В госпитале в Саудовской Аравии к нему была очередь, как в мавзолей

|

“Боль была адская. Ко мне приходили незнакомые люди и выражали свое сочувствие. Для местных увидеть русского в госпитале – экзотика. Очередь ко мне была, по рассказам жены, как в мавзолей” - сотрудник российского посольства в Саудовской Аравии Игорь неудачно прыгнул в бассейн: перелом пятого шейного позвонка с повреждением спинного мозга. Теперь он может сам умываться, чистить зубы, принимать пищу и что-то делать руками. Но его мечта – снова начать ходить.   

Русский в госпитале – это экзотика

У Игоря было все, чтобы быть счастливым. Сильный, умный, спортивный. Он окончил Тульский педагогический университет. Несколько лет был командиром отделения пожарной охраны в родном Киреевске. В 2005 году стал лучшим пожарным области. Любил футбол, хоккей, настольный теннис. Не раз побеждал в соревнованиях разного уровня. Женился на любимой женщине. Очень хотел работать в посольстве, и в 2010 году ему предложили поехать в Саудовскую Аравию, в Эр-Рияд – в качестве дежурного коменданта посольства. Приехал туда вместе с женой. Первое время все казалось новым и непривычным. Экзотика. Но вскоре они с женой освоились, обжились. Работа нравилась.

А потом, как говорит сам Игорь, “все оборвалось”. В один миг.

В один момент. 30 сентября 2011 года. Они с женой и коллегами из посольства поехали в аквапарк на берегу Персидского залива. Игорь прыгнул в мелкую часть бассейна. Неудачно. Ударился головой о прорезиненное дно. Жена и коллега видели, как он всплыл. Вокруг было много крови. Своего тела Игорь тогда не чувствовал. Совсем. На скорой его тут же отвезли в госпиталь.

“Когда я “сломался”, помню, лежал на каталке и, кроме потолка, ничего не видел. Боль была адская. Ко мне приходили незнакомые люди и выражали свое сочувствие.

Для местных увидеть русского в госпитале – экзотика. Очередь ко мне была, по рассказам жены, как в мавзолей. Уснуть первую ночь я не мог. Представляете, кругом одни арабы, а ты лежишь и не можешь ничем пошевелить. А в голове крутится: “Зачем? Как? Почему? И ведь ничего уже не изменишь!..” – вспоминает Игорь.

После обследования врачи определили, что разрушен пятый шейный позвонок и раздроблена правая пластина дуги четвертого позвонка. Прооперировали Игоря на следующий день после травмы: удалили пятый шейный позвонок и специальной пластиной стабилизировали четвертый и шестой позвонки.

Друзья сварили велотренажер из двух старых велосипедов

В госпитале он провел месяц, потом его перевели в реабилитационный центр – там же, в Саудовской Аравии. “Территория центра была огромна. Это как отдельный город. Большие корпуса больницы, между которыми течет искусственная речка. В ней плавают рыбы, на деревьях много птиц. Подстриженные широкие газоны, своя мечеть на территории. А вокруг – пустыня. И я лежу. Тяжелый, обездвиженный. Не могу даже глаз рукой почесать. В этом реабилитационном центре со мной стали заниматься. Я начал двигаться хоть как-то. Сначала стал шевелиться палец на правой ноге, потом –  палец на правой руке. Это большое достижение, если что-то зашевелилось. Там же, в Саудовской Аравии, меня первый раз посадили в инвалидную коляску. Когда вернулся в Россию, все закончилось. Оказался предоставлен самому себе”, – рассказывает Игорь.

Он понимал, что ему необходимо заниматься реабилитацией. Помнил, что всего за месяц, проведенный в больнице, у него полностью атрофировались все мышцы и не хотел, чтобы это повторилось. Не хотел перечеркнуть свои первые успехи. Но денег на дорогие тренажеры у семьи не было. И Игорь сам себе придумал тренажер.

“Из двух старых велосипедов друзья мне сварили такой велотренажер: с одной стороны педали и с другой стороны педали. Между ними натянута цепь. К одним педалям мне привязывали ноги, а другие крутили вперед и назад то отец, то друзья. Крутили каждый день в течение полугода. После этого стала двигаться правая нога”, – рассказывает Игорь.

Родители, жена, друзья – помогали все. Кто как мог. Друзья сколотили ему специальный стол, на который он мог опираться. Помогали принимать ванну. Один из друзей подарил черно-белого котенка, которого Игорь назвал Шейхом – так же, как кота, жившего на территории посольства в Эр-Рияде.

Боюсь остаться один

Игорь прошел не одну реабилитацию в специализированных центрах прежде, чем смог понемногу передвигаться с помощью ходунков, пересаживаться с дивана в инвалидную коляску, умываться, чистить зубы, принимать пищу, работать руками. На самую первую реабилитацию в 2013 году Игорю помогли собрать друзья. После оформления инвалидности раз в год Игорь проходит реабилитацию по квоте. Но этого недостаточно, чтобы достичь желаемого результата. Регулярные курсы реабилитации нужно проводить несколько раз в год.

“Живот, спина, тазобедренный сустав – это сейчас главные проблемы. Нужно постоянно заниматься, чтобы их укреплять. На данном этапе я могу наклониться с коляски и поднять что-нибудь с пола, например. Пока это тяжело, но я уже могу это сделать. Пальцы правой руки шевелятся хорошо, хотя кисти рук очень болят. С левой рукой и левой ногой дела похуже. Но для такой травмы, как у меня, это нормальный ход восстановления. То, что я могу себя сам обслужить, уже огромный прогресс. Только один остаться все равно боюсь”, – признается Игорь.

Два года назад неожиданно ушел из жизни отец Игоря – разрыв аорты. Год назад вдруг не стало жены. Диагноз – упавший иммунитет, подозрение на опухоль, запущенный токсоплазмоз (паразитарное заболевание с поражением скелетных мышц, миокарда, глаз, нервной системы). Полтора месяца комы и смерть. Не спасли…

Мама Игоря из-за переживаний уже перенесла два инфаркта. После ухода из жизни мужа и невестки переехала жить к сыну, чтобы ухаживать за ним. “После таких потерь ко всему иначе относишься. Зачем люди скандалят, ругаются, разбегаются? Вот ради чего? Когда у тебя все хорошо, близкие рядом, ты на ногах, ты даже не задумываешься о том, что всего этого может не быть, что ты можешь в один миг лишиться всего, что у тебя есть. У тебя то те суетные проблемы, то эти. А когда случается что-то серьезное, по-другому начинаешь смотреть на вещи. И жизнь начинаешь ценить в этот момент”, – говорит Игорь.

Он благодарен всем, кто рядом и помогает. И маме, и друзьям. Маме – за ежедневную заботу и поддержку. Друзьям – за поездки на футбол, в баню. За то, что может помолиться и причаститься в храме. Игорь признается, что раньше нетерпеливо ждал конца службы, томился, думал: “Ну когда уже закончится?”. А сейчас в храме ему становится спокойнее и легче.

Реабилитацию нужно продолжать, но на это нет денег

“У меня все спрашивают: “А что говорят врачи?”. Но врачи при таких травмах ничего конкретного не скажут. Нужно время на восстановление и постоянные занятия. Многое идет “от головы”. Если ты будешь внушать себе, что ты больной, несчастный, таким и останешься. Всегда нужно надеяться на лучшее и бороться. Я хочу быть самостоятельным, хочу ходить. И я уверен, что у меня получится. Прошло уже 7 лет с момента несчастного случая, но я не опускаю руки. Я даже психологу в Саудовской Аравии сразу после травмы сказал: “Я все равно встану на ноги!” – говорит Игорь.

Курсы реабилитации обязательно нужно продолжать. Но денег на их оплату ни у Игоря, ни у мамы нет. Мама с Игорем живут на две пенсии – мамину и пенсию Игоря по инвалидности. Давайте поможем Игорю встать на ноги.

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Ведь это самое важное в любой сложной ситуации – не сдаваться. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Темы дня
Что происходит в доме, где протестуют против сдачи квартиры больным раком
«Свободы много, правды мало» и другие важные слова
Как жители дома в Москве борются против "заразной" онкологии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: