Глухие люди чаще всего живут в своем замкнутом мире, не стремясь выйти за его пределы – так комфортнее и безопаснее. Но взаимодействовать с окружением все-таки приходится – общаться, посещать различные инстанции, искать работу и участвовать в общественных делах.

Тимур Дугаров – с детства инвалид по слуху, вырос в многодетной семье, воспитывался в интернате, а сейчас работает, ведет активную общественную жизнь. В 2018 году он создал Молодежную организацию глухих и слабослышащих Тюменской области и помогает инвалидам осваивать компьютер, искать работу и налаживать связи со здоровыми людьми.

До 12 лет делал вид, что слышу нормально 

Тимур Дугаров – степной бурят, родился в многодетной семье в поселке Кункур Агинского района Читинской области. С детства привык к работе – помогал родителям пасти коров и овец, сгребал сено, еще мальчишкой освоил разные виды техники – научился управлять трактором, ездил на мотоцикле и «шестерке». 

После детского сада Тимур стал часто болеть, перенес разные инфекции, после этого слух у него резко стал снижаться. 

– Не могу точно сказать, что повлияло на это – мои недуги или же наследственность, – рассказывает он. – В моей семье есть родственники с нарушениями слуха. Нас, детей, пятеро, я самый старший. Мой брат слышит хорошо, сестренка слухопротезированная, братья-двойняшки – один хорошо слышал с рождения, у другого были проблемы со слухом, но по линии военкомата его вылечили – сделали операцию, он отслужил в армии, сейчас слышит хорошо. Мой отец тоже плохо слышал, но стеснялся носить слуховой аппарат.

Тимур Дугаров

Тимур стыдился своего плохого слуха и в школе до 12 лет делал вид, что слышит нормально. В результате учился на одни тройки, и все думали, что так и надо – просто такие способности у ребенка. Но потом тугоухость скрывать стало невозможно.

– Все поняли, что я плохо слышу, дети обзывали глухим.

Было, конечно, обидно, но со временем я стал больше наблюдать за такими, как я, и понял, что жизнь на этом не заканчивается.

Например, у нас в деревне жил один глухой, но у него были просто золотые руки, поэтому даже мысли не возникало о его неполноценности. И таких людей много, – говорит Тимур. 

В интернате мы не чувствовали, что обделены

В 7-м классе родителям Тимура Дугарова предложили отправить мальчика в республиканскую специальную коррекционную школу-интернат в Улан-Удэ. Там училось много земляков и родственников Дугаровых, поэтому и Тимура решили отправить туда же. 

“Поставили умственную отсталость, а нужен был слуховой аппарат”. Почему ментально здоровых детей ждет интернат?
Подробнее

– В школе-интернате я узнал, что такое жестовый язык, выучил его за полгода. Мне подобрали слуховой аппарат. Если бы это сделали еще в школе, то, думаю, я там бы и остался и смог бы учиться нормально. Через два года я стал хорошистом, потом отличником. Учиться сразу стало интересно, было стыдно что-то не знать, что ребята уже прошли к моему возрасту. В общем, активно наверстывал упущенное, – вспоминает Тимур Дугаров.

Он до сих пор с благодарностью вспоминает своих учителей и директора школы-интерната за то, что они помогали своим воспитанникам подготовиться к самостоятельной жизни. 

– Это были непростые годы – 1997-2000-е, мы все в интернате делали сами – убирали на улице, красили, что-то ремонтировали. Но не чувствовали, что чем-то были обделены. Наверное, дело еще и в нашем директоре – эта женщина оказалась фанатом своего дела, очень старалась, чтобы мы выросли полноценными людьми. Она побуждала нас ходить в кинотеатры, в театры, на оперу и балет. Я помню оперу, мы, дети, конечно, не понимали, зачем мы там, признаюсь, что и баловались, но все равно запомнили эти походы – атмосфера, торжественность, красота. Также активно занимались спортом, участвовали в соревнованиях по волейболу и футболу. Занимали последние места, но главное же – участие. Кроме того, директор приводила к нам священнослужителей, которые рассказывали нам о религии, мы ходили в местные храмы, даже помогали их строить. Это было удивительно, – рассказывает Тимур.

Мы вели обычную студенческую жизнь

По инициативе директора школы-интерната воспитанников также готовили к будущей профессиональной деятельности. Раз в неделю мальчишки ездили на Улан-Удэнский локомотивовагоноремонтный завод – одну из крупнейших организаций в городе. Там, кстати, говорит Тимур, до сих пор работает много инвалидов по слуху, получают неплохие деньги. Раз в неделю до обеда ребята осваивали различные станки, принимали участие в изготовлении плацкартных железнодорожных вагонов. А девушки в это время обучались парикмахерскому искусству, практиковались на детях из детдомов. 

– Мне тоже было интересно парикмахерское дело, но я как-то стеснялся этому обучаться. Еще директор приглашала к нам выпускников школы-интерната, которые достигли чего-то в жизни. Интересно, что еще обучаясь, они плохо говорили, а с нами разговаривали уже хорошо. Объясняли нам, почему надо общаться – чтобы уметь конкурировать в этом мире.

После таких выступлений начинаешь думать о будущем более широко, понимаешь, что за взрослую жизнь надо брать ответственность на себя, – вспоминает Тимур Дугаров.

В интернате воспитанникам раздавали брошюрки с базой учебных заведений, которые принимают выпускников с нарушениями слуха. Так как Тимура увлекло программирование, он решил получить эту профессию и поступил в Новосибирский государственный технический университет.

Тимур Дугаров получил профессию программиста

– В вузе я убедился, какой сильной была наша школа – все ребята поступали на бюджетные места. Одно из интересных наблюдений – наши сурдопереводчики, их было немного, но они умудрялись всем угодить, переводили качественно. А ведь при этом предметы велись сложные – культурология, философия, религиоведение. И это надо было донести до нас максимально доступно! В целом же мы вели обычную студенческую жизнь – жили в общежитии, ходили на дискотеки, сами устраивали мероприятия, концерты, посещали кружки, занимались спортом. Вуз старался многим помогать, особенно ребятам из стран СНГ – оформляли паспорта, проездные, оказывали психологическую поддержку, – говорит Тимур.

Там же он познакомился со своей будущей женой Оксаной, тоже инвалидом по слуху, которая училась в университете создавать керамические изделия. Девушка, белоруска по происхождению, родилась и выросла на Ямале, куда ее родители в 80-е годы отправились по комсомольской путевке строить железную дорогу и там остались жить. 

Глухие люди не знают, как искать работу 

В ЯНАО Тимур и Оксана поехали жить после окончания обучения. Десять лет назад там у них родилась здоровая, слышащая Лилиана – как говорит Тимур, большеглазая в маму и смуглая в него. С мамой девочка говорит на жестовом языке.

Главе семьи нужно было трудиться и обеспечивать семью. После вуза он долго искал работу, кое-как устроился в инспекцию Федеральной налоговой службы по городу Губкинскому, где стал специалистом информационно-аналитического направления. Там Тимур получил огромный опыт работы с документами и понял, шутит он, как у нас устроена бюрократия. Оксана стала великолепной швеей – ее ценят за быструю и аккуратную работу. 

Тимур с женой

Затем семья решила перебраться в Тюмень. Здесь Тимуру, чтобы обеспечить семью, пришлось работать и продавцом-консультантом, и таксистом, и сторожем-вахтером, а потом он устроился системным администратором. Так что на личном опыте понял, как инвалиду сложно найти работу.

“Я никогда не чувствовал, что моя мама инвалид”. Как живет ребенок, если его родители не ходят, не слышат и не видят
Подробнее

– Когда я работал системным администратором, ко мне начали обращаться глухие люди как к IT-специалисту, – рассказывает он. – Узнавали обо мне по «сарафанному радио», обращались уже не только за компьютерной помощью, но и как к переводчику. Один, другой, третий, и понеслось. Помогал бесплатно – у нас все-таки еще очень развито социальное иждивенчество, наследие Советского Союза, когда люди привыкли получать все просто так.

Тимур обратился в региональное отделение Всероссийского общества глухих и понял, что какой-то работоспособной системы помощи в поиске вакансий инвалидам не существует, специалисты в этом некомпетентны. Он пытался объяснить, что у отделения есть все рычаги, чтобы изменить ситуацию, но потерпел неудачу. Пришлось действовать самому. 

– Глухие люди не знают, как искать работу, где смотреть вакансии, как составлять резюме, даже то, что в интернете есть соответствующие сайты по поиску работы, – объясняет Тимур Дугаров. – Это казалось ужасом для меня.

Водил их буквально за ручку, рассказывал, показывал, некоторым удалось найти нормальные места.

Помогал тем, кто понимал мои старания, а тем, кто начинал капризничать, отказывал. Было очень тяжело! Особенно возникало много трудностей с индивидуальной программой реабилитации. В рекомендациях специалисты пишут, что инвалиду нельзя одно, другое, третье, работодатель из-за этого не может взять такого человека на работу. Приходилось договариваться с медико-социальной экспертизой, чтобы переписали ИПР. Именно тогда я понял, что надо как-то обращать внимание общества на проблему трудоустройства инвалидов.

Боялся, что меня не будут воспринимать всерьез

– Я многое предлагал, чтобы облегчить жизнь инвалидам по слуху, даже сделал для общества глухих шаблон сайта, где можно было бы найти работу, но меня не воспринимали серьезно. В 2016 году мне попалась на глаза информация о конкурсе «Моя идея». Я понял, как можно помочь глухим. Узнал, как надо оформиться для участия в конкурсе, и моя идея получила грант, – рассказывает Тимур.

На средства гранта он предложил организовать фотовыставку в Международный день глухих «Беззвучная жизнь в мире профессий». Тимур любит и умеет фотографировать, занимается фото- и видеомонтажом. Он решил снять людей с нарушениями слуха на своих рабочих местах – на заводах, предприятиях, в организациях. Каждый снимок будет сопровождать рассказ о том, какую профессию получил его герой и как ему удалось найти вакансию. 

– Я думал, что выставка станет полезной для инвалидов, которые еще не определились с местом работы, не могут решиться на его поиски, не уверены в своих силах. Кроме того, экспозиция должна была показать здоровым людям, на что способны глухие и слабослышащие. Пришлось договариваться со многими работодателями, я звонил им, писал деловые письма, боялся, что меня не будут воспринимать всерьез. Но ошибся – оказалось, меня понимают. Потом сам фотографировал людей на рабочем месте, организовал выставку, которую тоже все восприняли хорошо, – говорит Тимур.

«Ты придуриваешься, а детей мы забираем». Кто поможет неслышащей матери отстоять право на воспитание
Подробнее

Случайно Тимур Дугаров услышал термин «некоммерческая организация», заинтересовался, стал отслеживать информацию в СМИ, много учился и в 2018 году созрел для того, чтобы создать молодежную организацию глухих и слабослышащих Тюменской области «МОГИСТО». 

В этом же году благодаря региональному департаменту информатизации Тимур реализовал другую свою идею в рамках социального проекта по ликвидации компьютерной безграмотности «Расширяя горизонты». 

– Мне дали 10 дней компьютерных курсов для слабослышащих, проверили мою компетентность, я прошел аттестацию, получил соответствующий документ, – вспоминает Тимур. – Потом я пригласил 40 человек и за четыре месяца провел для них обучение. Оказалось, это так сложно! После занятий я приходил как выжатый лимон. Приходилось махать руками, объяснять. Забавно, что было сложно научить, особенно пожилых людей, двойному нажатию мышки. Я брал их руку, импровизировал, показывал. За это время мои ученики многое узнали – для кого-то было важно освоить социальные сети, кому-то важен был скайп, для кого-то необходимо было научиться ориентироваться на «Госуслугах», а кто-то хотел просто научиться передавать показания ЖКХ. И все говорили, что обучение должно длиться дольше. Теперь хочу попробовать заявиться на президентский грант с этим проектом. Все возможно, но много бюрократии – нужно же действовать по правилам. 

Тимур Дугаров ведет занятие

Сегодня «МОГИСТО» занимается различными проектами – курсы компьютерной грамотности для глухих и слабослышащих, клуб исследования и развития русского жестового языка, форум глухих и слабослышащих, различные фотопроекты. 

В Тюменском государственном университете Тимур Дугаров получил диплом менеджера по работе с гетерогенными группами и теперь работает в этом же вузе в Институте педагогики и психологии в Ресурсном учебно-методическом центре по обучению инвалидов, учит студентов, как налаживать связи между здоровыми людьми и инвалидами.

Главная проблема – нехватка переводчиков 

Еще одна проблема, на которую Тимур Дугаров хочет обратить внимание – низкий уровень грамотности глухих и слабослышащих и слабое развитие русского жестового языка. 

«Все говорили, что из-за глухоты я ничего не достигну». Но Кэти стала миллионером, когда основала школу жестового языка
Подробнее

– К большому сожалению, у нас в РФ катастрофически не хватает компетентных специалистов для детей с нарушением слуха всех возрастов. В системе образования РФ отсутствует такая дисциплина, как «Русский жестовый язык», и, следовательно, нет таких специалистов. А чтобы все сдвинулось с мертвой точки, необходимо, чтобы глухие и слабослышащие становились педагогами, историками и т.д. Но высшее образование имеет катастрофически малое количество инвалидов по слуху. Вот такой получается порочный круг.

В корне неверно, по мнению Тимура, когда специалисты запрещают слабослышащим осваивать жестовый язык, на самом деле он развивает интеллект человека и его мышление. Прекрасно, что в общественном транспорте появляются бегущие строки для глухих, совершенствуются слуховые аппараты, но главная проблема – нехватка переводчиков жестового языка:

– Представьте, что для глухого человека переводчики жестового языка – единственное связующее звено между обычным миром и миром глухих.

Без него инвалид не может пойти в больницу и объяснить врачу, что ему нужно, походы в различные инстанции, оформление документов превращаются в катастрофу. 

Тимур Дугаров

В Тюмени есть организация, оказывающая услуги сурдоперевода, но она одна и очередь на специалистов там очень большая, причем обратиться за помощью бесплатно инвалид может только несколько раз в год. А ведь «выходит в мир» глухой человек намного чаще. Тимуру Дугарову и самому много раз приходилось выступать в роли переводчика. Однажды он отстоял честное имя глухого гражданина в судебном конфликте и даже пел на жестовом языке на «Студенческой весне».

– Людей, знающих жестовый язык, должно быть намного больше. Ведь согласно законодательству, каждая организация должна иметь своего сурдопереводчика. Но когда это произойдет? Поэтому надо самим что-то предпринимать, – считает Тимур. 

Слышащих привлечь сложнее – они должны уважать глухих

Мечта Тимура Дугарова – создать медиацентр, что-то вроде коворкинга, куда бы могли приходить глухие люди и общаться, учиться фотографировать, осваивать компьютер. Там можно собирать всех желающих и обучать жестовому языку. А для того, чтобы показать здоровым людям мир глухих, хорошо было бы устраивать мероприятия в абсолютной тишине – например, уроки в классах или собрания чиновников.

Участники форума глухих и слабослышащих «Новый смысл-2018»

– Было бы интересно, как изменится взгляд чиновников на проблемы инвалидов после таких мероприятий, – отмечает Тимур. – У меня был опыт организации Форума для глухих и слабослышащих, и после этого мероприятия я понял, что нужно менять формат общения. Сначала необходимо узнать, что интересует людей, а потом уже проводить что-либо, хоть «Мисс Тишина», «Лучший водитель Тишины», лишь бы это было интересно. Сейчас я в поисках финансирования. Гранты – это тяжелый труд, так что надо придумывать другие варианты – обращаться в крупные организации, фонды, искать независимых филантропов. Глухих тяжело привлечь, а слышащих еще сложнее – они должны уважать глухих, а таких мало. 

Тимур с дочерью

И все же, считает Тимур Дугаров, несмотря на трудности, мир начинает меняться – молодежь из числа инвалидов по слуху уже не хочет находиться в замкнутом пространстве и начинает жить полноценно.

Фото из личного архива Тимура Дугарова, с сайта «МОГИСТО» 

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: