Вы когда-нибудь сомневались в своих способностях, боясь, что вас сочтут мошенником? Это называется «синдромом самозванца», и вы определенно не одиноки в этом чувстве, — говорит предприниматель Майк Кэннон-Брукс. В выступлении на TED Talks он рассказывает, как синдром самозванца помог ему добиться успеха и как сделать его своим преимуществом.

В жизни мне сопутствовал успех. Больше чем 10 лет назад, сразу после университета, я открыл свое дело вместе с моим другом Скоттом. Ни опыта в бизнесе, ни генерального плана у нас не было… Вообще, мы все это затеяли, чтобы не искать настоящую работу и не носить костюм на службу каждый день. Нам удалось и то, и другое. 

Сегодня у нас тысячи замечательных работников, и миллионы людей на планете используют наши программы. Строго говоря, даже и за пределами планеты, если считать тех, кто в данный момент в пути на Марс. И вы, наверное, думаете, что я знаю, чем занимаюсь каждый день на работе. Но открою вам секрет: чаще всего мне кажется, что я не знаю, что делаю. Мне так казалось 15 лет, и я узнал, что это чувство называется синдромом самозванца. 

На совещаниях я чувствовал себя пятилетним ребенком

Вы когда-нибудь чувствовали, что вы не на уровне, будто вы обманщик, и где догадками, где враньем выходите из положения, каменея при мысли, что в любой момент вас раскусят? Я могу привести много примеров, когда я себя так чувствовал. 

На собеседовании с нашим первым менеджером по персоналу, я ведь никогда не работал в компании, где был отдел кадров. Я был в ужасе, входя туда, думая: «Что я буду спрашивать у этого человека?» Или на заседаниях правления, в футболке, а вокруг одни костюмы, люди произносят незнакомые аббревиатуры, и я чувствую себя пятилетним ребенком, тайно записывающим их в тетрадку, чтобы, придя домой, посмотреть их в Википедии. 

Или поначалу, когда нам звонили и спрашивали о задолженности, я замирал и думал: «Стоп, они требуют денег у нас или хотят заплатить нам?» Я прикрывал телефон, закрывал трубку рукой и говорил: «Скотт, ты ж работаешь в бухгалтерии», — и передавал ему телефон. Мы оба тогда занимали много разных должностей. 

Так что для меня синдром самозванца — это то чувство, когда ты не дотягиваешь, но уже укоренен в ситуации. Внутри себя ты знаешь, что тебе не хватает умений, опыта или квалификации, чтобы иметь право здесь находиться, но ты уже здесь, и нужно найти выход, потому что ты не можешь просто уйти. 

Это не страх неудачи, это не страх, что не получится. Это, скорее, ощущение, что что-то сошло тебе с рук, страх, что это обнаружится, что наступит момент и кто-то все поймет. А если так случится, вы искренне подумаете: «Ну, это справедливо, в общем-то». 

Один из моих любимых писателей, Нил Гейман, очень красиво сказал об этом в напутственной речи «Твори!», которую он произнес в одном университете. Хочу верно передать эту цитату: «Я был уверен, что раздастся стук в дверь, и на пороге появится человек с папкой в руках, и он скажет мне, что все кончено, меня разоблачили и теперь мне придется найти настоящую работу». 

Сейчас, когда я слышу стук в дверь, я по-прежнему ожидаю увидеть там человека в темном костюме с папкой, который скажет, что время мое истекло. А так как я ужасно готовлю, я облегченно вздыхаю, видя на пороге доставщика пиццы для детей. 

Но важно отметить, что не все так плохо. Думаю, в этих чувствах много хорошего. Это не просто мотивационная речь типа «Начни прямо сейчас!». Скорее, это анализ моего опыта с синдромом самозванца, того, как я учился использовать этот опыт и превращать его в положительную силу. 

Майк Кэннон-Брукс

Когда ты добьешься успеха, это не пройдет

Прекрасный пример такого опыта — начало деятельности фирмы Atlassian. Нам было около четырех лет, и у нас было около 70 сотрудников. По совету аудиторов — многие хорошие истории начинаются с совета аудитора — мы участвовали в конкурсе «Предприниматель года Нового Южного Уэльса». 

На удивление, мы победили в этом конкурсе в категории для молодых предпринимателей до 40 лет. Всего было восемь категорий. Я был настолько удивлен, заранее увидев список наших соперников, что я даже не пришел на церемонию награждения. Скотт один получал награду. 

А затем были государственные награды. Я подумал, что на эти церемонии все же лучше сходить. Мы взяли напрокат костюмы, я пригласил девушку, с которой только-только познакомился, — о ней мы поговорим через секунду — и мы отправились на официальное торжество. 

Наше удивление превратилось в шок во время первой награды в категории для молодых: мы обошли все остальные штаты и выиграли в конкурсе «Предприниматель года Австралии». Когда мы отошли от шока, мы заказали шампанского, и праздник начался, и так, мы думали, закончится вечер. Мы великолепно проводили время. 

Перенесемся к последней награде вечера… Теперь в шоке были все, так как мы одержали победу и против всех других категорий. На самом деле все были в таком шоке, что ведущий, гендиректор Ernst and Young, открыл конверт, и первые его слова были: «О Боже». Затем он овладел собой и объявил, что мы победили. Мы знали, что зашли слишком далеко. Но мы пошли еще дальше, так как полетели в Монте-Карло, чтобы представлять Австралию в мировом конкурсе «Предприниматель года» против 40 стран. 

На одном из банкетов я, опять же, в костюме напрокат сидел рядом с приятным человеком по имени Бельмиро де Асеведо, победителем из Португалии. Абсолютный чемпион. В 65 лет он уже 40 лет руководил своим бизнесом. У него было 30 000 сотрудников. В то время у нас было 70. У него были в обороте четыре миллиарда евро. После пары бокалов вина, помню, я признался ему, что порой мы считаем себя недостойными всего этого, кажется, что мы не дотягиваем и что придет время, кто-то догадается об этом, и нас отправят домой в Австралию. 

А он, помню, помолчал, посмотрел на меня и сказал, что чувствовал то же самое и что, наверное, все победители это чувствовали, и хотя он не знает ни меня, ни Скотта, и в технологиях не разбирается, но уверен, что мы делаем что-то хорошее и должны продолжать в том же духе. 

Это был для меня важный момент просветления по двум причинам. Во-первых, я понял, что и другие это чувствовали. Во-вторых, это чувство не исчезает, когда ты добиваешься успеха. Я полагал, что успешные люди не чувствуют себя обманщиками, а теперь знаю, что, скорее всего, наоборот. 

Как одна ошибка привела к счастью

Я чувствую это не только на работе. В личной жизни тоже. В первое время я каждую неделю летал в Сан-Франциско по делам Atlassian. Hалетал много льготных миль и получил доступ в зал бизнес-класса Qantas. Вот уж где мне не место… 

Я вхожу, а они смотрят на меня, в шортах или джинсах, или в джинсах и в футболке, и говорят: «Помочь тебе, сынок? Ты заблудился?» Но и в зале Qantas может произойти нечто интересное, когда этого меньше всего ждешь. 

Как-то утром, более 10 лет назад, я сидел там, ожидая своего еженедельного рейса, и красивая женщина, не моего поля ягода, вошла в зал и направилась прямо ко мне, принимая меня за кого-то другого. Она меня с кем-то спутала, так что в данном случае я правда был самозванцем. 

Но вместо того чтобы застыть, как бы я сделал раньше, или по-рыцарски объяснить ей ее ошибку, я просто постарался продолжить разговор. Бред австралийского парня превратился в удачный шаг навстречу и номер телефона. 

Через пару месяцев я повел эту девушку на церемонию награждения. Прошло более 10 лет, и я несказанно счастлив, что она — моя жена и у нас четверо замечательных детей. 

Вы, наверное, удивитесь, узнав, что каждое утро я поворачиваюсь, смотрю на нее и думаю, сейчас она скажет: «Кто ты и кто дал тебе право на эту сторону кровати? Уходи отсюда!» Но она этого не говорит. Думаю, иногда она чувствует то же самое. 

Скорее всего, именно поэтому мы счастливы в браке. Ища материал для этого выступления, я узнал, что отношения складываются успешно, когда каждый партнер считает себя недостойным другого. Считает, что его партнер слишком хорош для него. Они чувствуют себя самозванцами. 

Если они не застывают, если они благодарны и стараются изо всех сил быть самым лучшим партнером, то это будут успешные отношения. Так что если у вас есть это чувство, не застывайте. Просто продолжайте разговор, даже если она принимает вас за кого-то другого. 

Илон Маск ответил мне, что все серьезно

Это чувство, что меня принимают за кого-то другого, возникает у меня довольно часто. Хороший пример из недавнего прошлого: несколько месяцев назад ночью я сидел с одним из своих детей и увидел в твиттере заявление о том, что Tesla берется разрешить череду энергетических кризисов в Южной Австралии лишь одной своей крупной промышленной батареей. 

Не задумываясь, я выпустил серию твитов, бросил им вызов и спросил, серьезно ли они это. Так мне удалось сбить очень маленький камень с очень большого холма, это превратилось в лавину, и я оказался в центре событий. Через несколько часов Илон ответил мне, что все серьезно, что в течение 100 дней после подписания контракта они могут соорудить установку в 100 мегаватт-часов, гигантскую батарею мирового класса, одну из крупнейших на планете. 

И вот тут-то и понеслось! В следующие 24 часа все СМИ начали слать СМС и имейлы, пытаясь со мной связаться, чтобы получить мнение «эксперта» в области энергетики. 

В то время я не мог бы вам объяснить разницу между полуторавольтовой батарейкой, используемой в игрушках моих детей, и 100-мегаватт-часовой промышленной батареей, которая может разрешить энергетический кризис в Южной Австралии. Это уже был хронический синдром самозванца, а дальше — еще более странно. 

Помню, я думал: «Черт, я заварил кашу и не могу просто так уйти». Если я отступлю, я помешаю развитию возобновляемых источников энергии в Австралии и буду выглядеть как идиот из-за моих выходок в твиттере. 

Я понял, что в данной ситуации я могу лишь попытаться не застыть и чему-то научиться. Я провел неделю, пытаясь узнать все возможное о промышленных батареях, электросетях, возобновляемых источниках энергии, всех за и против и вообще, осуществимое ли это предложение. Я говорил с ведущими учеными, с CSRO, некоторые министры и премьер-министры делились своей точкой зрения, освещая проблему с обеих сторон. Я даже обменялся твитами с премьер-министром. Мне даже удалось произвести впечатление, скажем так, эксперта по энергетике на ABC Lateline. 

Но в результате всего этого Южная Австралия объявила тендер на закупку батарей и получила более 90 заявок на него. Государственное обсуждение за несколько месяцев перешло от нагнетания страстей в парламенте по поводу угля к разговору о том, какой химический состав будет лучшим для создания крупномасштабных возобновляемых батарей. 

Думаю, к тому времени урок для меня был таков: я наверняка знал, что я — самозванец. Я знал, что отстаю на километры. Но я не застывал, а старался узнать побольше, боясь выглядеть как идиот и стараясь превратить это в некую созидательную силу. 

Еще я понял, что никто не думает, что успешные люди чувствуют себя обманщиками. Но я, зная многих предпринимателей, думаю, что правда, скорее, обратное. Но большинство успешных людей, которых я знаю, не сомневается в себе, но сомневаются сильно и регулярно в своих идеях, в своих знаниях. 

Они знают, где все очень сложно, и не боятся спросить совета. Они не видят в этом ничего плохого. Они используют этот совет, чтобы отточить свои идеи, улучшить их и научиться чему-то. 

Нормально иногда не дотягивать. Со мной это часто случается. Это не плохо. Нормально быть в ситуации, из которой невозможно просто уйти, если вы не застынете, если овладеете ситуацией, не окаменеете и постараетесь обратить ее во что-то хорошее. Я говорю именно «овладеть» ситуацией, ибо для меня это не очередное бла-бла из поп-психологии о преодолении синдрома самозванца. Я имею в виду осознание этого. 

Вот, например, сейчас я очень остро чувствую себя самозванцем, будучи здесь типа как какой-то эксперт по чувству, которое несколько месяцев назад я и назвать-то не мог, когда соглашался на это выступление. Но в этом же и весь смысл, не так ли? 

Спасибо.  

Перевод Хелены Гершман

Источник

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: