Я
Фото: rozsavage.com
Фото: rozsavage.com
Однажды Роуз Сэведж написала некролог о самой себе. И поняла, что не хочет той жизни, которую выбрала — со стабильной работой в консалтинге, хорошей машиной, но без приключений. Она купила весельную лодку и переплыла в одиночку Атлантический океан. Историю об опасном и удивительном путешествии Роуз рассказала на TED Talks.

Один на один с океаном

Меня зовут Роуз Сэведж, и я занимаюсь океанской греблей. Четыре года назад я в одиночку пересекла Атлантический океан, и с тех пор прошла уже два этапа из трех путешествия через Тихий океан, от Сан-Франциско до Гавайев и от Гавайев до Кирибати. 

Завтра я полечу обратно в Кирибати, чтобы начать третий — и последний — этап своего путешествия через Тихий океан. Всего я планирую проплыть больше 8 000 миль (почти 13 000 км), сделать больше 3 миллионов взмахов веслами и провести более 312 дней в одиночестве в океане на 23-футовой весельной лодке. 

Мои отношения с океаном можно назвать особыми. Есть и любовь, и ненависть. Океан немного напоминает мою школьную учительницу математики. Она мне не всегда нравилась, но я ее уважала. И она очень многое мне дала. 

Сегодня я хочу рассказать вам о своих приключениях и о том, чему они меня научили, а еще о том, как то, чему я научилась за это время, можно использовать для решения экологических проблем, с которыми мы сейчас сталкиваемся. 

Однажды я написала о себе два некролога

Наверное, кто-то из вас подумал: «Постойте, она ведь не похожа на гребчиху! Она должна быть такой вот высокой, вот такой мощной, как люди на этом фото». Наверное, вы уже заметили, что у всех у них есть то, чего нет у меня. Я говорила о бороде. И неважно, сколько времени я проведу в океане, хоть сколько-нибудь приличной бороды мне не видать. И надеюсь, в этом плане ничего не изменится. 

Долго я не верила, что меня ждет большое приключение. Я всегда говорила себе, что люди, с которыми происходят приключения, выглядят вот так. Я, в общем-то, на них не похожа. Мне всегда казалось, что есть ОНИ, и есть МЫ, и к НИМ я не принадлежала. 

В течение 11 лет я занималась тем, что пыталась «соответствовать». Я делала как раз то, что и все остальные люди с похожей биографией. Я работала в консалтинге в Лондоне. И, думаю, с самого начала осознавала, что эта работа не по мне. Но, тем не менее, столько лет продолжала ей заниматься, пока не поняла, что мне уже за тридцать и я не молодею. Я чувствовала, что в моей жизни есть цель, а я не знаю, в чем она, но практически полностью уверена, что она не в работе в консалтинге. 

И вот, спустя несколько лет, я изменилась, чтобы попытаться ответить на тот самый вопрос: как мне жить дальше? 

Однажды я села и написала две версии своего некролога, в первой была жизнь, полная приключений, но вторая казалась более вероятной — в ней была описана хорошая, обычная, приятная жизнь, но я бы не хотела прожить такую жизнь. Я хотела гордиться своей жизнью. И я помню, как смотрела на две версии некролога и думала: «Боже, я выбрала абсолютно не тот путь. Если я сейчас ничего не поменяю, у меня не получится стать тем, кем я хочу стать через 5 или 10 лет, или даже до конца своих дней». 

И я начала менять свою жизнь, отпустила то, что меня сдерживало раньше, немного подумала и решила пересечь Атлантический океан на весельной лодке. 

103 дня в океане

Переход через Атлантику начинается на Канарских островах и заканчивается на Антигуа. Расстояние около 3000 миль (примерно 5000 км). Этот переход оказался самым сложным поступком в моей жизни. Безусловно, я хотела выйти из так называемой «зоны комфорта», но мне не удалось заметить, что выход из «зоны комфорта» по определению весьма некомфортен. 

Время, которое я выбрала, также нельзя назвать замечательным. В 2005 году, когда я пересекала Атлантику, случился ураган «Катрина». Количество штормов в северной части Атлантики в тот год было максимальным за всю историю наблюдений. Я ощутила это практически с самого начала. 

Еще до того, как я проделала половину пути, сломались все четыре весла. Весла на самом деле выглядят не так. Но что я могла сделать, находясь посреди океана? Только весло может заставить лодку двигаться вперед. Так что мне пришлось оглядеться по сторонам и найти что-нибудь, чтобы починить весла и продолжать плыть. Так что я нашла багор и хороший скотч и примотала багор к веслам, чтобы укрепить сломанное место. Когда это не сработало, я отпилила ось запасного сидения и использовала ее. Когда и это не сработало, я разобрала одно из сломанных весел. 

Починка вещей никогда не была моей сильной стороной в той, прошлой жизни.

И поразительно, насколько находчивым можно стать, находясь посреди океана и не имея другого способа оказаться на другом берегу. 

И эти весла стали для меня символом того, насколько далеко я вышла за пределы того, что считала для себя возможным раньше. У меня воспалились ткани на плечах, а от соленой воды появились язвы на ягодицах. Мне было очень тяжело психологически, я была ошеломлена масштабом моего мероприятия и понимала, что если буду продолжать двигаться со скоростью 2 мили в час, то мне понадобится очень, очень много времени, чтобы преодолеть 3000 миль. 

Столько раз мне казалось, что я дошла до своих границ, но выбор был только один — плыть дальше и пытаться понять, как я доберусь до берега и не сойду с ума. 

В итоге после 103 дней в море я оказалась на Антигуа. Не думаю, что когда-либо я была счастливее за всю мою жизнь. Я как будто пробежала марафон, вышла из тюрьмы и получила «Оскара» — и все в одно и то же время. Я была в эйфории. Я видела людей, которые вышли, чтобы поприветствовать меня. Они стояли на скалах и хлопали, подбадривали меня. Я чувствовала себя суперзвездой. Было изумительно. И тогда я поняла, что чем сложнее дело, тем больше чувство удовлетворения от сделанного, когда все уже закончилось.

«А что ты там ешь?»

А сейчас я немного отвлекусь от темы, чтобы ответить на пару вопросов об океанской гребле, которые, вероятно, у вас возникли. 

Наиболее часто задаваемый вопрос — что я там ем. Растворимые полуфабрикаты, но в основном я старалась есть сырую еду. Я выращивала ростки сои, ела фрукты и ореховые батончики, много орехов, а вообще за время путешествия я потеряла 30 фунтов (почти 14 кг). 

Второй вопрос — как я там сплю. Закрыв глаза. Ха-ха. Я все-таки думаю, что вас интересует, что происходит с лодкой, пока я сплю? Я стараюсь планировать маршрут так, чтобы во время сна меня несло ветром или течением. Однажды меня унесло на 11 миль (18 км) в нужном направлении. А в другой раз — на 13 миль (21 км) в сторону от цели. Не очень хороший был день. 

Что на мне надето? Главное — это бейсболка, перчатки для гребли и улыбка — или хмурый вид — в зависимости от того, куда меня отнесло за ночь. И, конечно же, крем для загара. Сопровождает ли меня еще одна лодка? Нет, я сама по себе. Все время, пока я в океане, я практически никого не вижу. 

И последний вопрос — я сумасшедшая? Тут уж судите сами. 

Как покорить Тихий океан

Итак, чем я занялась после похода через Атлантику? Я решила переплыть Тихий океан. Раньше мне казалось, что Атлантический океан — большой. Но Тихий — очень, очень большой. Думаю, что на наших обычных географических картах мы его недооцениваем. <…>

И поскольку никому в здравом уме не придет в голову пройти мимо Гавайев без остановки, я решила разделить весь путь на три этапа. Первый блин вышел комом.

В 2007 году лодку трижды перевернуло в течение 24 часов. Почти как в стиральной машине.

Лодку немного покорежило, меня, впрочем, тоже. Я написала об этом в блоге. 

К сожалению, кто-то решил, что меня нужно спасать. Я об этом узнала только тогда, когда самолет береговых спасателей оказался надо мной. Я пыталась им сказать, чтобы они улетали. Мы спорили, я проиграла спор, и меня эвакуировали на самолете. 

Это одно из худших ощущений в моей жизни. Меня поднимают в вертолет по веревке, а я смотрю вниз на мою маленькую верную лодку, борющуюся с 20-футовыми волнами, и думаю о том, увижу ли я ее снова. В итоге мне пришлось снарядить дорогостоящую экспедицию по спасению лодки и подождать 9 месяцев, прежде чем я смогла вернуться в океан. 

Но что еще оставалось делать? Даже если 9 раз не получилось, надо попробовать десятый. И на следующий год я поплыла снова и в этот раз благополучно достигла Гавайев. Не обошлось и без приключений. Сломалась опреснительная машина — самая важная вещь на лодке. Она питается от солнечных панелей и превращает соленую воду в пресную. Тем не менее ей не очень полезно попадать в океанскую воду, но именно это с ней и случилось. К счастью, помощь не пришлось долго ждать. 

Неподалеку шла еще одна интересная лодка, которая занималась тем же, что и я — пыталась донести до людей информацию об острове из мусора в северной части Тихого океана, который по размерам равен двум территориям Техаса. Его вес оценивается в 3,5 миллиона тонн, и он плавает в центре северного тихоокеанского круговорота. 

Итак, у меня заканчивались запасы воды, но к счастью, наши маршруты пересеклись. У них была на исходе еда, у меня вода. Мы связались по спутниковому телефону и договорились о встрече. Нам понадобилась неделя, чтобы наконец встретиться. Я шла очень медленно, со скоростью всего каких-то жалких 1,3 узла, а им удалось разогнаться до чуть менее жалких 1,4 узлов. Мы были как змеи в брачном танце. Но в итоге нам все-таки удалось пересечься, и Джоел поймал за бортом огромную рыбу, лучше которой я ничего не ела за последние три месяца. <…>

Три способа изменить свою жизнь

Совсем скоро я попытаюсь добраться до Австралии. Если все получится, я стану первой женщиной, которая в одиночку пересечет Тихий океан на весельной лодке. 

И я хочу использовать этот факт, чтобы рассказать людям об экологических проблемах, дать океану человеческое лицо.

Переход через Атлантику стал путешествием внутри себя, способом раскрыть свои возможности. Возможно, Тихий океан станет путешествием вовне, способом понять, как я могу использовать свой выбор карьеры для того, чтобы принести пользу миру, и взять все то, чему я научилась за это время, и применить к той ситуации, в которой человечество находится сейчас. 

Мне кажется, есть три основных момента. Первый касается оправданий, которые мы для себя находим. В течение долгого времени я говорила себе, что приключения не для меня, потому что я ниже 6 футов, я не спортивная и у меня нет бороды. А потом все изменилось. Я узнала, что человек может пересечь океан на весельной лодке. Я даже встретила одну из тех людей, и она была той же комплекции, что и я. И несмотря на то, что я не стала выше, не отрастила бороду, что-то изменилось, мой внутренний диалог изменился. 

Сейчас точка зрения, которую мы все признаем, заключается в том, что нам все это нужно, что нужна нефть. Но что, если мы просто поменяем это мнение? Ведь есть альтернативы, и есть свобода воли, чтобы выбрать именно эти альтернативы — рациональные — для создания более экологичного будущего. 

Второй момент — теория малых дел. Мы можем думать, что все, что делаем лично мы, — это капля в море, что глобально ничего не меняется. На самом деле это не так. Вообще тот бардак, который творится сейчас, произошел не из-за больших катастроф. Конечно, были и разливы нефти, как в результате аварии танкера Exxon Valdez, был и Чернобыль. Но основная часть накопилась из-за неправильных решений миллиардов людей изо дня в день и из года в год. 

И точно так же мы можем поменять курс. Мы можем начать принимать более правильные, мудрые, рациональные решения.

И когда мы начнем так поступать, нас станет много. Все, что мы делаем, оставляет след, как рябь на воде. Другие люди увидят, если, например, в очереди в магазине вы достанете многоразовую сумку для покупок. Если мы все начнем так поступать, мы можем сделать так, что в обществе будет не принято использовать пластиковые пакеты на кассах. Просто пример. Это мировое сообщество. 

И третий момент. Он о принятии ответственности. Так много раз я хотела, чтобы кто-то сделал меня счастливой. Мне казалось, что если у меня будет правильный дом, или правильная машина, или правильный мужчина рядом, я могу стать счастливой. А затем, когда я написала тот самый некролог, я немного выросла в тот момент и поняла, что должна сама создавать свое будущее. 

Я не могу просто пассивно ждать, что счастье придет и найдет меня. Думаю, я эколог-эгоист. Когда мне стукнет 90, я хочу быть счастливой и здоровой. Но очень сложно быть счастливой на планете, страдающей от голода и засухи. Очень сложно быть счастливой на планете, на которой мы сами отравили и землю, и воду, и воздух.

Я действительно верю в то, что мы живем в очень важное время. У нас есть выбор. Свободная воля — наше благословение и проклятие. Мы можем сделать выбор в пользу экологичного будущего. И мы сможем оказаться в нем, если поднажмем все вместе и пойдем вперед шаг за шагом. 

Источник: TED

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.