В погоне за мальчиком, или Многодетные вопросы без правильных ответов

|
Вы знаете, какие три любимых вопроса есть, наверное, у каждой многодетной мамы? Специфически, конечно же, любимых. От которых многодетные мамы начинают немного нервничать, подбирая правильный, ну или как минимум вежливый ответ. А некоторые уже не нервничают. Просто не отвечают и улыбаются вместо длинных пояснений. А что тут ответишь…

Итак, я – многодетная мама.

Правда, уже относительно многодетная. Потому что мои старшие дети в таком «выпускном» из многодетности возрасте, когда они еще живут дома, но зато уже больше помогают, чем требуют помощи. Им теперь нужна помощь несколько другого рода. Стратегическая. То есть – поговорить, выслушать, обнять… А не накормить, постирать или собрать игрушки.

Троим старшим уже – 19, 17 и 13 лет.

А вот двоим младшим – 5 лет и полтора года…

Но от такой их разницы в возрасте внимание окружающих отнюдь не уменьшается. Даже наоборот, увеличивается.

Итак, вернусь к нашим трем любимым вопросам:

Вопрос первый. «Это все ваши?»

Да, мои. Ну что тут еще скажешь. Сказать, что двоих соседка дала выгулять, а еще один прибился по пути – наверное, это бы как-то успокоило окружающих, но зато насторожило бы ювенальную юстицию. Поэтому стараюсь не шутить в ответ таким образом.

Да, мои. И я очень горжусь этим. А также тем, что они все одеты-умыты, воспитаны и даже улыбаются, когда не капризничают. А капризничают они регулярно. Как и все дети. Как и все девочки.

Да, кстати – у нас именно все девочки, что вызывает второй вопрос:

Вопрос второй. «А вы, наверное, мальчика хотели?»

Альтернативные варианты: «папа, наверное, мальчика хотел?» или «папа, наверное, расстроился?».

А еще бывает и такое: «вы, наверное, до мальчика рожать будете?»

Первое время мне было безумно неловко разочаровывать спрашивающих. Ну что тут скажешь? – «нет, не хотел (не хотела)!», или «хотели, но не настолько, чтобы превратить это в спорт с пятью попытками»?

И окружающие при этом очень расстраивались, если наличие пятерых девочек объяснялось исключительно любовью к детям, а не спортивной погоней за мальчиком.

На самом деле, я безумно рада тому, что у нас все девочки. Ведь с девочками, хочется того или нет, но приходится самой всегда оставаться «девочкой».

С девочками не походишь с утра непричесанной или неопрятной. С девочками привыкаешь следить за собой постоянно, даже когда устала и нет сил. С девочками не отвыкнешь быть женщиной, девочкой – просто потому что ничем другим, кроме собственного примера, их самих не воспитаешь девочками, будущими женщинами, женами и матерями. Наверное, рано или поздно в нашей семье появятся и мальчики – внуки, но это будет уже другая история, другой опыт, который тоже будет полезен и важен.

Но пока я рада тому, что у нас именно девочки и именно пятеро. И не только я их, но и они меня отчасти воспитывают, учат оставаться девочкой, женщиной несмотря на усталость или обстоятельства.

В нашей семье такому количеству девочек-женщин не рад, наверное, только кот, которого делят перед сном старшие и таскают днем за хвост младшие. Но кто знает, как бы ему жилось с мальчиками!

А уж про преимущество наследования нарядов в «девочкином царстве» и говорить нечего. У нас дома стоит старый бабушкин сундук, куда я складываю платья, из которых выросли старшие, и время от времени достаю эти же платья для подрастающих младших.

Сколько волшебства в этом процессе для «наследниц» нарядов – передать невозможно! А сколько воспоминаний у меня, связанных с тем или иным платьем!

Вот это носилось, вывернутым наизнанку, двухгодовалой старшей и никакие попытки заставить ее надеть платье правильно не принимались.

Вот в этом средняя танцевала на выпускном в садике, а четвертая дочь еле-еле натянула его, когда пошла в садик в начальную группу.

А вот это платье было у второй дочери самым любимым, но оно так безнадежно испачкано соком вишни, что младшая может носить его только дома и то – во время возни с котом, потому как уже не жалко ни платья, ни кота.

Велики расходы только на бесконечные заколки и резинки. Просто потому что у всех мох дочерей длинные волосы. А также длинные волосы у всех кукол. Поэтому резинки носят все. Даже зайцы, у которых, как известно, нет длинных волос. Зато есть длинные уши, на которые также можно нацепить эти самые резинки и заколки. Хорошо, что младшие со своими заколками еще не добрались до кота. У которого нет ни длинных волос, ни длинных ушей, зато есть длинный и пушистый хвост.

Да, нам приходится много работать, чтобы покупать все эти резинки, заколки, а также, время от времен, пирожные для младших сладкоежек. Но могу стопроцентно утверждать, что поговорку «Даст Бог детей, даст и на детей» сформулировали на своем опыте именно многодетные. По крайней мере, у нас все случалось именно так. С появлением каждого ребенка появлялась или новая работа или новые возможности для того, чтобы обеспечить детям все необходимое. Не лишнее, а именно необходимое. А здесь стоит перейти к третьему вопросу.

Вопрос третий «Вы, наверное, много зарабатываете?»

Нет, мы грамотнее тратим. Как экономист по образованию и опыту работы, как мама пятерых разновозрастных потребителей еды, резинок и заколок, а также книжек, музеев, занятий боксом, кулинарией, английским и прочего, могу утверждать, что расходы одного большого хозяйства гораздо меньше, чем расходы нескольких маленьких хозяйств. Это я к тому, что пятеро детей в семье не вызывают автоматически расходов в 5 раз больше, чем один ребенок.

Приведу простейший пример – упаковка порошка 5 кг стоит дешевле, чем 5 упаковок по 1 кг.

А один репетитор по английскому на двоих – это по стоимости не 2 репетитора, а всего полтора.

И пицца, испеченная дома, намного вкуснее и бюджетнее пиццы, принесенной из магазина.

И этот принцип работает практически везде. Кроме тех же резинок и заколок.

Да, нам приходится на чем-то экономить. Но это не образование, не книги, не музеи и не нормальная еда. Зато мы не можем позволить детям покупать бесконтрольно чипсы, газировку или регулярно питаться фастфудом. Потому что это слишком дорого. Для здоровья прежде всего.

***

Нам часто задают и другие вопросы. Например, «а еще будете рожать?»

Но на этот вопрос у меня никогда не найдется ответа. Каждый раз я думаю, что готова ответить «нет, уже не будем». Что устала не высыпаться и завтракать на бегу. Что вечером хочу читать Гиляровского, а не «Сказки дядюшки Римуса». Что по утрам хочу находить свое платье у себя в шкафу, а не на средней дочери.

Но проходит время, и непроизвольно заглядывая в чужие коляски с младенцами, я думаю, что лет через 10–15 никто уже не отнимет у меня ни часы сна, ни Гиляровского, а вот младенцы с колясками будут уже только у моих дочерей, соседей или мамочек в парке. И мне не удается ответить на этот вопрос. Пусть это останется нашим непредсказуемым будущим и еще одним вопросом без ответа.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Архимандрит Андрей (Конанос) - о том, как мы искажаем представление о Боге
Что общего между домовенком Кузей и церковными старушками и кого называют “христианами до Христа”

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: