Во время пандемии вузы перешли на дистанционное образование. Флагманом стала Высшая школа экономики, где цифровизация идет уже несколько лет. Только что студенты Вышки написали коллективное письмо, где выразили опасения по поводу перехода обучения в онлайн. Они говорят, что такая система лишает их возможности общения, стирает грань между публичной и частной жизнью, мешает полноценно учиться и плохо сказывается на здоровье.


Мы поговорили с преподавателями и студентами, чтобы узнать, так ли страшно остаться в онлайне навсегда.

«Мы все — поле для эксперимента»

Егор Исаев, режиссер документального кино и преподаватель НИУ ВШЭ:

Егор Исаев

— Проект виртуализации образования в Вышке существует давно, в любой учебной программе есть электронная составляющая, какие-то задания студенты выполняют дистанционно. Интеграция онлайн-образования в классическую модель шла постепенно, но коронавирус этот процесс сильно ускорил. 

При этом университет — это нечто большее, чем просто образовательный контент. Это среда, знакомство, возможность социального лифта и даже само здание, в котором учится студент. У нас поднимают плату за обучение в последнее время — в частности, на нашем факультете полная стоимость бакалавриата без учета скидок достигнет порядка 400 тысяч в год. Но одно дело, если студент имеет возможность слушать материал, лично общаться с преподавателем, смотреть на университет как на средство построения своей не только профессиональной, но и социальной идентичности. Если этого нет, то целесообразно ли поднимать оплату? Онлайн не может стоить столько же, сколько офлайн.

Я знаю людей, которые жестко выступают против онлайна, и таких же яростных его сторонников. А кто-то считает, что лекции нужно уводить в онлайн и оставлять семинары единственной формой очных занятий. Все это требует обсуждения между администрацией, преподавателями и студентами. 

Можно, конечно, провести общий опрос и выяснить, кому что больше нравится. Но даже если большинство проголосует за онлайн, это не значит, что его однозначно надо вводить.

Университет — это не «Макдональдс», где студент приходит и заказывает знакомое блюдо. Он поначалу вообще может не знать, что ему нужно получить.

Пусть ему и удобно слушать лекции онлайн, это не значит, что так правильно.

На сегодняшний день мы видим попытку администрации реализовать сетевую модель университета. Общую задачу я понимаю так: вуз расширяется в региональном образовательном поле, не только строя здания и кампусы, но и продавая свои курсы в другие университеты, которые будут заниматься их сопровождением — проводить семинары, проверять домашние задания. Именно для этого Вышка так активно экспериментирует с онлайн-формой. С ее помощью она сможет зайти на новые рынки. А мы все — поле для эксперимента. 

«Мы теряем больше, чем приобретаем» 

Александра Баженова-Сорокина, преподавательница НИУ ВШЭ, факультет гуманитарных наук:

Александра Баженова-Сорокина

На мой взгляд, 100% занятий невозможно перевести в онлайн, это какая-то антиутопия. Первая причина — чисто физическая: сидеть по несколько часов перед компьютером вредно для здоровья. Мы все, преподаватели и студенты, сейчас с больными спинами и шеями. 

Надо двигаться, а при онлайн-обучении это невозможно: не только для преподавателя, который обычно перемещается по аудитории, но и для студента, который следит за ним глазами и незначительно, но постоянно двигается. Это очень важно, в том числе для усвоения информации. Все эти месяцы мы смотрим фактически в одну точку — на экран компьютера или телефона.

Пропадает большая часть коммуникации, и это вторая проблема. Вживую я как преподаватель могу посмотреть на всех студентов сразу, а обратиться к кому-то одному. Я в контакте со всеми одновременно, а студенты видят и понимают, на кого я смотрю или к кому обращаюсь. Сейчас такой базовой невербальной коммуникации у нас нет. 

То же и с общением между студентами или между преподавателями — максимум, что мы можем сделать, это перекинуться парой слов в чатах.

Большая часть общения уходит. А ведь университет — это всегда среда, пространство, мы лишаемся очень серьезной части нашей жизни.

Обычно мы видим друг друга между занятиями, общаемся, можем вместе в столовую сходить. Сейчас ничего этого нет.

Третья проблема — соотношение личного и социального пространств. И преподаватель, и студент оказываются в ситуации, когда они видят интерьеры в квартирах друг друга, детей на фоне и так далее. Если занятия проходят на нейтральной территории, это снимает часть проблем, связанных с разницей в достатке. Одеваться мы все можем более-менее одинаково, но комнаты и квартиры у нас выглядят по-разному, и не думать об этом довольно сложно. 

«Это беспощадный псевдоофлайн». Какие мифы об образовании разрушила самоизоляция
Подробнее

Разговоры про цифровизацию образования начались в Вышке задолго до пандемии. Перспективы для этого действительно есть, особенно в создании онлайн-курсов для общего пользования, образовательных платформ вроде Arzamas (многие лекторы Arzamas — это, кстати, люди из Вышки). И наш вуз хочет выйти на этот рынок, что, безусловно, хорошо. 

Здорово, что работа продолжается, даже когда нет возможности добраться до места. Часть лекционного материала может быть представлена онлайн с небольшими потерями. И все же это именно «бэкап-план» — на случай, когда живое преподавание невозможно. Но если выводить его как основной, то теряем мы — преподаватели и студенты — больше, чем приобретаем.

«Онлайн — не препятствие для живого общения»

Иван Печищев, доцент факультета журналистики Пермского государственного университета:

Иван Печищев

— У нас нет никаких официальных планов по переходу в онлайн, с 1 сентября обучение должно вернуться в прежний формат. Но у меня такое впечатление, что пусть и не в 100% объеме, но цифровые технологии войдут в обыденную жизнь преподавателя.

Главное ограничение — технологические возможности студентов. Мы региональный вуз, у нас много студентов из глубинки, у которых слабый интернет, нет веб-камеры, а то и отдельного компьютера. 

Вторая проблема: цифровая грамотность преподавателей. Как они создадут цифровой контент, если сложнее презентации ничего не делали? Если люди не могут разобраться в папках на компьютере, то как они организуют трансляцию в Zoom или в вебинарной комнате? Когда я консультировал коллег, кто-то меня спрашивал: «Где находится корзина?» 

Сейчас уровень в среднем вырос, но у некоторых педагогов сохраняется убежденность, что цифровые технологии — это зло, с ними невозможно сформировать никаких навыков. К сожалению, опыт марта и апреля многих в этом мнении укрепил, потому что сначала было много ошибок. История с пандемией сработала против цифровизации образования, у многих закрепилось негативное отношение к ней. Но оно не оправдано.

Вспоминается поговорка: «Вы просто не умеете это готовить». 

Лично я вижу в цифровом преподавании большие возможности для себя. Я могу использовать любые ресурсы и сервисы, больше успевать, дальше продвигаться в темах и автоматизировать какую-то рутинную работу вроде проверки и контроля знаний. Могу не рассказывать словами, а дать ролик или скринкаст. Разумеется, здесь нужны мотивированные, по крайней мере на первом этапе, ученики. Мы теперь думаем, как с немотивированными работать. 

«Система образования трещит по швам». Когда карантин закончится, обучение будет другим
Подробнее

Если все правильно организовано, то у ученика есть возможность использовать при поддержке учителя гораздо больше информационных ресурсов, чем раньше. Но и роль преподавателя меняется. Он не единственный гуру, а скорее модератор. Зато с его помощью студенты познакомятся с новыми экспертами, лекциями, интересными ресурсами.

Противники онлайн-образования говорят: «Учебное заведение дает не только профессиональные навыки. Это атмосфера, общение, встречи» И это действительно так. Мы говорили с преподавателями о том, как это восполнить. Например, можно встречаться не только на уроке, а отдельно пообщаться — в начале и в конце. Потом отдельно ребята уже сами смогут продолжить это общение между собой в каком-то форуме, чате или сообществе. Мне кажется, что онлайн — это не препятствие для живой коммуникации. 

«Недовольны те, кому и так неинтересно учиться»

Сима Свердлова, студентка IV курса НИУ ВШЭ:

Сима Свердлова

— Я на дистанционном обучении чувствую себя лучше. Может быть, это связано с тем, что у меня четвертый курс. Мне кажется, недовольны и обижены люди, которым не интересно учиться. 

Я учусь на факультете коммуникаций, медиа и дизайна. Возмущение людей с этого факультета мне кажется очень странным. Вот же он, мир диджитал! Напишите курсовую о том, как дистанционное обучение меняет жизнь преподавателя, как оно меняет наш мир и наши привычки. 

Лично мне было удобно жить на даче и просыпаться за несколько минут до пары. С преподавателями, которые вели у нас в это время, не возникало вообще никаких проблем. У нас есть компания из пятерых девчонок, мы устраивали zoom-вечеринки, и этого мне для социализации было вполне достаточно. Возможно, в какие-то моменты мне было немного одиноко из-за того, что мы вместе сидели на парах, но это все компенсировалось тем же онлайновым общением.

Когда я училась в школе, мне твердили: «В университете никто не будет бегать за тобой с домашними заданиями и оценками. Учеба нужна в первую очередь тебе самой».

Но онлайн-обучение — это еще больший челлендж, тут уж точно никто не будет проверять, слушаешь ты или сидишь параллельно в телефоне.

Многих, правда, смущает прокторинг — система онлайн-контроля, которая следит, чтобы человек не списывал, сидя за компьютером. Онлайн-глаз, который за тобой все время наблюдает. Поначалу да, было жутковато. Но я уже пробовала эту систему зимой, когда писала олимпиаду для поступления в магистратуру. Наблюдатели были абсолютно лояльны, не было такого, что я не могла выйти в туалет или выпить воды. У моих знакомых тоже не было никаких трудностей. 

А вот если у тебя нет безлимитного интернета или провайдер ненадежный, то это плохо. Мне кажется, университету стоит помочь решить эту проблему, теперь ведь много чего уходит в онлайн. 

«Я не хочу, чтобы так было всегда»

Максим Евенко, студент I курса НИУ ВШЭ:

Максим Евенко

Я учусь на экономике, мои главные математические дисциплины — статистика и матанализ — перешли в онлайн. Работает это так: преподаватель выходит в Zoom с планшета или другого устройства, пишет прямо на экране и комментирует голосом. Второй вариант — он закрепляет определенным образом телефон или камеру, чтобы виден был стол, и пишет на бумаге. В любом случае лица ты не видишь. 

Потом все заливается в систему онлайн-доступа, которая есть в Вышке, и ты можешь в любой момент посмотреть материал. Лично я даже выиграл от этого. Я не жаворонок, а тут лекции, которые выходят в 9 утра, можно посмотреть днем. Это очень удобно. Так что переход в онлайн не сильно сказался на моей успеваемости. 

Но я не хочу, чтобы так было всегда. Я люблю общаться с людьми, и мне нравятся дискуссии.

У меня есть такая дисциплина, как макроэкономика. Она кому-то может показаться тоже математической, но нам теперь дают ее в достаточно гуманитарном формате. Мы много говорим, высказываем свое мнение, и это подкрепляется какой-то теорией. 

Иногда возникает живой обмен мнениями, а вести дискуссию в Zoom очень сложно. Как только начинает говорить больше одного человека, получается каша. Приходится останавливаться, выслушивать всех по очереди, но это уже не спор.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.