Двадцать лет назад, 17 сентября 1999 года, перестало биться сердце одного из самых уважаемых пастырей Русского Зарубежья – епископа Василия (Родзянко). Он был последним представителем известной семьи, который родился в России. Всю жизнь ему довелось скитаться по разным странам, но он через годы пронес огромную любовь к Отечеству и русскому народу. Его программы о православии на радио ВВС стали классикой жанра, а вдохновенные проповеди на российском телевидении – одним из символов гласности на стыке перестройки и первых лет после краха СССР.

Многолетний помощник владыки и его духовная дочь Мэрилин (в крещении – Мария) Суизи в интервью «Правмиру» рассказала об общении с ним, своем приходе в православие, помощи гонимым христианам в СССР и о том, как епископ Василий обрел небесное гражданство в тот день, когда должен был получить американское…

Квартира, которая была кельей

Свою крохотную квартирку в тихом районе Вашингтона владыка Василий называл кельей. Мне посчастливилось побывать там несколько раз в начале 1999 года. Я только сейчас понимаю, какие глупые вопросы тогда задавал и насколько сильно не понимал, с какого масштаба личностью мне выпало общаться.

В памяти сохранилась часовня с иконостасом, расписанным матушкой Тамарой Ельчаниновой, алтарем и престолом. Она была одновременно гостиной, студией звукозаписи, библиотекой. Теперь я сожалею, что не услышал из первых уст его рассказ о том, как он смог поддержать в себе православную веру, как сохранил любовь к России, откуда ему пришлось уехать в младенческом возрасте. Наконец, о его великом дедушке – последнем председателе императорской Государственной Думы Михаиле Родзянко.

Запомнилось, как забавно владыка объяснял схему проезда к себе домой в век еще не общедоступного интернета. Он говорил, что улицы в Вашингтоне «уходят в песок», так что проехать по ним насквозь порой нельзя. Еще в памяти осталось, что стен в помещении почти не было видно – они были уставлены иконами и книгами.

Помещение было настолько крохотным, что кровать в комнате не помещалась. Владыка спал на раскладушке в маленьком коридорчике между ванной и шкафом. Утром он ее складывал, и она превращалась в аналой, за которым он исповедовал своих духовных чад.

Квартирку эту для владыки Василия приобрели родители Мэрилин Суизи. Через несколько лет ее папа, уже будучи смертельно больным, принял православие в госпитале во Флориде и спустя шесть часов с миром отошел ко Господу. В Вашингтоне его отпевал епископ Василий. Теперь их могилы на кладбище находятся одна подле другой, и рядом лежит мама Мэрилин. Она считает, что таким образом ее родители остаются под покровом владыки.

Епископ Василий (Родзянко)

На просьбу в нескольких словах охарактеризовать епископа Василия Мэрилин отвечает очень размеренно, словно подбирая слова: «Это был экстраординарный человек. Настоящий епископ. Человек Божий. Поверьте, так много вариантов… Я уверена, что владыка Василий – несвятой святой, как писал о нем епископ Тихон (Шевкунов) в своей знаменитой книге».

Язык дореволюционной России

Епископ Василий крестил Мэрилин почти день в день ровно через полвека после того, как в Белграде отслужил свою первую литургию – 7 апреля 1981 года. Однако Мэрилин считает, что ее путь в православие и к знакомству с владыкой начался гораздо раньше – когда она в колледже, еще будучи членом Епископальной церкви, взяла курс русского языка. Признается, что сама не знала, почему сделала именно такой выбор, но ее рассказ показывает, что все было промыслительно.

Ее педагогом стала Ольга Воронова, чей супруг служил на императорской яхте «Штандарт» и был очень близок с детьми Николая II, особенно с царевичем Алексеем.

«Ольга Константиновна очень много рассказывала об истории и культуре России, особенно о последнем императоре и его семье. У меня было ощущение, будто я знала их сама», – рассказывает Мэрилин, которая была на обеих канонизациях царственных страстотерпцев в 1981 году в Нью-Йорке и в 2000-м в Москве.

Ольга Воронова

По ее признанию, Воронова открыла ей неизведанный мир. «Она учила нас прекрасному дореволюционному русскому языку. Потом я уже познакомилась с языком советской эпохи и поняла разницу», – смеется Мэрилин.

Позднее тот же самый «дореволюционный язык» она слышала у владыки Василия во время личного общения и записи его знаменитых радиопрограмм о православии.

По окончании второго курса колледжа в 1960 году Мэрилин с однокашниками отправилась на три месяца в Европу, в том числе три недели провела в СССР.

Епископ Василий (Родзянко): Промысел Божий выведет Святую Русь ко спасению (+видео)
Подробнее

Родители одной из девушек предупредили, что им обязательно нужно пообщаться с американским католическим священником, который окормлял иностранных дипломатов в Москве. Тот встретил их очень радушно в своей маленькой квартирке, но попросил подождать минутку. Включив громко классическую музыку, он сказал: «Теперь мы можем разговаривать».

Пастырь убедил студентов обязательно съездить в Загорск, в Троице-Сергиеву лавру.

«Мы должны были ехать на электричке, и из всех нас только я кое-как говорила по-русски. Когда вам 18 лет, вы иногда пускаетесь в подобные путешествия», – смеется Мэрилин.

В поезде юные американцы обнаружили отсутствие привычного для них в США кондуктора и стали искать, кто бы мог подсказать правильную остановку. Мэрилин выбрала сидевшую рядом бабушку, с помощью которой путешественники вышли именно там, где нужно. Но на платформе, кроме них, оказался только один молодой советский офицер.

«Слава Богу, он не спросил у нас документы. Наша виза предусматривала только посещение Москвы, и в Загорске мы находились нелегально», – снова смеется миссис Суизи.

Она поняла только половину из сказанного офицером, но до лавры американцы добрались без проблем. Мэрилин признается, что это было изумительно.

«Мы зашли в самую старую церковь, и оказалось, что там находятся мощи преподобного Сергия Радонежского. Этот момент я помню так, будто все было вчера, – говорит Мэрилин, и голос ее восторженно дрожит даже сейчас.

– У меня было ощущение, что я оказалась в другом мире. Это даже трудно было описать, поскольку никогда раньше я не видела ничего подобного. Это был мир, тишина, истина, любовь».

В церкви, где был только еще один монах, Мэрилин и ее коллега по группе находились, возможно, около часа, хотя точного времени девушка тогда не ощущала. Перед уходом она вдруг подумала, что если когда-нибудь сможет помогать верующим в России, то примет православие. Десятилетия спустя так и произошло, и теперь она допускает, что, возможно, это было нечто большее, чем просто мысль. «Возможно, преподобный Сергий услышал это и молился обо мне», – размышляет она.

Владимир Толстой попросил меня стать крестной его сына

На стыке 1970-80-х годов Суизи с мужем переехала в Вашингтон, где познакомилась с Владимиром Толстым, который пригласил ее в Комитет защиты гонимых православных христиан. Там Мэрилин встретилась с настоятелем русского храма святого Иоанна Предтечи протоиереем Виктором Потаповым, который был председателем комитета, и его матушкой Марией – племянницей епископа Василия (Родзянко).

Епископ Василий (Родзянко): Смысл жизни – вернуться в Небесное Отечество (+Аудио)
Подробнее

Вскоре Толстой попросил Мэрилин стать крестной матерью его приемного сына. «Я сказала: «А я не православная», на что он ответил: «Ну вот, настало время тебе принять православие», – улыбается она.

Мария Потапова была единственной православной женщиной, которую знала Мэрилин, и она попросила ее стать крестной. «Маша познакомила меня с дядей, и мы договорились, что, когда я буду готова, он примет меня в православие. Так и произошло через год», – рассказывает моя собеседница.

В рамках комитета она помогала владыке переводить с русского на английский дела православных верующих, подвергавшихся гонениям в Советском Союзе. Со временем это сотрудничество перекинулось и на радиопередачи. Записывал их владыка сам, но Мэрилин почти всегда находилась рядом, помогала печатать тексты и готовить пленки к эфиру.

«Я с большим удовольствием слушала записи всех этих программ. Он говорил на том превосходном языке дореволюционной России, которому я училась у Ольги Вороновой. Поэтому я легко понимала его», – говорит Мэрилин.

По ее словам, «работа с ним и понимание его мироощущения, как он чувствовал жизнь в ее различных проявлениях и людей – было очень важным».

Дедушка

Говорить о семье Родзянко без упоминания самого известного ее представителя – Михаила Владимировича, возглавлявшего Думу до 1917 года – невозможно. Естественно, владыка Василий много рассказывал Мэрилин о дедушке, которого помнил по детским годам в России и Югославии. В балканской стране они жили вместе в большом доме, который семье предоставил югославский король Александр I Карагеоргиевич.

Первый первоиерарх Русской Зарубежной Церкви митрополит Антоний Храповицкий и тогда еще молодой иеромонах Иоанн Максимович (святой Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский) рассказывали юному Володе, что многие в эмиграции ненавидели его деда за роль, которую, как считалось в обществе, тот сыграл в отречении Николая II от престола.

По рассказам владыки, Михаил Владимирович предполагал, что государь отречется в пользу своего сына, но никогда не думал, что он может передать корону Великому Князю Михаилу. 

«Владыка мне говорил, что когда дедушка узнал о случившемся, он сказал: это огромная трагедия», – вспоминает Мэрилин.

