Главная Общество Милосердие
«Вот мы и съездили на море». После ДТП Ефим оказался в инвалидной коляске
Ефим лежал на капоте покореженной машины, белый-белый. Он открыл глаза и прошептал: «Мам, вот мы и съездили на море отдохнуть». После страшного ДТП мальчик выжил, но теперь передвигается на коляске или с опорой, закрепив на ногах специальные ортезы. Врачи говорят, что если заниматься, то в конце концов приспособления будут не нужны.

«Вот мы и съездили на море». После ДТП Ефим оказался в инвалидной коляске

Врачи говорят, что есть шансы на полное восстановление
Ефим лежал на капоте покореженной машины, белый-белый. Он открыл глаза и прошептал: «Мам, вот мы и съездили на море отдохнуть». После страшного ДТП мальчик выжил, но теперь передвигается на коляске или с опорой, закрепив на ногах специальные ортезы. Врачи говорят, что если заниматься, то в конце концов приспособления будут не нужны.

«Мам, вот мы и съездили на море»

О том, что произошло в июле 2017 года, Альбине, маме Ефима, вспоминать очень тяжело. 

— Ефим лежал на капоте покореженной машины, белый-белый. Когда я склонилась над ним, он открыл глаза и прошептал: «Мам, вот мы и съездили на море отдохнуть».

А Ефим обычно ограничивается короткой фразой «я все помню» и возвращается к своим делам. В свои 11 лет он по-прежнему собирает игрушечные машинки и мечтает стать дальнобойщиком. 

Представляет, как однажды сядет за руль большой машины и поедет по еще не знакомому маршруту. Будет и ветер в лицо, и солнце, и случайные попутчики. И долгая дорога без аварий.

Ефим Политавкин

В этом Ефим почему-то уверен. Как и в том, что скоро будет ходить. И пережитый им почти 4 года назад кошмар забудется, как страшный сон.

Ему было 7. Он готовился к школе: научился считать до 10, выучил все буквы алфавита и даже начал потихоньку читать. Новая школьная форма уже висела в шкафу на вешалке. До сентября оставалось только одно важное событие, которого Ефим очень ждал, — поездка на море. В отличие от 15-летней сестры Влады, которая уезжать из родного башкирского городка Учалы не хотела даже на 2 недели, он постоянно теребил родителей: «Ну, когда? Когда поедем в Анапу? Я понырять хочу! И ракушек набрать».

Белый потолок, белые стены

19 июля они ехали всей семьей на машине в сторону Краснодара по ночной дороге. За рулем был папа Ефима. Мама сидела спереди, а сзади дремали дети. 

Ефим не видел, как папа пошел на обгон. Как в темноте вдруг засветились фары двух летевших по «встречке» машин. Как папа резко повернул руль вправо, а их внедорожник вылетел на обочину, подпрыгнул на кочках и врезался в дерево.

Ефим с родителями до катастрофы

Из медикаментозной комы Ефим вышел только на четвертый день. В палате реанимации. В Краснодаре. Он не сразу понял, где он. Белый потолок, белые стены. Какие-то приборы и куча трубочек вокруг.

— Ефим никогда раньше не лежал в больнице. Очнулся — ни мамы, ни папы рядом. Увидел сестру на соседней кровати с разбитым лицом. Стал кричать, звать ее. В ответ — молчание. Влада была еще в коме. От слез у сына лицо стало отекшее, заплывшее, — говорит Альбина.

Маму Ефим увидел только через несколько дней. Ей экстренно прооперировали левую руку и разрешили навестить сына. 

«А папа? Папа где?» Ефиму не терпелось получить ответ. «Он еще в больнице», — ответила Альбина и опустила глаза.

Операцию на позвоночнике Ефиму сделали в Уфе через месяц после ДТП. Скрепили сломанные позвонки поясничного отдела специальной металлоконструкцией. Вскоре после этого разрешили присаживаться на кровати, а потом — сидеть в коляске.

Ни голова, ни руки у Ефима во время аварии, к счастью, не пострадали. Как только мама принесла ему альбом и карандаши, он начал рисовать. На одном листе изобразил большой красивый внедорожник, как тот, на котором они ехали на море. На другом – машину после аварии, с выбитыми стеклами и висящей на проводах магнитолой.

О том, что папы больше нет, Ефиму рассказали только спустя полгода — в Москве, на реабилитации. Услышав ответ на давно мучивший его вопрос, он закрыл уши и со словами «это неправда» уехал на коляске в другой конец коридора. День ни с кем не разговаривал. Потом принял для себя: папа просто уехал. Далеко. На машине.

Ходунки будут ему не нужны

Сейчас Ефим в 4-м классе. Занимается дома с учителем. Отличник. Уверен, что папа бы им очень гордился. Как гордятся мама и сестра. В свободное время Ефим любит «погонять» с друзьями по улицам. Они — на велосипедах, он — на коляске.

Благодаря постоянной реабилитации — и в специализированных центрах, и дома — Ефим начал ходить с опорой на ходунки и трости. Сначала надевал специальные ортопедические фиксаторы (ортезы) на все тело, потом — только на ноги.

— Из-за ежедневной домашней гимнастики нам и воевать приходится, — улыбается Альбина. — Устал Ефим за 4 года. Ребенок все-таки! Встанет не с той ноги и — то одно у него болит, то другое. Лишь бы не заниматься. Заставляешь — обижается, плачет. А иногда вдруг страстное желание у него просыпается. Стоит спокойно час-два в вертикализаторе, читает «Гарри Поттера».

Врачи уверены: если продолжать занятия, то совсем скоро Ефим обойдется и без ортезов. Сможет передвигаться только с опорой на ходунки, а в будущем и они ему будут не нужны. И в этом вы можете помочь. 

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.