В начале учебного года Лёля Тарасевич отдала ребенка сразу на 4 кружка - о том, чему научил ее  этот опыт, она рассказала на своей странице в Фейсбуке.

Когда Матвею было 4 с хвостиком (какая милота, что у них хвостики — это пара месяцев, а у тебя после тридцати хвостик — это пару лет, и скажите ещё спасибо, что пару, а не восемь)…

Так вот, когда Матвею было 4 с хвостиком, он наконец адаптировался к саду, и мы пошли записываться на всякие дополнительные занятия там же.

— Сынок, попробуешь шахматы?

— Угу.

— А театр?

— Ага.

— А столярку?

— Ыгы.

И вот уже его расписание занимает половину моего ежедневника. Я-то думала слово «попробуешь» подразумевает разовую акцию, посмотреть и выбрать, а он прям загорелся всем и сразу.

Я вдохнула, выдохнула, нашла подработку и успокоилась тем, что все дополниловки в садиковское время, кроме спорта, на который приходилось ходить два раза в неделю вечером.

Как назло моему бюджету, в тот год Матвей отказывался болеть совершенно и исправно посещал все занятия.

Научился шкурить деревяшки и заставил поделками все подоконники в доме.

Смешно называл пешку писькой и узнал, как ходят ладья и конь.

В театральной постановке про Колобка играл волка и настаивал на изготовлении мною правдоподобного костюма из картона и скотча.

Демонстрировал кувырки, шпагаты и просил купить гимнастического коня в нашу однушку.

— Не многовато ли? — вопрошала я знакомых, так как чувствовала непонятную тревогу.

— Нагружай, пока берет! — советовали все в один голос.

— Он же сам хочет, — восхищались, — вот бы нам такого ребёнка!

— Детей надо поддерживать в их желаниях, а то будет у тебя дома сидеть и мультики смотреть целыми днями.

Я смирилась, отпустила поводья и поплыла по течению.

А в апреле Матвей стал возвращаться домой поникшим, разлюбил играть в машинки, гонять на самокате и прыгать наперегонки от входной двери до кровати на одной ноге. Лег и стал рассматривать царапину на обоях. Отказался от мультиков и второй порции на ужин.

Устал.

— Давай перестанем ходить на шахматы, — резонно предложила я.

— У меня турнир через месяц, я что, зря ходил?

— Ну на театралку давай забьем?

— У меня отчетное представление, роль волка учил, даже рычать получается.

(Ну вот рычанием называть это злобное «ййййй» я бы не стала, но костюм-то сама готовила из картона, и правда жалко, если пропадёт такая талантливая работа).

На гимнастике тоже планировался экзамен в конце года, а столярку сын отказался пропускать просто потому, что она ему нравится больше всего остального, и я не имею права его оттуда выгнать, когда остальные ходят.

Месяц мы тянули на одном двигателе, шли по габаритам и садились с горящим хвостом. Долго зализывали раны летом и снова учились играть в машинки.

— Что я сделала не так? — удивлялась я каждому встречному, — Где просмотрела?

Все разводили руками, пожимали плечами и закатывали глаза. И я сделала свои самостоятельные выводы.

Не надо нагружать никого до состояния «пока берёт». Ибо кто-то надорвётся, а кто-то сдюжит, но ценой ежевечернего разглядывания царапины на обоях.

Не надо слушаться детей всегда, потому что они дети, а ты взрослый. И имеешь право сказать «стоп», если тревожит.

Не надо думать, что если дополниловка во время сада, то никакой лишней нагрузки ребёнок не получает. Получает. И сам сад, независимо от того, что там игра-сон-полдник — это тоже нагрузка, и ого-го какая.

Не надо смотреть расписание внеурочных занятий, потому что там выбор с каждым днём расширяется: песочная анимация, рисунок, карате, английский… И постоянно кажется, что ты чего-то не успеешь, недодашь, недоделаешь. Жалеешь об упущенных возможностях и упускаешь что-то ещё более важное.

На следующий год, чтобы не казаться совсем жестокосердечной и скупой родительницей, позволила сыну ходить только на один кружок, но любой. И менять их раз в месяц. Начинать, бросать, пробовать, отказываться, пересматривать свои решения. Не бояться ошибиться в выборе и не ждать глобального результата.

Потому что не обязательно жениться, если ты два раза ходил с ней на свидание. Доедать, если заказал не то в ресторане. И пить, если пришёл на день рождения.

Прошёл ещё один год, и я снова сделала выводы.

От меньшего количества кружков ребёнок не стал больше зависать в планшете. Одно на другое не влияет, если дома есть что-то интереснее гаджета.

От разрешения менять свои решения так часто Матвей перепробовал намного больше занятий, чем мог бы в других условиях. Познакомился с каждым педагогом, материалом и методикой.

От невозможности получить долгосрочный результат сосредоточился на процессе, сумел услышать свои эмоции от самой деятельности, а не от финального итога.

К следующему году подошёл отдохнувший, готовый взять больше нагрузки и с чётким выбором того, что действительно интересно.

А я подошла с осознанием, что наши ошибки нас круто учат.

Что наши стереотипы нас круто калечат.

И что самые крутые советчики — в нашей голове.

 

Источник

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: