«Вызываю врача утром, а он приходит к обеду» – почему в поликлиниках все так

|
Сколько пациентов в смену может принять участковый врач, чем врач общей практики отличается от терапевта и кто из них может лечить конъюнктивит и отит? Сколько дней есть на постановку диагноза и что сами врачи поликлиник думают о пациентских «хочу» — «Правмир» на условиях анонимности поговорил с заместителем главврача московской поликлиники и записал ее комментарии по ключевым вопросам.

Чем врачи общей практики отличаются от терапевтов?

Врач общей практики обладает основными знаниями по каждой специальности – офтальмология, оториноларингология, неврология, отчасти хирургия, ортопедия, кардиология, эндокринология.

Например, человек длительное время страдает остеохондрозом, и у него случилось обострение — врач общей практики в состоянии провести диагностику и назначить лечение, определить — это общая симптоматика или проявление заболевания вне его профессиональной компетенции.

Терапевты не обучены владению некоторыми манипуляциями и владению оборудованием — например, офтальмоскопом или риноскопом, в то время как врач общей практики может, к примеру, измерить глазное давление.

Врачи общей практики получают профессиональную переподготовку – на протяжении 5-6 месяцев обучаются, это такая же специальность, как и любая другая медицинская. Она ложится уже на профессиональную базу того же терапевта, или кардиолога, или эндокринолога, который получил переподготовку.

Узкопрофильные специалисты в большей степени загружены пациентами, которые не нуждаются в их помощи, а попадают туда в силу разных причин — в том числе из-за массы информации из соцсетей и масс-медиа. Почитав все это, пациенты теряются, находят у себя массу болезней, и нужен врач-фильтр, способный понять, насколько пациенту необходима специализированная помощь, чтобы узкие специалисты занимались именно своим делом.

Есть два варианта направления пациента к более узкому специалисту: неудача в лечении, когда оно не привело к желаемому результату, или же проявления заболевания слишком тонки и это относится к компетенции именно профильного специалиста. Другой пример: пациент пришел с банальным конъюнктивитом — у врача общей практики есть необходимое оборудование для осмотра, он имеет право назначить лечение и оценить его результаты.

Разве пациенту нельзя самому обратиться к узкому специалисту?

У нас все еще сохраняется тенденция, что пациенты сами определяют показания к направлениям к специалистам. Такого не должно быть. Слово «хочу» должно быть исключено, оно не основополагающее для попадания к врачу.

Зачем вообще человек идет к врачу? Он заболел или принимает постоянную лекарственную терапию — для этого минимум раз в три месяца его должен осмотреть врач, не нужны ли коррективы. Или человек пришел на профилактический осмотр или диспансеризацию. Других поводов для обращения к врачу быть не может. Все должно быть в рамках медицинских показаний. Для этого и существует врач общей практики.

Система медпомощи разделена на уровни. Первый — врачи, оказывающие первичную помощь, те, к кому пациенты могут записаться сами. Второй уровень — кардиологи или неврологи, врачи, к которым пациенты направляются по решению врача первого уровня. Либо пациент прикрепляется к врачу второго уровня и имеет право записываться к нему сам. Такие пациенты включены в группу диспансерного наблюдения — например, больные сахарным диабетом 1-го типа подлежат обязательному наблюдению раз в месяц, перенесшие инфаркт миокарда в течение года наблюдаются у кардиолога, плюс пациенты с вирусным гепатитом, с эпилепсией, рассеянным склерозом, миастенией, таких заболеваний не мало.

Максимальное число пациентов в смену — 35 человек. Шаг сетки терапевта — 12 минут на прием, 15 минут — для врача общей практики, у хирурга, например, 10 минут, поскольку много повторных приемов. Длительность приема также регламентирована приказами Департамента здравоохранения.

Сколько времени врач общей практики будет устанавливать диагноз?

Нам дается 10 дней, чтобы провести оптимальный набор исследований и направить к нужному специалисту. Любой врач, к которому пришел пациент, может заподозрить онкологическое заболевание. Есть приказ, где четко прописана маршрутизация такого пациента в зависимости от локализации – какие исследования сделать и куда отправить дальше, там даже не надо много думать — просто четко следовать инструкции.

Наша задача — соблюдать отведенные сроки, этому сейчас уделяется много внимания. Если мы не справляемся сами, должны отправить пациента в КДЦ или стационар. При обращении пациента в течение 10 дней мы должны установить диагноз — любой.

Территориальная программа госгарантий оказания медпомощи оговаривает сроки: к терапевту доступность записи в эти же сутки, врач второго уровня — 7 дней, КТ и МРТ — 26 календарных дней, другие исследования – 7-10 дней. И вот поэтому мы должны так выстроить работу поликлиники, чтобы тот же невролог не был завален бабушками с остеохондрозом, а к нему на консультацию мог попасть человек действительно с профильной проблемой.

Манифестация (первое проявление) заболевания, хронический болевой синдром, обострившийся из-за того, что человек, например, переработал — со всем этим спокойно совершенно может справиться врач общей практики. Его не надо бояться, опытные врачи общей практики подчас могут быть лучше и квалифицированнее начинающего невролога.

А если к врачу надо срочно?

Всегда есть возможность оказать помощь пациентам в порядке живой очереди. Если к дежурному врачу общей практики приходит пациент, у которого оказывается гнойный отит — то есть нужны определенные манипуляции, он по «красному талону» будет записан к лору. Но лор – все же полухирургическая специальность.

Вообще второй уровень — это те врачи, которые не оказывают экстренную помощь. Назначить обезболивание может тот же врач общей практики, набор препаратов в поликлиниках весьма ограничен — это не стационар. Если пациент нуждается в специализированной стационарной помощи, его туда точно направят.

Сейчас можно записываться к врачам в разных филиалах поликлиники – это лучше для пациентов?

В 2012 году началось укрупнение поликлиник — есть головное учреждение и филиалы. Это связано с лицензированием меддеятельности, специалисты второго уровня, как правило, есть во всех филиалах, только более редкие специальности — например, пульмонолог, иммунолог или гастроэнтеролог — могут быть в каком-то одном филиале, но доступность к ним равнозначна для всех пациентов. Одно из условий такого объединения поликлиник — транспортная доступность филиалов в течение 40 минут.

Терапевт привязан к территории обслуживания, а вот к другим врачам можно записываться в разные поликлиники. Но я это не приветствую: пациента должен лечить один врач, он знает его динамику, он не будет тратить время приема на вводные вопросы. Так же и с врачами общей практики — стоит приходить к одному и тому же. Бывает, что пациентам не нравится участковый врач, и его можно сменить, да. Но, повторюсь, когда человека наблюдает один врач – это залог успеха, он способен заметить все изменения.

Количество — сколько раз пациент может менять врача — не оговаривается, это абсурдно, согласитесь. А потом, это делается и с согласия врача обязательно. Если что-то вдруг сильно заболело, понятно, вы приходите к дежурному врачу, но по предварительной записи – старайтесь попасть к своему терапевту.

А если мне надо просто поговорить с врачом?

У нас есть пациенты, которые приходят каждый день. Что называется, “а поговорить?”. Мы стараемся их вычислять и беседовать с ними отдельно, чтобы они не забивали нам запись. Как правило, такое поведение связано с определенными психологическими проблемами, когнитивными расстройствами возрастного плана, психиатрическими заболеваниями — они могут записываться и к двум врачам в день.

Есть одинокие люди, они приходят просто поговорить — почему бы нет? В поликлиниках сейчас созданы зоны комфортного пребывания, здесь тепло и светло, лучше, чем у некоторых дома. И работать с такой аудиторией — это невероятно тяжело.

Но ведь невозможно ограничить количественный доступ к врачам, ЕМИАС тоже этого не предусматривает — как мы проведем грань, когда человеку действительно может требоваться помощь, а когда он пришел просто так? Здесь уже надо их вычислять и работать с ними «вручную» — администраторам, мне и заведующим — объяснять: если вам хочется прийти, приходите, мы поговорим — но не забивайте прием врачей.

Почему я вызываю врача рано утром, а приходит он к обеду?

Сейчас служба разделена следующим образом: есть участковые врачи, у каждого 1200 человек, есть отделения для оказания помощи на дому и отдельная патронажная служба, которая занимается маломобильными пациентами. Это три разные группы врачей.

Мы стараемся делать так, чтобы два врача — участковый в поликлинике и выезжающий на дом обслуживали одну территорию, одни и те же семьи.

У врачей, которые посещают вас на дому, скользящий график, норматив два человека в час при восьмичасовом рабочем дне. Норматив включает и время на дорогу. Полученный вызов должен быть отработан в течение 8 часов, мы должны выстроить маршрут врача так, чтобы он минимум времени тратил на дорогу, поэтому время сделанного вызова не играет роли — вы могли позвонить в поликлинику утром, а доберется к вам он в обед. В эпидсезон бывает до 40 вызовов на человека в смену, врачи задерживаются на работе, пока объедут всех.

У патронажной службы самая тяжелая группа пациентов, очень требовательная и капризная. К таким пациентам выезд осуществляется минимум раз в месяц. У каждого врача есть две медсестры, на каждую из них приходится до 200 больных. Кратность патронажа в каждом случае определяет врач — некоторым нужно обработать пролежни или делать перевязки раз в день, кого-то навещать раз в неделю, к кому-то — приезжать раз в две недели.

Почему врач сидит перед электронной картой, но все равно пишет в бумажную?

Сейчас мы разбираемся с созданной структурой, сейчас все выкристаллизовывается, может, и будут какие-то организационные решения, но пока все работает так. Нам не очень нравится, что участкового врача разлучили с медсестрой, сейчас последние находятся на сестринском посту, а врачи работают в одиночку и несколько потерялись. Мы стараемся сблизить их обратно. У врачей общей практики манипуляций достаточно много, и к ним мы вернули медсестер. На каждые пять кабинетов этих врачей существует манипуляционный кабинет — там могут сделать перевязки, снять простые швы, остроту зрения проверить, снять ЭКГ. И это может сделать сестра, чтобы разгрузить врача.

Все должно стать проще с введением электронной карты, но пока переходный период — и бумажный носитель, и электронный — довольно тяжело.

И пока передаются бумажные носители, вернее, делается копия для медорганизации, если пациент, например, переехал и теперь получает помощь в другом месте. Оригинал остается в первом медучреждении. Ксерокопии медицинских документов мы можем выдать по вашему заявлению, по ФЗ № 59 это делается в 30-дневный срок, но обычно это гораздо быстрее.

Как пройти диспансеризацию?

Диспансеризация проводится раз в три года, а в оставшиеся два года человек один раз может пройти профосмотр. Изменился набор исследований — он сократился, убрали УЗИ, например, чем, кстати, недовольны многие пациенты.

Есть отдельные исследования в плане онконастороженности — в 21 год девушки должны сделать цитологию, в 39 лет — маммографию, всем после 40 лет нужно сделать гастроскопию и колоноскопию, но эти обследования назначает врач, это несколько иное.

Профосмотр и диспансеризация проводятся в отделении или кабинете медпрофилактики. Никуда не нужно записываться специально, просто приходите и говорите регистратору — я хочу пройти профосмотр или диспансеризацию.

К сожалению, пока это не пользуется большой популярностью, видимо, пока это не сделают обязательным, ситуация не изменится. У нас люди, с одной стороны, очень требовательны, а с другой — медицински безграмотны. Они хотят лечиться, но не хотят профилактики, которая позволит им не лечиться. Нужно менять психологию общества, возможно, даже где-то жестко.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: