От редакции. Предлагаем читателю переписку профессора ТбилГУ Анастасии Закариадзе и протоиерея Максима Козлова, настоятеля Домового храма МГУ во имя мученицы Татианы. Текст опубликован на грузинском языке в Вестнике Тбилисского университета.

Глубокоуважаемый отец Максим.

1. По общепринятой церковной традиции мифы трактуются как “россказни”, “сказки”. В частности, хрестоматийными представляются высказывания Иоанна Златоуста по поводу греко-римских богов и языческих верований. Какова позиция современной православной теологии по отношению к мифологии вообще и к современному мифотворчеству в частности?

2. Правомочно ли считать мифы некими шорами нашего разума, которые мешают поставить правильный ракурс видения? Если да, то какие моменты, на Ваш взгляд, являются самыми существенными на пути демифологизации сознания?

3. Некоторые исследователи мифа (Ф. В. Шеллинг, Т. Кун, О. Шпенглер, В. Шубарт) считают, что система взаимосвязанных мифов лежит в основе любой культуры, она определяет тип данной культуры и тип живущего в ней человека. Более того, всякая культура воплощает в жизнь и развивает лежащие у ее истоков мифы, доводя их до логического завершения. А когда наступает крах той или иной культурной единицы, на развалинах возникают новые основополагающие мифы, то есть это некий бесконечный процесс, в основе которого лежит мифологическое начало. По Гегелю, именно миф является материнским лоном для искусства, науки, религии. Как решается этот вопрос в христианском миросозерцании?

4. Как Вы думаете, можно ли назвать религию творческой деятельностью? Если да, то чем она отличается от мифотворчества?

5. Как бы Вы оценили известное высказывание А. Ф. Лосева, что “личность есть миф”? Что это — символ, определяющий траекторию человеческой жизни, ее смысл и судьбу?

6. В построении мифической парадигмы особое значение отводится понятиям “судьбы”, “рока”. Разъясните, пожалуйста, значение этих понятий для христианина.

7. Общеизвестна роль обряда в христианской литургике; ритуал является неотъемлемой частью мифологического способа мышления. Дж. Фрезер ставит ритуал даже выше мифа, полагая, что миф есть не более чем приложение к ритуалу. Другие, напротив, считают обряд воспроизведением мифа (З. Фрейд, Б. Малиновский).

Чем отличается христианский обряд от магического ритуала (по содержанию, форме, структуре)?

8. Носитель мифического сознания — это человек верующий, а верующий человек — это молящийся человек. Суть молитвы, ее разновидности, ступени глубоко раскрыты в трудах святых отцов Церкви Симеона Нового Богослова, Паисия Величковского, Игнатия Брянчанинова… Понимая, насколько сложно в рамках одного ответа ответить на столь обширный вопрос, все же покорнейше просим хотя бы вкратце разграничить онтологические, содержательные, формальные, структурные различия молитвы в ткани религиозного сознания и сознания мифического.

С глубоким уважением и признательностью

доктор философских наук, профессор ТГУ

Анастасия Закариадзе

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: