«Вы не пугайтесь, он не такой, как раньше» – мама вышла из реанимации и заплакала

|

Год назад на Новосходненском шоссе, у пешеходного перехода, 12-летнего Рому сбил пьяный водитель иномарки. Последствия черепно-мозговой травмы очень тяжелые: Рома не может ходить, говорить, видеть, есть самостоятельно. Но прогноз хороший. Врачи считают, что прогресс еще будет, все зависит от приложенных усилий. Сейчас Роме жизненно необходим курс восстановления в реабилитационном центре и наша помощь. Его мама одна не сможет собрать такую сумму. Стоимость лечения – 315 630 рублей.

Первая мысль: через неделю 1 сентября

22 августа 2017 года. 12 часов дня. Микрорайон Сходня. Рома поехал на велосипеде за картошкой фри. Кафе быстрого питания было недалеко от дома, добрался быстро. Позвонил маме, чтобы та не волновалась.

До аварии

“После разговора с Ромой прошло минут десять. Я была на работе, шла с обеда. И вдруг – снова звонок с его номера. Говорила какая-то женщина: “Вашего ребенка сбила машина”. Я пришла в ужас, но еще не понимала, что на самом деле произошло. Помню, как подумала: “Вот сломает сейчас какую-нибудь ногу, а через неделю 1 сентября, начало года пропустит…”” – вспоминает Юлия.

Она и представить не могла, что ее сын пропустит не одно 1 сентября и что каждый новый день для него станет борьбой… за жизнь.

На Новосходненское шоссе, где произошло ДТП, Юлю привез коллега. Сама вести машину в шоковом состоянии она не могла. На месте происшествия были только сотрудники полиции. Рому уже увезла скорая. От очевидцев Юля узнала, что ее сын стоял у пешеходного перехода, придерживая рукой велосипед. По шоссе на большой скорости двигалась иномарка, пытаясь обогнать другие машины. Водитель был в нетрезвом состоянии. Он не справился с управлением, и автомобиль вылетел на обочину. В ДТП пострадал один человек – Рома.

Рома. Фото: Анастасия Демьянова

“Вы не пугайтесь, он не такой, как раньше”

В детскую городскую больницу имени Башляевой Юля в тот же день привезла документы сына, но в реанимацию ее не пустили. Рома был без сознания. Пока врачи боролись за его жизнь, Юля продолжала надеяться и не верить: “Ну, полежит Ромыч в больнице немножко… И мы вернемся домой”. Вспоминала рассказы знакомых, что после таких черепно-мозговых травм бывают дефекты речи. И успокаивала себя тем, что Рома будет заниматься с дефектологом и все наладится.

В реанимацию к сыну ее пустили только на второй день. “Реаниматолог сразу сказала: “Вы не пугайтесь, он сейчас будет выглядеть по-другому, он не такой, как раньше”. Она была рядом, поддерживала меня за плечи.

До аварии

Накануне вечером врачи сделали Роме трепанацию черепа. Были опасения, что из-за отека мозга он может умереть. Помню его перебинтованное лицо, синяки под глазами, распухшую руку. Он был в коме”, – рассказывает Юля.

В медикаментозной коме Рома находился 12 дней. Врачи не делали никаких прогнозов. Но каждый день был днем надежды. Первые сутки, первые трое суток, первые 7 дней… Если пострадавший переживет эти дни, значит, самое страшное миновало.

Но страшнее всего было, когда Рому вывели из комы.

В больнице

“Вот тогда я испугалась по-настоящему. Ромыч был под действием препаратов. У него закатывались глаза. Они то открывались, то опять закрывались. Взгляд не фокусировался. Сын выглядел обезумевшим. Это было ужасно. Я тогда не смогла на это смотреть. Вышла из реанимации и заплакала. Именно в тот момент я поняла масштаб того, что случилось”, – говорит Юлия.

В реанимации Рома провел 20 дней. Врачи поставили ему трахеостому (специальная трубочка, которая помещается хирургическим путем в трахею), потому что дышать самостоятельно он не мог. Кормили через зонд. Легкую суставную гимнастику делали попеременно инструктор ЛФК и мама.

Лечение продолжилось в нейрохирургическом отделении той же детской больницы, а после – в клинике Рошаля. Там Роме сделали операцию: закрыли дефекты черепа височной области с двух сторон аутокостью. Начали реабилитацию.

Из больницы мы забрали “бревно”, которое ничего не могло

В истории болезни врачи написали: “Вегетативное состояние. Взгляд не фиксирует, слежения нет. Выполнения инструкций нет. Грубый спастический тетрапарез (патологическое нарушение со снижением двигательной активности рук и ног – прим. ред.). Требует постоянного ухода круглосуточно”.

“Из клиники Рошаля мы забирали “бревно”, которое ничего не могло. У сына были “спастические руки” – все время согнуты в локтях, загнуты к плечам. Прямые ножки. И все время закатывающиеся глаза. Дома, без постоянного наблюдения специалистов, в его состоянии находиться было бы слишком опасно, невозможно. Я не знала, что делать и, главное, – как жить дальше. Таких тяжелых детей многие клиники боятся брать – вдруг что-то случится. Никто не хочет брать на себя ответственность… Но в клинике Рошаля нам дали адрес реабилитационного центра, который принимает таких больных”, – рассказывает Юлия.

В реабилитационном центре они с сыном провели больше трех месяцев. Из них бесплатно, по квоте, лечились только три недели. Первые успехи Рома сделал именно там – начал шевелить руками. И, по словам мамы, даже научился хитрить, если не хотел чего-то делать: на занятиях у нейропсихолога он часто засыпал, а перед, либо во время, ЛФК все время хотел в туалет.

Рома ничего не видит, но улыбается девушке-массажисту

Врачи пока не могут оценить уровень сознания Ромы. В выписках и заключениях пишут, что минимальный. Но психолог сомневается. Рома не контролирует свое тело и не может дать ответ, но он слышит и различает людей. Когда рядом незнакомые, напрягается. От неожиданных прикосновений вздрагивает. Когда рядом мама, Рома расслабляется и засыпает.

Рома с мамой. Фото: Анастасия Демьянова

Совсем недавно он начал улыбаться девушке-массажисту, с которой они выполняют упражнения по сенсорной интеграции. Ему нравится, когда по телу водят щеткой. И он это чувствует. Нравится, когда его раскачивают на матрасе. И он чувствует, что качается. Нравится, когда стучат его рукой. И он чувствует, что рука есть.

Рома не может видеть девушку-массажиста, потому что у него атрофирован зрительный нерв, но неизменно дарит ей улыбку. Сейчас ему очень нужен новый курс реабилитации: ЛФК, эрготерапия, физиотерапия, массаж, занятия с логопедом, нейропсихологом и психологом. Врачи отметили положительные сдвиги после первого реабилитационного курса. Они уверены, что прогресс еще будет. Все зависит от приложенных усилий. Главное – не сдаваться. И не останавливаться.

Стоимость лечения в реабилитационном центре – 315 630 рублей. Роме очень нужна наша помощь.

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Ведь это самое важное в любой сложной ситуации – не сдаваться. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Темы дня
Чем больше нецерковных людей увидят эти картины – тем больше их придет к пониманию Бога
Нужно срочно найти «поломку» в генах – родителям Яны нужна помощь
Зачем считать виртуальные потери и почему Сталина некорректно приравнивать к Гитлеру

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: