«Вредные привычки» прихожан – кто виноват?

Прихожане разговаривают во время богослужения, устраивают давку за крещенской водой или за вербой, не могут утихомирить своих детей, бегающих по храму… Кто виноват в этой ситуации и как ее можно исправить? Отвечает протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО.

Нет ни плохих, ни хороших прихожан, но, наверное, есть плохой организатор приходской жизни. Если прихожане разговаривают во время богослужения – неважно, в какой из его моментов – значит, чего-то на приходе не хватает.

Протоиерей Игорь Фомин

Может быть, приход сосредоточился только на богослужении, а вне богослужения общения у прихожан, скорее всего, нет. И естественно, что потребность в общении друг с другом и выливается в разговоры в то время, которое нужно посвящать исключительно молитве.

Приход не должен быть клубом

Если приходская жизнь организована правильно, если приход живет как единая семья, этих проблем не возникает. Если приход живет как клуб по интересам, тогда, наверное, они могут появиться.

Потому, что люди пришли на какое-то единое собрание и в этом едином собрании решают свои проблемы: давно не виделись, давно не знались и тому подобное. Выйдите после службы, попейте вместе чаю, который вместе организуете, и проблема мешающих разговоров во время службы отпадет сама собой.

Мешают во время службы дети, шумят, бегают по храму? Организуйте воскресную школу во время богослужения для маленьких детей, и они не будут уставать, и даже будут приносить пользу своим родителям, когда станут с интересом рассказывать им об услышанном в воскресной школе.

Мне кажется, плохие привычки у прихожан – это как привычки у наших детей, которые формируем мы, взрослые. Маленький человечек родился в нашей семье, он дарован нам, он радостный, улыбается, он такой замечательный, прекрасный в первые дни, месяцы, в первый-второй год своей жизни. А потом вдруг у него начинают появляться капризы и тому подобное. С кем он общается, на каком языке он говорит? Он говорит на том языке, на котором говорят родители. И вот из этого ангелочка вырастает то, что в общем-то вырастает.

Так что проблема всегда, я считаю, кроется в родителях: в родителях ребенка, в родителях прихода. И родителям очень внимательно надо относиться к себе. Очень полезно как для родителей, так и для священников, для настоятелей, и для актива прихода не замыкаться только на своей семье, не замыкаться только на своем приходе, а ходить по другим храмам.

А как у других?

Священникам очень полезно приходить со своими детьми в другой храм и видеть, как неудобно их детям в другом храме. И не создавать такого неудобства всем детям в своем храме. Или, наоборот, видеть, как удобно в другом храме их детям, и делать в своем храме так же. Точно так же и актив, от старосты до свечниц – всех надо отправлять к разным священникам, чтобы не замыкались на одном «гуру», на одном священнике.

Священникам надо отправлять своих духовных чад на исповедь к другим батюшкам. Не боясь, что их направят не туда, куда нужно – иначе это будет твоим упущением. Чтобы они поняли, как хорошо или как плохо там, и то же самое принесли в свою приходскую семью или исправили в ней что-то.

Вот если ты пришел в другой храм, там ты один и видишь, как постоянные прихожане разговаривают на богослужении, – естественно, ты их осуждать не будешь. Ты ужаснешься и скажешь: «А ведь я поступаю точно так же, у меня те же самые проблемы в моем приходе, которые исходят именно из меня, я вот точно так же троекратно целуюсь со всеми, пусть даже служба уже началась, отвлекаю других от молитв, от богослужения, бегаю за своими детьми. Нет, это не пойдет. Давайте я пожертвую богослужением и буду заниматься в воскресной школе, чтобы другие могли жить».

Здесь сразу надо вспомнить Евангелие – «сберегший душу свою потеряет ее; а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее» (Мф. 10:39) Так что я считаю, что решение всех проблем прихода кроется именно в твоем отношении к этому приходу, начиная с главы и заканчивая самым простым, рядовым прихожанином.

Фото: tatarstan-mitropolia.ru

Фото: tatarstan-mitropolia.ru

Семья как пример

В семье любой человек очень значим: от зарабатывающего главы семьи, кормящего и до, скажем так, немощного младенца и парализованного твоего сродника. Все очень важны для твоей семьи. Точно так же и на приходе. Если ко всем внимательно относишься, у тебя приход становится настоящей семьей и все отношения между прихожанами – именно такими, семейными.

Так что, повторяю, если в Вербное воскресение и в праздник Богоявления люди толкаются, ворчат друг на друга, – это всё проблемы организации, а не плохих прихожан в целом.

Как-то я был в одном приходе, где, слава Богу, стало много причащающихся, даже вне поста. Причащалось там около 500 человек. Причащало всего лишь три священника, хотя в храме находилось шесть священников. Запивку раздавали на одном-единственном столике. Можно представить себе, что творилось вокруг этого столика! Это полное, скажем так, отсутствие настоятеля в храме и его тотальное присутствие только за алтарной преградой, которой он отгородился от своих прихожан. Он не озаботился купить если не 500 чашечек им для запивания, то хотя бы 50, чтобы было удобно. Причем в том храме, в котором я был, это действительно удобно было бы сделать.

Настоятель – это не только пастырь в религиозном смысле, не только молитвенник, он – глава семьи. Он должен организовать быт этой семьи. Но в организации этого быта он должен опираться на тех людей, которые активны в этой семье. При этом выявлять активных должен не он, а сами активные люди должны предлагать свою помощь. «Я готов заниматься с детьми», – говорит один прихожанин. «А я готов помочь с запивкой», – говорит другой. «А я готова помочь с уборкой храма», – заявляет третья.

С чем мы придем ко Христу? Мы скажем: «Господи, а Ты знаешь, я ни один пост не нарушил»? Думаю, что Господь только пожмет плечами и спросит: «И что? Где результат твоего пощения?» «Господи, а я вот ни разу не пропустил утренних и вечерних молитв и все время готовился молитвенно к причащению», – вновь начнем. Думаю, что Он вновь пожмет плечами: и на это наше заявление, и на то, где мы говорим о регулярных исповеди и причастии.

«Слушай, – скажет Он, – Я видел у тебя лопату и ты ею сажал картошку. Но потом картошку не поливал и не окучивал, и никогда не собирал плодов. У тебя плодов после поста, исповеди, причастия и молитвы нет. А каковы должны быть плоды, Я тебе обозначил в Священном Писании. Где они? Где любовь, радость, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание? У тебя ничего нет. Ты ходил в храм на каждую службу и пытался соблюсти какие-то приличия. Чтобы дети не шалили в храме, ты одергивал родителей. Ты знаешь, Я об этом ничего не говорил. Я говорил только о доброте и любви, и милосердии, чтобы ты оправдал другого человека».

Фото: tatarstan-mitropolia.ru

Фото: tatarstan-mitropolia.ru

Мы должны посмотреть на все наше внешнее благочестие, куда оно потом пойдет: в нашу земную копилку или мы его сможем предъявить в Царствии Небесном? Может, все наше благочестие – как наш заработок, кредитная карточка или зарплатная карточка, как дача, как квартира – не влезет в те игольные уши, о которых сказано в Евангелии.

Средства мы предъявить не сможем. Мы сможем предъявить только плоды. Жизнь на приходе, разговоры во время службы – это все плоды тех средств, которые мы использовали. Значит, мы своими средствами, наверное, вырастили не те плоды. Пока есть возможность, нужно менять средства, чтобы и плоды стали иными.

Подготовила Оксана Головко


Читайте также:

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Об отзыве госаккредитации у Московской высшей школы социальных и экономических наук
Мама ребенка-инвалида запустила флешмоб, чтобы изменить отношение к своему сыну
Победительница международного конкурса красоты – о собственной патронажной службе, школе в Уганде и новой цели

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: