Я никогда раньше не видел, чтобы обыкновенные ботиночки могли так кричать о боли

Рассказ «Ботиночки» из книги священника Александра Дьяченко «Схолии. Простые и сложные истории о людях», вышедшей в издательстве «Никея».

Только вернулся из епархии, как позвонили и сообщили, что умер дедушка Василий, наш старейший прихожанин. Человек порядочный и необыкновенно трудолюбивый. Всякий раз по дороге в храм и обратно я прохожу мимо их дома. И если видел их с бабушкой Клавой, так только согнувшимися над грядками с лопатой или граблями в руках.

Еще они высаживали целую плантацию тыкв и кабачков. Хочешь — срывай, уноси и ешь на здоровье. Мимо их дома трудно пройти незамеченным, тем более что забор у них был не такой, как принято сегодня, сплошной металлический высотою в два метра, а как раньше — невысокий, дощечка через дощечку. Обязательно кто-нибудь из хозяев тебя увидит: или старики, или дочь с мужем, или внучка.

Дед с внучкой — неразлучные друзья. Сегодня удивительно видеть подростка, копающегося в земле, а эти двое, как ни посмотришь, — все чем-то занимаются. И подумаешь: деду бы внука, он бы его многому научил.

— Дедушка! Дедушка, батюшка идет!

Священник Александр Дьяченко

Все, стоп, тебя заметили. И вот уже внучка спешит с пакетом, полным зелени, свеклы, морковки. Не возьмешь — обидятся, хоть мимо не ходи.

Год назад дедушка Василий заболел, и я стал чаще бывать у них в доме. По нынешним меркам дом небольшой. Строили они его сами, полвека назад, когда перебрались в наши места откуда-то с Оки. Бабушка Клава говорила:

— Маленький дом — это хорошо, его протопить легче. И потом, ты не смотри, что он маленький, для дома это не важно. Главное, чтобы тебя в этот дом ноги сами несли.

Даже тяжело заболев, дедушка Василий не пропускал службы. Вместе с хозяйкой они приходили в церковь и всякий раз причащались. За неделю до смерти он отстоял последнюю воскресную службу, причастился и слег. Лежал последние три дня и скончался в сознании.

На отпевание собрались все свои, люди все больше взрослые. Плакала одна только внучка, девочка лет пятнадцати. Она старалась казаться спокойной, но слезы текли и текли по ее лицу.

Я подал возглас, все взяли в руки свечи, и эта девочка тоже. Она стояла, уткнувшись лицом в угол между шкафом и стеной. На ее лицо падала тень от шкафа, и сторонний человек не догадался бы, что за чувства она сейчас испытывает.

Зато были видны ее ножки в коричневых брючках, вытянувшиеся в струнку, словно по стойке смирно. И еще черного цвета ботиночки с промокшими от растаявшего снега носами. Я смотрел на них и не мог оторвать взгляд.

Сутки прошли, а эти вытянувшиеся в струнку ножки с осиротевшими ботиночками, уткнувшимися друг в дружку мокрыми носами, все стоят у меня перед глазами.

Я прежде никогда не видел, чтобы обыкновенные черные ботиночки могли так громко кричать о том, как больно в эту минуту тому, кому принадлежат эти ножки.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Темы дня
– Так называемое поколение ЯЯЯ – это дети девяностых. Дети безвременья, поколение демографической ямы. Мы, родители,…

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: