Эмиль попал в больницу с диагнозом «несахарный диабет», но МРТ показало опухоль головного мозга в области гипофиза. Именно она вызвала диабет. Эмилю назначили четыре курса химиотерапии. Динамика положительная, но мальчик не гражданин РФ, и лечение для него платное. Фонд «Правмир» собирает деньги на оплату четвертого курса химиотерапии для Эмиля.


Лиана и Эмиль очень похожи. Оба веселые, общительные, легко заводят друзей, вокруг них всегда будто сама собой зарождается и начинает кипеть какая-то радостная деятельность. Будто они притягивают людей как магниты. Да, они еще и очень молодые – Лиане всего-то 28 лет, а Эмилю вообще только 9.

Эмиль и Лиана

Его мучила страшная жажда

Когда Эмиль заболел, когда врачи подтвердили, что у него в мозге злокачественная опухоль, Лиана очень долго скрывала от сына истинное положение вещей. Говорила ему что-то про «изменения в головном мозге» и про «необходимое лечение». Ей казалось, что если она скажет правду, то навсегда убьет в своем сыне ту самую первозданную, блестящую, как стекло на солнце, радость. Химиотерапию она называла просто «капельницами», а поход в больницу – «небольшим осмотром».

Но когда они с Эмилем все же приехали в НПЦ «Солнцево» на химиотерапию, все стало ясно само собой. Эмиль, конечно, тут же со всеми сверстниками перезнакомился и начал общаться. Ну а какие могут быть разговоры у детей в онкологическом отделении? Эмиля сразу спросили:

– А у тебя какой рак?

Эмиль сказал:

– Рак? А что это такое? Не знаю, – и побежал спрашивать маму.

Они родом из Узбекистана, из самого красивого его города – Самарканда. Правда, на заработки муж Лианы Шериф все равно ездил в Москву и работал подолгу. Так что постепенно Лиана поняла, что жить в вечной разлуке с мужем ей не хочется, да и сын отца не видит почти – разве это дело? Год назад она решилась и тоже переехала в Москву. Муж работал курьером, Лиана устроилась работать кассиром, Эмиль пошел во второй класс. Все было хорошо, спокойно. Они жили пока у подруги, но начали откладывать на свое жилье, пусть даже на первое время съемное. А в марте Эмиль заболел.

Он вдруг начал все время просить пить, его мучила страшная жажда. Сначала Лиана не придала этому значения, а потом как-то решила замерить, сколько сын выпил жидкости за сутки. Получилось 7 литров. Лиана срочно повела Эмиля к эндокринологу, а тот направил их в Морозовскую больницу. В больнице Эмилю поставили диагноз «несахарный диабет» – редкое заболевание, связанное с нарушением функции гипофиза (мозговой придаток на нижней поверхности головного мозга), которое характеризуется полиурией (выделение 6-15 литров мочи в сутки) и жаждой.

Слушала рассказы и плакала от страха

Лиане, впрочем, диагноз показался неубедительным – почему произошло нарушение в гипофизе? Что вызвало диабет? И она повезла сына на консультацию в НМИЦ нейрохирургии имени Бурденко, где Эмилю назначили МРТ головного мозга. Выяснилось, что у мальчика новообразование в области гипофиза – именно оно вызвало диабет. Вроде совсем маленький очаг – 5 мм, – но когда контрольную МРТ сделали через 3 месяца, оказалось, что первый очаг вырос до 7 мм, а рядом появился второй – 1,5 см.

«Стало ясно: динамика отрицательная, – говорит Лиана. – Мы бегали, искали врачей, попали наконец в Российский научный центр рентгенорадиологии, где врач сразу сказала, что операцию делать нельзя – место неоперабельное, вместо операции будут четыре курса химиотерапии». Так они оказались в НПЦ «Солнцево». На первые два курса химиотерапии Лиана с Шерифом отдали все накопленные деньги, все, что откладывали на квартиру и другие мечты.

Вот тогда, во время прохождения химиотерапии, они с Эмилем впервые поняли, что случилось, что такое онкология.

«У нас обоих был шок! – говорит Лиана. – Мы не были готовы к тому, куда попали».

Лиана слушала рассказы других мам, волей-неволей примеряла все это на своего сына и плакала от страха. Эмиль адаптировался быстрее – у них там с ребятами было в порядке вещей искать информацию про виды рака и его последствия в интернете, а потом обсуждать друг с другом диагнозы. Что-то вроде реакции антистресс – «клин клином».

Так что Лиана зря боялась – Эмиль не растерял своего оптимизма. Но он очень тяжело переносил химию – примерно 15 дней курса и еще неделю после не мог ничего есть, лежал пластом, его постоянно тошнило. Друзья приходили к нему поддержать, поболтать, потому что Эмиль ведь, как магнит, – душа компании. И тогда, если уж становилось совсем невмоготу, он благодушно ворчал: «Все, ребят, приходите попозже, больше не могу».

Остался последний курс химиотерапии, но денег у семьи нет

Третий курс химиотерапии Эмилю оплатил фонд «Жизнь». Опухоль уменьшилась, динамика положительная. «Врач сказала, что этот тип опухоли – бифокальная герминома – лечится в 90% случаев», – говорит Лиана, невольно улыбаясь, почти не скрывая радостной надежды.

Остался последний, четвертый курс химиотерапии. Деньги в семье давно закончились, а рак не ждет.

Если бы Эмиль был гражданином России, его бы вылечили бесплатно. Но Лиана с мужем не успели получить гражданство, они только год назад переехали в Москву, только устроились. Никто не ожидал, что в этот год случится самое страшное – болезнь ребенка. Так что надежда только на нашу помощь. Помогите Эмилю!

Фото: Галина Надводнюк

Фонд «Правмир» помогает онкобольным взрослым и детям получить необходимое лечение. Помочь можете и вы, перечислив любую сумму или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: