Пять месяцев назад Юлиана серьезно пострадала в ДТП. Сейчас ей нужна реабилитация. Два курса уже успешно пройдены. Юлиана начала говорить, самостоятельно есть, рисовать, передвигаться с опорой на ходунки. Благодаря новому курсу она научится ходить с тростью, а потом и без нее. Курс платный и дорогой, родственники девушки не могут оплатить его самостоятельно.


21-летняя Юлиана, опираясь на ходунки, в сопровождении инструктора ЛФК идет по коридору реабилитационного центра. Заходит к себе в палату.

— Дочка, как позанималась? — Сергей встает с кровати и делает шаг навстречу.

— Папуля, папуля! — совсем по-детски радуется Юлиана. И уже тише добавляет: Устала!

— Полежи! Смотри, какая ты молодец! Ходишь! Давай сниму обувь!

— Ой, больно! — морщится Юлиана.

На реабилитации

— Если захожу в зал во время занятия, у дочки сразу появляется надежда, что его можно прекратить. Ей все так тяжело дается. После травмы сохраняется боль и дискомфорт в суставах ног при любом движении. Врачи говорят, что там идет процесс патологического окостенения из-за того, что дочка долго в коме находилась. Юлиана очень переживает за свои ноги. Боится лишний раз их сгибать-разгибать. Но ей обязательно нужно заставить суставы работать. Главное, голова у дочки включилась, чему мы очень рады, — говорит Сергей.

Хотела стать полицейским и работала в службе «02»

После рождения старшего сына Сергей с женой мечтали о девочке и были очень счастливы, когда та появилась на свет — голубоглазая, русоволосая, очень похожая на маму.

— В детстве Юлиана была очень стеснительной. Выйдет во двор и стоит, ждет, когда к ней ребята подбегут и позовут играть. Сама к ним не подходила. Стала постарше — мы ее в центр «Лидер» отправили. Хотели, чтобы дочка была более уверенной в себе, общительной, чтобы друзья у нее появились. Она много чего попробовала в юношестве. Танцевать научилась, диплом инструктора по плаванию получила. Держала себя в хорошей спортивной форме и меня заставляла. Мы с ней одно время даже бегали по вечерам на стадионе. 

А еще Юлиана любила смотреть фильмы и сериалы про полицию, расследование преступлений, детективы читала, — продолжает ее отец. — В итоге поступила после школы в юридический колледж, а потом — в университет. Параллельно дистанционно проходила общепрофессиональную первоначальную подготовку как сотрудник полиции в Нижегородской академии и начала работать у нас в Пензе в службе 02 помощником оперативного дежурного, принимала в день по 120-200 вызовов, — рассказывает Сергей.

Юлианна до аварии

Они с женой и представить не могли, что их дочь по трагической случайности сама попадет в сводку происшествий. 30 июня, в свой выходной день, Юлиана поехала на автобусе в поселок Мокшан к подруге Насте, с которой познакомилась и подружилась еще в юридическом колледже. Добравшись до места, она позвонила родителям: «У меня все хорошо». Домой планировала вернуться на следующий день. У нее уже началась летняя сессия в университете, нужно было готовиться к экзаменам. 

Но автокатастрофа, которая произошла в ночь на 1 июля на трассе вблизи поселка Мирный Мокшанского района, перечеркнула все ее планы.

До аварии

— Юлиана всегда была осторожной, боялась всего экстремального, — рассказывает отец девушки. — Непонятно, как она вообще согласилась сесть в машину, за рулем которой был не совсем трезвый молодой человек. Парень этот, как выяснилось, был приятелем давнего Настиного друга, вернувшегося из армии. Они, видимо, посидели вчетвером где-то в кафе, а потом поехали гулять. В половине второго ночи возвращались в Мокшан. Настя сидела на переднем пассажирском сидении, Юлиана — на заднем, прямо за ней. Дорога в том районе сложная: спуски-подъемы. Они летели на большой скорости и, видимо, только в последний момент заметили впереди идущий грузовой фургон. 

Удар был такой силы, что обе машины подлетели вверх, перевернулись в воздухе и свалились в кювет, — говорит Сергей. — Я как бывший эксперт по ДТП хорошо знаю это место. В народе его называют проклятым. Много аварий там было и много людей погибло. Местные рассказывали, что дорогу эту когда-то строили пленные немцы.

«В больнице я брился, чистил зубы, потом уезжал на работу»

От полученных травм, несовместимых с жизнью, погибла Настя. Юлиану в тяжелом состоянии отвезли в больницу. Водитель фургона получил травму позвоночника. А Настин друг и его приятель не пострадали вообще.

— В 5 утра мы с женой были уже в больнице. Юлиане сделали операцию на легком, зашили кожу на лице и наложили тугие повязки на сломанные ребра, ключицу и лопатку. Врачи сказали, что она получила тяжелую черепно-мозговую травму, и они ввели ее в медикаментозную кому, подключили к ИВЛ.

Нас пугали прогнозами. Говорили, что Юлиана так и будет в вегетативном состоянии, но мы жили надеждами.

Первый раз меня пустили к дочке в реанимацию только в конце июля. Когда я зашел, она лежала спокойно. Потом начал с ней разговаривать, и ее вдруг начало трясти. Я был уверен, что она на меня реагирует, но мне сказали: «Это конвульсии». Не могу про это вспоминать, сразу ком в горле, — говорит Сергей.

Через полтора месяца, несмотря на пессимистичные прогнозы врачей, Юлиана вышла из комы. Ее перевели из реанимации в нейрохирургическое отделение. Там она день за днем, благодаря своим родным, стала восстанавливаться.

Юлианна после аварии

— Несмотря на то, что уже бушевал ковид, наша семья в прямом смысле жила в больнице. Жена и теща были рядом с Юлианой днем, а я сменял их вечером. Врачи пошли нам навстречу: дали нам двуспальную кровать. В больнице я брился, чистил зубы, потом уезжал на работу. Раз в день забегал домой кошку покормить. Надо было как-то справляться! — рассказывает папа Юлианы.

Спросила: «Настя погибла?» 

Из вегетативного состояния Юлиана перешла в состояние малого сознания, начала узнавать родных. Она научилась обходиться без трахеостомы (искусственное дыхательное горло) и есть с ложки. По случайному совпадению домой из больницы ее выписывали в день рождения. 21 сентября Юлиане исполнился 21 год.

— Конечно, Юлиана тогда была еще «тяжелой».

Руки, как у кенгуру, скручены спастикой, правая вообще висела, как плеть, ноги — как у эмбриона. Еще и температура высокая держалась.

Но мы понимали, что время терять нельзя. Дочке срочно нужна реабилитация. Первый год после аварии самый продуктивный. Если мы хотим добиться результатов, нужно что-то делать. Родственники, друзья, знакомые, коллеги помогли собрать нужную сумму на первый курс реабилитации. Задача была научить Юлиану сидеть.

Реабилитация

Мы даже не ожидали, что восстановление у нее пойдет так быстро: она и переворачиваться в кровати научилась, и сидеть. А еще улыбаться, разговаривать. Причем речь у дочки была чистая, временами вполне осмысленная. Мы удивлялись: «Во дает!» Правда, уровень сознания у нее пока, как у семилетнего ребенка. Руки у Юлианы заработали. Потом вертикализация пошла, ее стали на ноги ставить, — рассказывает Сергей.

Ходить с опорой на ходунки Юлиана научилась во время второго курса реабилитации. Оплатить его помог один из благотворительных фондов.

Следствие по делу о ДТП еще не завершено. Подозреваемый вину свою не признает. Говорит, что за рулем в момент аварии был другой человек, пятый в их компании. Юлиана по состоянию здоровья пока не может давать показания. Родные думают только о ее выздоровлении и стараются не говорить с ней об аварии.

На реабилитации

Лишь однажды Юлиана сама неожиданно спросила: «Настя погибла?» — и, не дождавшись ответа, перевела разговор на другую тему.

У Юлианы есть шанс полностью восстановиться. Важно только не прерывать сейчас реабилитацию. Родные уже потратили на лечение и реабилитационные мероприятия все деньги, которые у них были. Помогите Юлиане!

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.