Каждый календарный год Церковь завершает длительным и довольно строгим Рождественским постом. Именно на эти 39 дней попадают новогодние праздники, каникулы, выходные, походы в гости, что уже много лет становится поводом для дискуссий. Говорят, «не обязательно все посты соблюдать, достаточно Великого», «лучше не есть ближних», «зимой нельзя себя истощать». И ты, однажды приняв решение поститься, оказываешься перед необходимостью свою решимость год за годом вновь и вновь подтверждать. «Правмир» публикует опрос из журнала «Отрок» № 5 (103) 2020.

Пещера — как образ пустоты, в которой появляется Тот, Кто дает жизнь всем

Екатерина, 35 лет, врач-реаниматолог:

— Смысл любого поста для меня заключается прежде всего в том, чтобы вспомнить, каково это — делать что-то для Бога. И вспомнить не только на уровне головы, но и конкретных действий. Это могут быть какие-то небольшие дела и жертвы. Но сюда всегда входит и ограничение в пище.

Первые годы поститься легче: благодать окрыляет, и мы гораздо внимательнее к мелочам и деталям. Со временем из-за приобретенного «опыта» церковной жизни (ставлю слово в кавычки, потому что подразумеваю и негативную сторону) становится проще чем-то пренебрегать. Начинаешь думать, что питание — это мелочи, а более важное — в другом.

На самом деле важно все. Конечно, вспоминаются слова Господа: Милости хочу, а не жертвы (Мф. 9, 13), но опыт жертвы тоже нужен.

Вообще, многие вещи хорошо бы делать не только постом, но и каждый день. Тем не менее, я их не делаю или делаю очень редко, а пост — хорошее время, чтобы наконец-то о них вспомнить.

Меня поразил один эпизод из жития оптинских старцев, по-моему, старца Моисея. Он был родом из купеческой семьи, и у них по традиции пили много чая. В монастыре старец совсем отказался от этого удовольствия. Помню, я прочла и улыбнулась: «О чем тут говорить? Подумаешь, чай…» 

Но на самом деле, когда доходит до конкретной ситуации, в которой надо сделать выбор — купить себе в пост мороженое или не купить, — бывает сложно отказаться. Не потому, что ты без этого не обойдешься или кого-то обидишь. Просто мы слишком легко относимся к своим словам, обещаниям и возможности сделать маленький шаг, маленькую жертву для Бога. Для меня пост — повод немного утеснить себя для ближнего, для милости и для жертвы тоже.

Каждый пост — время открытий, и посты никогда не похожи друг на друга. Самое худшее — ожидать, что пост нынешнего года повторит открытия или переживания прошлого. Господь всегда дает что-то новое через призму того жизненного опыта и пути, который мы сейчас с Ним проходим.

В какой-то момент для меня стал очень важен образ пещеры, где рождается Спаситель и где Он проводит первые часы и дни Своей земной жизни. Образ пещеры как образ пустоты, темноты, в которой появляется Тот, Кто дает жизнь всем.

Несколько лет подряд мы с друзьями перед Новым годом и Рождеством ездили поздравлять детей либо в многодетные семьи, либо в те, где есть больной ребенок. Благотворители покупали подарки, а мы с другом в роли Деда Мороза и Снегурочки поздравляли малышей. Это было радостно, празднично, красиво.

Потом я пошла работать в больницу, и теперь накануне Нового года вся наша детская больница наполнена ощущением праздника, приближения радости. Приходят артисты, Деды Морозы, дети готовят выступления, стихи. Пока дойдешь до своего отделения, тебя с ног до головы искупают в мишуре, шариках-фонариках, подарках. Но я работаю в реанимации — заходишь туда, а там белые стены, кафель, потому что по санитарным нормам никаких украшений вешать нельзя. Все дети без сознания, на аппаратах искусственной вентиляции легких. Тихо и пусто. Это такой сильный контраст — ты его видишь, слышишь, чувствуешь кожей. И я задумалась: а где радость, которую мы можем принести, и где Бог? Тогда совсем по-другому для меня открылся образ пещеры.

Да, вокруг может быть суета праздника, но где-то есть тихое темное место, где рождается самое главное и куда приходит Бог.

«Технически» в пост мне помогает выключенный телефон. В прошлом году 31 декабря я позвонила всем друзьям и близким, поговорила, с кем хотела, и полностью его отключила. Интернет, соответственно, тоже. Удалось это сделать только на 4–5 дней, потому что дальше необходимо было снова быть на связи, но даже короткого срока хватило, чтобы оградить себя от информационного потока, вернуться внутрь, сосредоточиться, провести эти дни в тишине.

Еще я стараюсь посещать богослужения накануне Рождества. С 1 по 7 января — как правило, выходные (у всех, кроме медработников или работающих посуточно). И каждый день совершаются службы, которые подводят нас к Рождеству. 

Для меня очень важна служба Царских Часов утром в Сочельник, 6 января. Знаю, есть люди, которые относятся к ней невнимательно: «Будет потом еще ночная, зачем два раз идти в церковь». Но Царские Часы и литургия Василия Великого именно в Сочельник настолько концентрированы, настолько наполнены смыслом, там столько параллелей с Царскими Часами Великой Пятницы… Это очень помогает настроиться душевно на встречу Рождества — пришествия в мир нашего Спасителя.

Чем больше все погружается во тьму, тем больше во мне жажда ожидания

Андрей, 33 года, психолог, педагог:

— Для меня Рождественский пост — уникальная возможность по-особенному прожить период перед праздником Рождества, который вместе с Пасхой отражает всю суть христианства: Боговоплощение и Воскресение Христа из мертвых. В течение сорока дней Церковь предлагает интеллектуально, эмоционально, духовно осмыслить эту тайну.

Я уже 18 лет в Церкви, но могу сказать, что глубина Рождественского поста открывается для меня только сейчас. Возможно, это связано с женитьбой и появлением ребенка. Например, в прошлом году я решил использовать возможности поста по максимуму. Понял, что это время для меня не про то, чтобы «чего-то не делать», а наоборот — «что-то делать».

Рождественский пост: постить себя, а не других (+Видео)
Подробнее

Когда я ограничиваю себя в пище, утром остается больше времени, чтобы почитать Библию перед работой. Когда отказываюсь от развлечений, замечаю, как могу быть полезен другим людям, как могу позволить Богу проявиться через меня, приходит состояние бодрствования. Стараюсь концентрироваться на рождественских чтениях, размышлять над тем, что написано в Новом Завете об этом событии, чтобы вникнуть в мистерию Боговоплощения.

Для нецерковных людей декабрь — милое время перед Новым годом, в нем есть что-то детское, мультипликационное. Это красиво, но на самом деле все было не так невинно, потому что событие, которое обросло столькими милыми символами, произошло в тесном хлеву и в сплошном отвержении.

И даже христиане забывают об этом, ведь считается, что Рождество — чисто семейный праздник. Но святое семейство никем не было принято. Получается, закрываться сейчас в семейном кругу значит делать то же, что сделали 2000 лет назад владельцы гостиниц, да и все остальные, не приняв младенца Христа.

Мне кажется, важнее в это время стараться увидеть нуждающихся. И тогда мы сможем осознать, что Бог воплотился не только в прошлом, но что это реальность, которая происходит сейчас.

Рождественский пост приходится на такое время года, когда в моем городе непросто бороться с погодой, но для меня все равно это — радостное время. Длинные ночи, отсутствие света — будто провокация: чем больше все погружается во тьму, тем больше во мне жажда ожидания.

Но есть и непростые моменты. Когда Церковь объявляет начало поста, иногда возникает ощущение навязывания. Я не всегда успеваю решить, что пост — и мой личный выбор, а не просто в храме сказали: все, начинай поститься. То есть приходится будто бы «подгонять» себя под церковное расписание; в этом есть опасность автоматизма. Но хорошо, что церковный календарь вообще существует и становится дополнительным инструментом, который объединяет верующих.

Символично, что пост освящает все четыре времени года

Надежда, жена священника, 30 лет:

— Лично для меня смысл Рождественского поста — в «вынашивании» праздника. Ведь он — о рождении Ребенка, пусть и совершенно чудесного, но все же Ребенка. И это как в жизни: когда женщина ждет младенца, то все ее окружение тоже ждет, когда и кого она родит. Готовят подарки, готовятся сами, прежде всего душевно.

Второй момент: пост — это память. Когда я пощусь, то думаю о том, что готовлюсь ко встрече. Стараюсь читать что-то рождественское и размышляю, что могу подарить Богу.

Правда, поститься легче в первый год воцерковления, а когда ты уже делал это много раз, становится сложнее. Но пост идет в тесной связи с богослужением, с песнопениями, которые предлагает Церковь. И лично для меня это очень важное проживание. Стараюсь слушать и читать дома те тексты, которые пропускаю на службе.

Рождественский пост: как не упустить главное
Подробнее

Мне трудно поститься и быть в тонусе — маленький ребенок и очень большая рабочая нагрузка выбивают из колеи. Хочется не думать о еде, а по воскресеньям просто спать. Но я знаю, что во время поста можно от этой рутины отойти, прийти к тому, что действительно существенно.

Если говорить о гастрономической стороне, сейчас есть огромный ассортимент для альтернативного питания. Люди даже вне религиозного контекста часто практикуют похожую на пост диету, и есть масса магазинов, где в любое время года можно подобрать сбалансированную пищу. Пост — в голове, прежде всего.

Сложно ли поститься именно зимой? Очень символично, что пост освящает все четыре времени года, и зимний — наверное, самый сказочный, чудесный, светлый и тихий.

Мы с мужем во время поста по вечерам всегда читаем рождественские рассказы, слушаем несколько раз рождественскую ораторию Баха и, конечно, ходим на все ключевые службы. У нас в семье проживание поста довольно живо. Хотя чисто диетически мы, к сожалению, часто его нарушаем — скорее, из-за усталости и нежелания заморачиваться с едой. <…>

Вещи, многие разы проделанные, теряют свой оригинальный смысл

Клим, 22 года, студент-физик:

— Думаю, одно из самых трудных препятствий на пути ко спасению человека — его косность. Можно стремиться к непрерывному молитвенному общению с Господом, но природа вещей делает это желание лишь поэтическим атрибутом культурного христианства. Вещи, многие разы проделанные, равно как и слова, много раз проговоренные, вероятнее всего, теряют свой оригинальный смысл. Незаметность делает эту проблему почти чудовищной, так как зачастую невозможно увидеть, что со временем дела веры становятся частью пустого по сути и странного по форме ритуала.

Кстати, о Рождественском посте
Подробнее

Рождественский пост (как, впрочем, и любой строгий) как раз дает возможность побеждать эту косность. Отказ от материальных излишеств — трудное, а главное, необычное для каждодневного опыта явление. Его действие — выдернуть, разбудить человека от «телесной спячки», побудить к молитве. Это время не может быть легким (потому что «спячка» является для нас самым естественным и комфортным состоянием), но готовит к тому, чтобы во всей полноте и соборно ощутить радость Рождества.

Именно по причине, уже мной упомянутой, «обновлять» обычай так же необходимо, как и соблюдать пост. Однако это не означает, что надо ставить перед собой каждый раз какой-то новый challenge (вызов) — например, отказывать себе в любимом лакомстве, — но что никогда не следует забывать суть делаемого, постоянно ее проговаривать. Если поступать так — в общем-то, это уже будет пост, а «обновление», думаю, придет само собой.

Мне зимой поститься легче, чем летом, особенно потому, что последние зимы — это, скорее, не лыжи, снег по колено и ясное небо, а слякоть и серость. Так что отсутствие физических радостей заставляет обращаться к другому, более глубокому их источнику.

Все мы немного волхвы

Архиепископ Иона (Черепанов):

Архиепископ Иона (Черепанов). Фото: batushka.org

— У Бродского есть знаменитое стихотворение «В Рождество все немного волхвы». И действительно, в начале Рождественского поста — того пути, который готовит нас к пришествию в мир Спасителя — мы все становимся волхвами. Они шли, преодолевая трудности, из далекой восточной страны, чтобы поклониться новорожденному Младенцу, Царю неба и земли, Владыке всего мира. Их путь таил в себе множество смертельных опасностей, ведь тогда путешествия не были связаны с комфортом, как сейчас. И вступая на свой трудный путь поста, мы тоже уподобляемся волхвам.

Что можно принести в дар Христу? Ведь нет у нас ни золота, ни ладана, ни смирны. Но есть то немногое, что нам помогает приготовить Церковь. Мы можем подарить Богомладенцу свою молитву, свой пост, свое воздержание от греха и страстей. Ведь пищевой пост — всего лишь средство для обуздания нашей плоти. Он нужен для того, чтобы мы истончились, чтобы наша душа стала максимально возвышенной, тонкой, звонкой и могла в чистоте воспринимать изумительные по красоте и поэтичности песнопения, которыми Церковь славит Спасителя.

И в финале нашего пути, на торжественной праздничной службе, которая во многих храмах совершается ночью — подобно тому, как рождение Христа в мир произошло тогда, когда на небе видны были звезды, — Господь тоже подарит нам подарок: удивительную, рождественскую, тихую, спокойную радость.

Журнал «Отрок» можно приобрести только на территории Украины

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.