По ее словам, иеромонах Иоанн, который был первым духовным отцом и оказал огромное влияние на Володю Родзянко, сказал ему, что он должен стать священником и молиться за своего деда. 

После литургии в домовом храме. Слева от Владыки Василия Мэрилин Суизи

«Владыка всегда хранил его в сердце и знал, что он никогда не желал отречения государя», – говорит Мэрилин.

Когда в 1917 году смута приобрела необратимый характер, Володе было два года. Тем не менее, в России его ждала участь всех представителей семьи Родзянко – большевики выпустили специальный указ об их уничтожении. Эмигрировать ему пришлось в 4 года. Тем удивительнее, что через всю свою долгую и трудную жизнь владыка Василий пронес горячую любовь к стране, из которой ему пришлось бежать в детстве.

«Я думаю, он понимал, что советская Россия – не настоящая Россия, – объясняет Мэрилин. – Он вырос в большой диаспоре в Югославии, которая сохраняла русскую культуру и православие. Благодаря удивительным людям, учившим его, он получил в сущности то же самое образование, которое мог бы получить и на родине. Он знал настоящую Россию и понимал, что большевики просто захватили ее. И он всегда молился за Патриарха Сергия».

Женщина сказала: «Он вместе с ангелами»

Когда на стыке 1980-х и 1990-х годов появилась возможность, владыка сразу стал устраивать паломничества в Россию, и Суизи часто сопровождала его. Тогда у них произошла встреча с митрополитом Псковским и Порховским Тихоном (Шевкуновым), с которым у Мэрилин тоже связана история о владыке Василии.

Епископ Тихон (Шевкунов): О встрече с Богом, «проблемах» христианства, политике и литературе
Подробнее

«Во время одного из первых визитов мы познакомились с нынешним митрополитом Тихоном, который тогда был даже еще не иеромонахом, а просто Гошей Шевкуновым. Он был очень расположен к владыке и здорово помогал нам», – вспоминает она.

Однажды они шли по Марфо-Мариинской обители в Москве, которая еще не была возвращена Церкви, и встретили молодую женщину с дочкой. Владыка стал спрашивать ее о ребенке. По словам Мэрилин, это был самый обычный разговор.

Потом епископ и молодой Шевкунов отошли в сторонку, а Мэрилин спросила, как зовут девочку. Оказалось, Елизавета. Мэрилин коротко рассказала женщине о Великой Княгине Елизавете Федоровне, а та, посмотрев на владыку, спросила – кто это?

«Я ответила, что это епископ Василий Родзянко. Не думаю, что ей было известно это имя, но она сказала: «О, он вместе с ангелами», – вспоминает госпожа Суизи.

Епископ Василий в России

По ее словам, подобных историй про владыку множество. Например, несколько раз они ездили на метро, и люди, тогда еще не знавшие его, буквально изумлялись этому русскому богатырю. Мэрилин уверена, что «они инстинктивно чувствовали в нем что-то очень духовное».

Прошло короткое время, и Родзянко стали приглашать на радио и телевидение, он стал узнаваем в народе. Но все эти и многие другие истории были еще раньше, и возможно, поэтому они наиболее характерны.

Небесное гражданство

Мне было трудно в это поверить, но, прожив в США 18 лет, владыка Василий так и не обзавелся американским гражданством. Получить его он должен был 17 сентября 1999 года…

«У владыки никогда не было гражданства США, вместо этого он обрел небесное гражданство. Гражданство изменилось по Промыслу Божию», – говорит Мэрилин.

Накануне вечером Мэрилин рассталась с епископом, чтобы наутро заехать за ним и отвезти на официальную церемонию в здание Национальных архивов США.

Когда она рассказывает о том дне, создается ощущение, что для нее это произошло как будто сейчас. Сначала она позвонила в дверь, но не получила ответа. Потом открыла квартиру своими ключами и позвала владыку – без ответа. Войдя в спальню, она увидела владыку, лежащего на полу. Глаза у него были открыты…

«Конечно, я сразу поняла, что он умер», – тихим голосом говорит она.

Мэрилин признается, что не знала, что и думать. Первым делом она позвонила своей крестной – Марии Потаповой, племяннице владыки, которая немедленно приехала. Вместе они оповестили других людей и начали необходимые приготовления.

Потом было проведено облачение епископа, причем совершали его священники Русской Зарубежной Церкви и Православной Церкви в Америке, которые тогда не имели евхаристического общения. По словам Мэрилин, по мере продолжения службы все чувствовали присутствие владыки Василия. «Как будто он благословлял нас. Это было ощущение, которое я не забуду никогда – словно Пасха пришла к нам», – говорит она.

Дмитрий Злодорев

Вашингтон

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: