Второбрачие для священников: острая проблема или соблазн

Греческое издание Romfea.gr сообщило накануне о том, что Синод Константинопольской Церкви принял решение разрешать вдовым священникам и батюшкам, оставленным своими женами, вступать во второй брак. Преподаватель МДА и ПСТГУ протоиерей Дмитрий Пашков - о существовавших обычаях в поместных Церквях, когда подобная тема последний раз поднималась в России и о том, что это может означать для всех православных Церквей.

Протоиерей Дмитрий Пашков. Фото: tgym.ru

Во-первых, это даже не новость, а непроверенные слухи. У нас перед глазами перепечатка сайта Romfea.gr из американской газеты, издаваемой в США для грекоязычной диаспоры. Корреспондент грекоязычной газеты в Америке «Εθνικός Κήρυκας» («Национальный Вестник») узнал из каких-то неназванных источников о том, что Синод как будто бы подготовил некий нормативный акт, который допускает для вдовых клириков или тех, кто неосновательно оставлен своими женами, вступление во второй брак. В сообщении этой же газеты говорится, что в ближайшие дни появится соответствующий нормативный акт, где будут изложены необходимые детали.

Но пока нигде и никакой официальной информации о решении Синода. Мы имеем лишь перепечатку американской газеты на портале Romfea.gr. Все остальные издания ссылаются на эту публикацию, не удостоверяясь в подлинности сообщения. Так что пока обсуждать, в сущности, нечего.

– Поднимались ли подобные вопросы в истории Русской Православной Церкви?

Да. Святейший Синод в 1795 году обсуждал вопрос о допустимости рукоположения второбрачного кандидата (это – похожая, но несколько иная проблема), но решения принято не было.

Видный сербский канонист епископ Никодим (Милаш) под конец жизни написал статью под названием «Рукоположение, как препятствие к браку». Этот канонист имел когда-то большой авторитет в России – его «Курс канонического права» и «Толкования на каноны» еще при его жизни были опубликованы в России по-русски. Так вот, в этой статье он пытается с точки зрения богословия и церковного права обосновать возможность второго брака вдовым священникам и диаконам.

С моей точки зрения, это была очень смелая статья, в которой автор подвергает критике несколько древних канонов. Ее перевели на русский язык и опубликовали в периодическом научном издании Московской духовной академии «Богословский вестник» в 1907 году, несмотря на то, что в этой работе он противоречит своим более ранним высказываниям. Мне очень любопытно было бы узнать историю этой публикации; остается открытым и вопрос о том, как духовный цензор допустил ее выход. В частности, епископ Никодим утверждал в этой статье, что каждая поместная церковь вправе разрешить этот вопрос в пределах своей области, ничуть не погрешая против основных принципов церковного права.

При подготовке у нас Поместного Собора в печати, да и на самом Соборе в предварительных обсуждениях этот вопрос обсуждался долго и весьма эмоционально. Будущий патриарх Сергий (Страгородский) считал допустимым признать право вступать вдовым священникам в брак, если они овдовели до 45 лет. Молодой на тот момент русский канонист С.В.Троицкий доказывал принципиальную невозможность такого позволения. Собор поддержал позицию Троицкого и счел невозможным изменить сложившийся издревле правопорядок.

– Как вопрос второбрачия обсуждался в целом во Вселенском православии?

В Сербской и Румынских церквях в XIX веке второй брак овдовевшего клирика существовал как широко распространенный обычай. Епископы этих Церквей разрешали такие браки, внимательно рассматривая каждый отдельный случай. Они опирались при этом на так называемую «церковную икономию». Напомню, что икономия (с греч. «домостроительство») – мера целесообразного (чаще всего, временного) отступления от действующего правопорядка ради достижения четко осознанного положительного правового результата. Икономия неприменима к догматам веры (они неизменны и неизменяемы), она применима только к нормам права, и может использоваться только законной церковной властью.

В 1923 году в Константинополе при руководстве Константинопольского патриарха Мелетия IV-го было проведен Всеправославный съезд. Правда, на него приехали представители далеко не всех поместных церквей. В числе прочих участников, на нем присутствовали и два видных русских епископа, но они не представляли Русскую Церковь официально. В стране начались гонения, поэтому у них не было необходимых полномочий.

И вот, на одном из заседаний сербская и румынская делегации подняли вопрос о допустимости второго брака для священников; при этом Черногорский митрополит Гавриил, глава делегации, будущий Сербский патриарх и исповедник (узник концлагеря Дахау), указывал на особую остроту этой проблемы для сербов и просил предоставить возможность жениться вдовым сербским священникам именно на основании уже упоминавшегося нами принципа икономии. Русский участник съезда, Кишиневский архиепископ Анастасий (Грибановский) уклонился от обсуждений, указывая на то, что у русских участников съезда нет достаточных полномочий обсуждать эту проблему; кроме того, он высказывал мнение, что решение о втором браке батюшки-вдовца может вызвать соблазн.

Со съезда архиепископ Анастасий уехал в Сербию, где вместе с другими иерархами Русской Зарубежной Церкви убеждал местных сербских иерархов не придавать этой их обычной норме статуса положительного закона. Был разработан проект, в котором указывалось, что пока не соберётся полноценный Всеправославный собор, можно действовать на поместном уровне в соответствии с этим временным актом, который разрешает такие браки. К слову сказать, греческий богослов Панагиот Н. Трембелас сообщал в своем докладе, представленном в 1971 году Синоду Элладской Церкви, ссылаясь на митрополита Эмилиана, бывшего 25 лет представителем Вселенской Патриархии при Всемирном Совете Церквей в Женеве, что «и в Сербской и в Румынской Церквах тысячи приходских священников живут с сожительницами»…

– Правильно я понимаю, что решения других Поместных церквей не требуются?

Напротив, всегда требуются. Но то, что было постановлено 1923 году, имело статус лишь законопроекта, требующего общеправославного обсуждения в будущем.
Насколько я могу судить, в последние годы грекоязычные православные в США активно обсуждают тему второбрачия. В местной периодике (в частности, в газете «Национальный Вестник», откуда и просочились эти непроверенные слухи) время от времени публикуются статьи с пожеланиями официального обсуждения этого вопроса.
Где-то на просторах интернета можно найти отголоски обсуждения этой проблемы и со стороны Священного синода Элладской церкви. Складывается впечатление, что греческие иерархи периодически размышляют на эту тему. И если бы одна из поместных Церквей приняла такое решение, возник бы интересный теоретический вопрос, – насколько широко можно пользоваться икономией не только как инструментом правоприменительной практики, но и правотворческим принципом. Пока я лично не готов на этот вопрос отвечать.

– А что значит существует на уровне обычая?

Обычай бывает юридическим, правовым, а бывает неправовым. Первый – соответствует правопорядку и повсеместно воспроизводится долгое время. Тогда он сам становится источником права, хотя и плохо определенным. Бывает, что обычаи порой противоречат основным принципам действующего правопорядка. Тогда их называют «неправовыми».

– Решение о второбрачии принимается Поместной церковью в частном порядке?

Эпоха Вселенских соборов закончилась. Закончилось время, когда Церковь принимала решения общеобязательного характера. Церковь существует как духовное целое, состоящее из самодостаточных и суверенных единиц, которые мы и называем Поместными церквами. Каждая из них обладает значительной свободой, в частности, в сфере собственного правотворчества. Каждая Православная церковь на своем поместном уровне, если сравнивать по схожим предметам правового регулирования, упорядочивает их по-своему.

– Когда мы говорим о частном порядке, то мы имеем в виду в том числе порядок решения самих частных случаев. Требуется ли официальное разрешение на второй брак? Или если решение принято на уровне Константинопольской церкви, то этого достаточно для того, чтобы действовать?

В этой микроскопической статье американской газетки о слухах, будто бы Синод Вселенской Патриархии в скором времени издаст официальное решение, содержится пара уточняющих фраз. Но повторюсь, это только слухи, которые мы с вами и обсуждаем. Согласно этим слухам, во-первых, решение зиждется на принципе икономии, то есть целесообразности, а значит, принимается не в отмену канонов, а для решения сложной текущей проблемы. Во-вторых, по каждому отдельному случаю местным епископом готовится некое досье, которое посылается в Синод и каждый случай рассматривается Синодом особо. Речь в этих слухах – о некоей норме, которая вовсе не предоставляет всеобщее субъективное, так сказать, право. Она дает возможность запустить некоторую процедуру с открытым, непредсказуемым результатом. И наконец, это касается только одной Поместной Церкви, не затрагивая правопорядок других Церквей.

– Единобрачие – канон. А каноны принимались всей Церковью, это значит, что пересматриваться они должны совместно Поместными церквами. Если одна Церковь в частном порядке принимает такое решение, не может ли это вызвать отказ прочими Церквами продолжить общение?

Нет, это может вызвать только обсуждение. Вопрос второбрачия совсем не повод для конфликтов. Ничьи интересы, я имею в виду интересы других Поместных церквей, не затрагиваются и не ущемляются.

Есть, например, каноны Вселенских соборов, предписывающие перекрещивать только тех инославных, которые очень далеко догматически и литургически отстоят от Православия. Однако очень скоро по окончании Смутного времени в России, когда польские католики вторглись в Русское Царство и уязвляли Русскую Церковь, было принято на поместном уровне соборное решение о перекрещивании «латинян». На Руси до этого их не крестили, а принимали в лоно Православия через миропомазание или покаяние. Это была своеобразная «икономия строгости», которая действовала ограниченное время, несколько десятилетий. Католиков начали перекрещивать, чтобы они почувствовали, так сказать, насколько глубоко они оскорбили нас своим вторжением.

Для чего я об этом сейчас вспомнил? Дело в том, что история Православия, и, в частности, история Русской Церкви говорит нам о том, что прецеденты «целесообразного» отступления от канонов случались и раньше. Другой вопрос, который может теоретически возникнуть, – насколько широко каждая Поместная церковь может пользоваться этим инструментом? Если соответствующий нормативный акт Константинопольской патриархии все-таки появится официально, мы сможем заключить, что она считает допустимым пользоваться принципом икономии довольно широко.

Беседовала Дарья Рощеня

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Чем больше нецерковных людей увидят эти картины – тем больше их придет к пониманию Бога
Нужно срочно найти «поломку» в генах – родителям Яны нужна помощь
Зачем считать виртуальные потери и почему Сталина некорректно приравнивать к Гитлеру

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: