Третья подготовительная неделя Великого поста – Неделя о Страшном суде. Но что христиан ожидает, когда время Суда действительно настанет? Размышляет священник Георгий Белькинд, клирик Иоанно-Предтеченского храма (г. Венев Тульской обл.), президент Образовательного фонда им. братьев Сергея и Евгения Трубецких (г. Москва).

Священник Георгий Белькинд

Удивительно, просто непостижимо, как самые главные вещи оказываются вне поля зрения, оказываются за пределами нашего внимания.

Вот, мы веруем в Воскресшего, а потому себе чаем воскресения из мертвых и жизни будущего века. Но давайте спросим в храме у верующих – не случайно зашедших, а именно церковных людей: «Вы знаете, что будет два воскресения и что можно не попасть на Суд Божий?» Вряд ли услышишь в ответ что-то вразумительное, а то еще и еретиком посчитают, хотя Господь об этом прямо говорит, и эти слова звучат в церковном богослужении чуть ли не чаще других евангельских текстов, потому что это зачало читается на отпевании: «Аминь, аминь глаголю вам, яко слушаяй словесе Моего и веруяй Пославшему Мя, имать живот вечный, и на суд не приидет, но прейдет от смерти в живот… И изыдут сотворшии благая в воскрешение живота; а сотворшии злая в воскрешение суда» (Ин. 5:22, 29).

Знание о Дне Господнем, о всеобщем Суде есть во всех более или менее развитых религиозных культурах, но мы, христиане, имеем прямое откровение от Того, Кто «пришел не судить мир, но спасти мир» (Ин. 12:47). И неделя о Страшном Суде, думается, наилучший повод вспомнить об этих основах нашей веры. Мир будет судим, и все восстанут от гробов своих. Но есть и иное воскресение – воскресение жизни, то есть те, кто прошел вратами смерти, могут воскреснуть не на суд, а сразу в Жизнь Вечную.

У этого свидетельства Священного Писания есть и непреложно принимаемые Церковью свидетельства Священного Предания. Например, о воскресении Пресвятой Пречистой Преблагословенной Матери Божией; мы храним эту историю о Фоме, который не успел на Ее похороны и, чтобы попрощаться, просил открыть гробницу, но тела Богородицы там не обрели.

Мы почитаем святых угодников Божиих, кои уже частью улучили это воскресение жизни, минуя суд, ибо они живы, и мы прибегаем к их помощи, к их ходатайству перед Господом. Все эти дивные истории, которые так любят паломники, о переобувании святителя Спиридона, и что мощи его сохраняют температуру человеческого тела, как и мощи преподобного Александра Свирского, – говорят нам о том, что вечная жизнь стала доступна для них, а значит, и для нас. Этими свидетельствами святая Церковь побуждает нас к исканию пути воскресения жизни, а не воскресения суда. Бог ищет нас помиловать, то есть дать жизнь, возможность воскреснуть в жизнь вечную.

«Ин Суд Божий, ин суд человеч». Ведь дело же не в том, что нам предъявлено обвинение в некоем преступлении и нужно «развалить дело», найти себе оправдание и алиби.

Дело в том, что мы полумертвы в падшей природе своей и нам нужна жизнь, нужно ожить через Дух Животворящий, через таинства Христовой Церкви нужно войти в это воскрешение жизни, переборов грех Христовой благодатью.

А получается, что Слово Божие подменяется юридической терминологией, как будто идет разбирательство по доносу и надо нанять опытного адвоката, который бы на прокурорское крючкотворство свое бы крючкотворство ответное устроил. Я, на самом деле, не очень представляю себе, что кто-то в действительности молится и постится, делает добрые дела, занимается церковной благотворительностью или социальной работой для того, чтобы исполнить, так сказать, «инструкцию по оправданию» на Страшном Суде. Что же это за добро, которое является средством, а не целью?

Более того, сама идея оправдания делами – это все следствие некоторого искажения, которое традиционно православными полемистами критиковалось в пику католическому пониманию спасения как искупления, откуда пошли идеи сверхдолжных заслуг, а потом и индульгенции. Это все вещи какого-то юридического сознания, где есть список обвинений и нужно построить себе грамотную защиту, а по-простому – «отмазаться».

Мне рассказывали, что недавно с успехом презентовали «инновационную разработку» – школьный «Дневник добрых дел». Дети должны туда записывать все, что сделали хорошего. Вот ведь стыдоба!

Господь говорит: «Пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» (Мф. 6:3), а православные педагоги ребенку книжечку подсовывают – «Дневник юного фарисея». Сделал добро – не забудь галочку поставить.

Мы не должны никому демонстрировать достижения (какие?) и что-то предъявлять в свое оправдание как виновные. То, что мы – род падший, и смертный, и грешный – это есть свойство природы нашей, но она спасена Господом и преложена от смерти в жизнь, мы же это усваиваем, мы же причащаемся Бессмертной Жизни. Становится ли бессмертие нашим и, следовательно, становимся ли мы Христовы?

Если Он – наш Бог, а мы – Его люди, то мы не должны перед Ним оправдываться, как чужие. Мы же Ему – свои. Значит, все остальное – этот благотворит, тот молчит – второстепенно. Все разные, но если ради Христа и Христом, то все во славу Божию! Во славу Божию, а не для того, чтобы дневник добрых дел предъявить. Не подневольная должна быть у нас психология – как бы ловчей обмануть начальника, но радостное христианское веросознание детей Отца Небесного: «Осанна Сыну Давидову! Ей, гряди, Господи Иисусе!»

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: