В
Фото: independent.co.uk
Фото: independent.co.uk
В Китае с 25 ноября начались массовые акции протеста против жестких ковидных ограничений. Люди вышли на улицы в разных регионах страны с требованием ослабить контроль. О политике «нулевой терпимости» к ковиду и массовых протестах «Правмир» поговорил с Алексеем Масловым, профессором НИУ ВШЭ, специалистом по политическому развитию и культурным традициям Китая.

Алексей Маслов

Хроника протестов в Китае

24 ноября во время пожара в многоквартирном доме погибли 10 человек, еще 9 пострадали. По данным CNN, есть видеозаписи, на которых видно, что из-за ковидных ограничений пожарные не могли оперативно прибыть на место происшествия и начать тушить огонь. 

25 ноября протесты из-за пожара начались в Урумчи, столице Синьцзяна. 

26 тысяч демонстрантов вышли на шествия в разных регионах Китая. Они выступали против государственной стратегии «нулевой терпимости» к ковиду и призывали к отставке китайского лидера Си Цзиньпина.

27 ноября протесты прошли в Шанхае, Пекине, Чэнду, Ухане, Гуанчжоу. Также студенты устраивали акции протеста в университетах.

28 ноября из-за китайских протестов резко упали акции и цены на нефть. 

«Люди протестуют по всей стране» 

— К Китаю сейчас приковано внимание всего мира. Протесты, которые там сейчас происходят, самые массовые с 1989 года, когда случились события на площади Тяньаньмэнь. Что происходит?

— Во-первых, впервые за последние десятилетия выдвинуты политические требования. Они звучали в Синьцзяне и связаны с тем, что по итогам ХХ съезда Си Цзиньпин пойдет на третий срок, а люди этого не хотят.  

События на площади Тяньаньмэнь — серия акций протеста на площади Тяньаньмэнь в Пекине, продолжавшихся с 15 апреля по 4 июня 1989 года, главными участниками которых были студенты. 4 июня 1989 года протестующих жестоко разогнали военные с применением танков. По разным оценкам, в результате силовой акции властей погибли от 200 до 1000 мирных манифестантов.

Второй важный момент — то, что протесты не точечные. Они, как минимум, происходят в нескольких городах. Это Урумчи в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, в Чжэнчжоу в провинции Хайнань и Гуанчжоу в провинции Гуандун. Возможно, и в других городах. В блогах проскакивают сведения, что неспокойно и в городе Чунцин — это крупнейший город в самом центре страны, — и в Шанхае. Поэтому мы имеем дело с волной протестов.  

Третий момент — это, собственно, что стало причиной. После ХХ съезда люди ожидали заметного ослабления антиковидных мер. Все бесконечно устали от того, что тебя могут запереть в любой момент. Тем более, что люди в массе своей не получают ни сверхурочных, ни премии и сидят на голой зарплате. 

Фото: Thomas Peter / Reuters

Однако на съезде сам Си Цзиньпин объявил, что «нулевая толерантность» к ковиду сохраняется. И это было, конечно, очень серьезным разочарованием. Тем более, что за последние несколько недель только и было разговоров о том, что необязательны столь жесткие меры.

— В Урумчи люди сгорели в запертом доме, из-за антиковидных мер к ним не смогли добраться пожарные. 

— Я пытался понять, что произошло, смотрел видео, блоги. Сложно сказать, стало ли это реальным триггером и виноваты ли здесь именно антиковидные меры. Но в сознании людей все сошлось воедино, это правда.

Многие считают, что власти специально не открывают страну, в том числе и для туризма, из-за этого несет убытки бизнес, вся туристическая отрасль — маленькие гостиницы, рестораны несут убытки.

Фото: Ng Han Guan / AP

— Что значит «специально» — разве это в интересах властей?

— Как только начали говорить о том, что надо отменять карантинные меры, тут же увеличилось формальное количество случаев заболевания. Китайцы начали пропагандировать конспирологическую версию, что, дескать, это специально сделано, чтобы показать, что власти правы. Я просто пересказываю китайскую версию.

Изолировать не всех, но только тяжелые случаи

— То есть завышают данные? 

— Якобы. Мы не знаем. Обычный фон заболевания в день — 25, ну 100 человек. 

500 — это просто чудовищная вспышка. А тут совокупно заболело 40 000, и тяжелых случаев больше 100. Может быть, тогда имеет смысл изолировать только тяжелые случаи, но не закрывать всех?  

Даже если принимать китайские утверждения за правду, в процентном отношении болеет меньше, чем в России, а народу в Китае больше. 

И поскольку независимые данные получить невозможно, то ходят упорные слухи, что официальное количество заболевших специально завышают. 

Из того, что мы видим, по крайней мере, новых больниц не строится, никаких временных ковидных центров не открывается. Ничего похожего на то, что было в 2020 году, тоже нет. Иначе, например, это сразу отразилось бы на сокращении потребления электроэнергии, выключении целого ряда мобильных телефонов. Но пока статистика, косвенно указывающая на мощную вспышку, вообще никак не меняется.  

Фото: AFP

— Кому выгодно завышать число заболевших? 

— В социальных сетях люди говорят, что не обошлось без руки американцев, но совершенно непонятно, как они могли бы в это вмешаться. Более реалистично то, что местные партийные и административные элиты, боясь очередной антикоррупционной кампании, начинают «раскачивать лодку», тем более что Си Цзиньпин на ХХ съезде четко заявил: борьба с коррупцией будет продолжаться. 

А по сути это борьба с коррумпированными региональными кланами.

Реванш ковида — провал правительства

— То есть нулевая толерантность — это способ закрыть людей дома, чтобы они под влиянием местных властей не выходили на улицу протестовать? 

— Это одна из версий. Но есть и другая: Си Цзиньпин в 2020 году заявил, что ковид побежден окончательно. Хотя, конечно, не побежден. И это в известной степени удар по престижу руководства Китая. Если пойдет реальная большая вспышка, когда придется закрывать города, а не отдельные предприятия, это будет означать, что все жертвы, которые были принесены, напрасны.  

Фото: Haiyun Jiang / The New York Times

— Но ведь ковид превратился просто в грипп…

— Именно так ковид и описывают китайские власти — что заболевание очень похоже на грипп. Но интересно, что до того, как начали вновь вводить локдауны, серьезных протестов не было. Разве что против политики банков, которым клиенты задолжали большие деньги по ипотеке. Это были чисто финансовые истории, и тут риторика властей такая, что они не обязаны следить за деятельностью банкиров, которые обкрадывают честных людей, это люди, наоборот, должны проявлять бдительность.

А вот после усиления ковидных ограничений в том же Чжэнчжоу и в других городах начались протесты куда более массовые. Так что если это и была превентивная мера, чтобы удержать людей от политических протестов, то она не сработала. 

Репрессий не будет 

— Китай всегда был силен своей продуманной популистской политикой, которая нравилась людям. Что-то здесь изменилось? 

— Судя по всему, государство начало нарушать социальный договор. Раньше было как? Пришел ковид, всех заперли, но зато начали возвращать социальные налоги, открывать онлайн-платформы, которые раньше были доступны только по подписке, и так далее. Люди готовы были терпеть.

Фото: Thomas Peter / Reuters

А вот сейчас, судя по всему, у государства закончились возможности для социальной защиты. Все силы были брошены на подготовку к XX съезду, и оно не смогло справиться с этой ситуацией.  

— Можно ли было представить себе еще три года назад, что люди выйдут? 

— Китай тоже характерен тем, что там может происходить резкая смена регистров, как это было во времена культурной революции. Образованный Китай, который бесконечно ценил свою историю, в 60-х годах начал громить монастыри и храмы.

Так устроена социальная психика народа. Он терпит до какого-то момента, а потом больше терпеть не желает.

Пока что резьбу еще не сорвало, и у государства есть много рычагов, чтобы поправить дело не репрессивными мерами. 

Сейчас постепенно начинают ослаблять ограничения — например, раньше университет целиком закрывался в случае заболевания, а сейчас просто изолируют группу заболевших. Так же и на предприятии — закрывают не все целиком, а только цех.  

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

— Каковы шансы, что дойдет до репрессий? 

— Очень малы. Зачинщиков, организаторов вычислят и арестуют. Но если дальше не будет серьезных погромов, то потихоньку отпустят, как это обычно и делается. Государство не хочет особо сильно вмешиваться в протестную активность. Даже во время недавних событий на Тайване Китай не повел себя так жестко, как некоторые ожидали.

Запрос на свободу

— Потому что мир изменился? Нельзя, как в 1989 году на Тяньаньмэнь, стрелять по безоружным.

— Да и китайцы изменились. Не скажу, что китайское сознание свободное, но определенный запрос на свободу есть. 

Начинает формироваться гражданское общество.

Возможно, это связано с появлением среднего класса, который уже понимает, что такое нормальная комфортабельная жизнь, когда в привычку входит посещение спа-салонов, фитнеса, ресторанов. Когда их изолируют, им неприятно. Любое ограничение у них вызывает такое отторжение.

Но, с другой стороны, именно из-за этого у протестов нет серьезной поддержки в соцсетях. Многие даже откровенно осуждают протестующих, причем видно, что это не боты, а живые обычные люди. Они говорят: «Зачем вы раскачиваете лодку?»

Фото: Noel Celis / AFP

Уверен, что с этим кризисом справятся, но сделают выводы. Еще где-то 2–3 недели люди пошумят, но если власти будут постепенно снимать ограничения, то к марту все рассосется. Тем более, что в марте — пленум ЦК КПК (Центрального Комитета Коммунистической партии Китая). 

— А влияние на мировую экономику? Например, забастовка на заводе Foxconn будет иметь серьезные последствия для Apple, производство может упасть на 30%. 

— Я не думаю, что влияние от забастовок будет сильным. Локдауны влияют на нее гораздо больше.

Поскольку вы здесь...
У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей.
Сейчас ваша помощь нужна как никогда.
Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.