нестабильное, а перевозка на реанимобиле — платная

Вскоре Илья, к удивлению всех врачей, пришел в сознание. У него появилась чувствительность в левой ноге и левой руке.

— Врачи думали, что надежды нет, предлагали нам паллиатив. Они были потрясены, когда посмотрели на Илью в декабре и увидели прогресс. Тогда же Илье закрыли дефект в черепной коробке титановой пластиной, — говорит Ирина.

Сейчас Илья уверенно сидит в инвалидном кресле, самостоятельно ест, пишет левой рукой, но правые нога и рука все еще остаются нерабочими. Смотрит «Ералаш» на планшете. Радуется, когда его навещают друзья, и они вместе играют в игры на приставке. Любит гулять с папой и мамой в парке, недалеко от дома, и гладить собак и пони.

— Я очень переживала, что Илья будет расстраиваться, видя бегающих по улицам детей. Но, к счастью, у него нет депрессивного состояния. Он с удовольствием гуляет. Скоро будет первая реабилитация. Нас уже ждут в центре Рошаля. Но поскольку состояние сына непростое и нестабильное, нам нужна специализированная перевозка под контролем врача — на реанимобиле, — говорит Ирина.

Перевозка дорогостоящая, и оплатить ее самостоятельно Ирина с мужем не могут. Помогите Илье!

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Фото: Владимир Никонов

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: