«Я знаю, ты можешь! Ты же умница!» Можно ли поощрением и наказанием привести ребенка в чувство

|
Как реагировать, если ребенок не соответствует нашим ожиданиям, и почему наши стратегии не приносят успеха. Об этом рассказывает психолог Росс Гринн. Его книга «В партнерстве с ребенком. Как слышать друг друга и вместе находить решения» вышла в издательстве «Манн, Иванов и Фербер».

Росс Гринн

Когда дети не отвечают родительским ожиданиям, многие взрослые реагируют на это с обычным предубеждением, исходя из уверенности, что всего можно достичь, если как следует постараться.

Из этого предубеждения вытекает другое, тесно с ним связанное: если мой ребенок не соответствует ожиданиям, значит, он не мотивирован на то, чтобы относиться к делу с должным усердием. И еще: неспособность моего ребенка отвечать ожиданиям плохо характеризует меня как родителя.

Эти предубеждения вынуждают взрослых уговаривать или заставлять детей, слабо справляющихся с ожиданиями, трудиться еще больше, что отнюдь не способствует улучшению совместимости. Давайте посмотрим, как могут выглядеть уговоры и принуждение.

Вы просто указываете ребенку, что он не справляется с данным ожиданием

РОДИТЕЛЬ: Сэм, меня беспокоит твоя оценка по математике за это полугодие. Тебе нужно лучше учиться.

Разумеется, нет ничего плохого в том, чтобы напомнить ребенку о ваших ожиданиях и убедиться, что он знает, где недорабатывает. Некоторые дети в ответ на такой подход удваивают свое внимание или усилия, и проблема улаживается. Но во многих случаях простыми напоминаниями добиться успеха не удается.

Эффективность метода определить легко: если вам приходится часто говорить ребенку о том, чего вы от него ожидаете, значит, напоминания не работают. Нет никаких оснований думать, что дополнительное напоминание — в форме упрека или придирки — возымеет какое-то действие. Может быть, Сэм просто не понимает, почему так важно получать хорошие оценки по математике.

Вы объясняете, почему важно, чтобы он соответствовал ожиданию

Этот подход предполагает передачу ребенку ваших знаний и опыта.

РОДИТЕЛЬ: Сэм, очень важно, чтобы ты не отставал по математике: материал, который вы проходите сейчас, — основа того, что вы будете изучать в следующем полугодии.

СЭМ: Я знаю.

Знает ли? Но если он это знает, то повторять объяснения бесполезно — они не достигают цели. Возможно, на него нужно надавить…

Вы оказываете давление (настойчиво добиваетесь, чтобы ребенок соответствовал ожиданию)

РОДИТЕЛЬ: Ну, тебе все-таки придется постараться и добиться лучших результатов.

СЭМ: Я знаю. Я стараюсь. Это реально трудно.

Предъявлять все более жесткие требования — в разных формах, включая предупреждение «считаю до трех», — широко распространенный способ реагирования на детей, которые испытывают трудности с выполнением требований.

Некоторые действительно поддаются такой форме воздействия. Но для многих этот способ неэффективен. Мы это понимаем, видя вызывающее поведение, которое они начинают демонстрировать в ответ на нашу неумолимую настойчивость (и счет до трех).

Возможно, мы также не обратили внимания на намек Сэма о сложности математики. Мы были слишком поглощены стремлением во что бы то ни стало добиться от него соответствия ожиданиям. Может быть, ребенку не хватает энергии…

Вы стараетесь подбодрить ребенка

РОДИТЕЛЬ: Ну же! Я знаю, ты можешь! Ты же умница!

Иногда можно попробовать внушить ему энтузиазм и оптимизм. Но часто это не срабатывает, потому что эти эмоции, возможно, никак не учитывают истинные факторы, которые влияют на плохую успеваемость Сэма по математике.

Вы пытаетесь «привести его в чувство»

РОДИТЕЛЬ: Господи, это даже смешно! Я просто не понимаю, что мне надо сделать, чтобы ты лучше учился по математике! Я знаю, что ты можешь; я видел, что ты хорошо с ней справлялся. Возьмись за ум!

Тот факт, что Сэм время от времени успешно выполнял задания по математике, преподносится как доказательство того, что он сможет это делать и впредь. Но, поскольку совершенно ясно, что обычно Сэм еле-еле справляется с этим предметом, непонятно, почему следует ожидать от него стабильных успехов. Однако не будем сдаваться. Возможно, пора взять инициативу в свои руки…

Вы пытаетесь решить проблему за ребенка

РОДИТЕЛЬ: Ну что ж, тогда тебе придется остаться после уроков, чтобы миссис Д’Анджело помогла тебе с математикой.

СЭМ: Я уже обращался к ней за помощью! Она мне не помогла!

Навязывание решения может быть вполне разумным подходом. И он, безусловно, широко используется. Но такое решение сродни выстрелу вслепую, поскольку у нас все еще нет четкого понимания того, что мешает Сэму хорошо успевать по математике. Если вы ищете долгосрочное эффективное решение, нужно знать, чего именно вы пытаетесь добиться.

Предположим, что Сэм действует так, как постановили его родители. Послушаем их разговор через несколько месяцев, когда он принес очередной табель успеваемости.

РОДИТЕЛЬ: Сэм, у тебя по-прежнему плохо с математикой.

СЭМ: Я знаю. Она мне никак не дается.

Похоже, родительская идея не сработала. Конечно, это не катастрофа, но вскоре вы увидите, что такой итог был вполне предсказуем. Односторонние решения имеют высокий процент провальных результатов. Что дальше?

Дисциплинарные меры, часть 1. Поощрение

РОДИТЕЛЬ: Как ты посмотришь на то, чтобы подтянуть математику в этом полугодии до четверки, а мы тебе купим видеоигру, которую ты просил? Как она называется?

СЭМ: «Кредо убийцы»?

РОДИТЕЛЬ: Что скажешь?!

СЭМ: Я давно хотел эту игру!

Конечно, Сэму очень хочется получить видеоигру. И, разумеется, мы все еще не имеем ни малейшего представления о том, почему у него не ладится с математикой.

Фото: shutterstock

Сильный стимул в виде желаемой игры может на время повысить его успеваемость, однако высока вероятность того, что это не решит проблему в долгосрочной перспективе, — вы наверняка уже успели убедиться в этом на своем опыте. И что теперь? В вашем распоряжении есть другие варианты в области мер дисциплинарного воздействия…

Дисциплинарные меры, часть 2. Наказание

РОДИТЕЛЬ: Сэм, я все перепробовал, чтобы помочь тебе с математикой! Ты отказываешься от помощи миссис Д’Анджело, поэтому я старался помочь тебе сам. Я даже предложил купить тебе видеоигру, если ты улучшишь свои оценки. Никакого толку. Если ты в этом полугодии не получишь четверку по математике, я отберу у тебя все видеоигры.

СЭМ: Это нечестно!

Наказания, как и поощрения, могут способствовать временному улучшению результатов, но часто это продолжается недолго. Кроме того, они могут повысить степень конфликтности в отношениях между вами и ребенком. Многие родители инстинктивно и немедленно прибегают к наказанию, как только видят, что чадо плохо справляется с ожиданиями, как будто нет других вариантов.

Конечно, многие из упомянутых стратегий можно применять более жестко, сопровождая их криком, угрозами, руганью и другими унижающими действиями, ошибочно полагая, что повышение интенсивности воздействия поможет лучше донести свои требования до адресата. Однако таким образом вы не только потеряете «очки» за исполнение родительских обязанностей, но и ускорите отдаление вашего ребенка. Вы начнете быстро его терять.

Как это — я теряю своего ребенка? Я просто стараюсь делать так, как будет лучше для него.

Может быть, это и правда, но для него лучше, если вы будете больше слушать, а не поучать. И еще следует заметить, что ваша идея уже дошла до адресата: Сэм давным-давно знает, что родители хотят, чтобы он получал хорошие оценки по математике.

А что можно сказать по поводу «жесткости из лучших побуждений»?

Родители, которые практикуют «жесткость из лучших побуждений», склонны акцентировать первую часть этого выражения, то есть «жесткость», в ущерб второй — «лучшим побуждениям», или любви. И хотя любовь — это прекрасно, она не в состоянии решить проблему.

Многие родители придерживаются этих популярных стратегий длительное время. Они постоянно и настойчиво требуют, чтобы ребенок соответствовал тем или иным ожиданиям. Они понимают, что зашли в тупик. Они добавляют и отбирают привилегии, разрешают и запрещают. Они наказывают, раздают шлепки и подзатыльники. Они говорят, что не знают, что еще можно придумать.

Эти стратегии часто неэффективны и даже контрпродуктивны, и тому есть веские причины. Если мы ошибочно полагаем, что Сэм плохо успевает по математике, поскольку не старается, то все наши меры, направленные на то, чтобы заставить его больше заниматься, не достигнут цели. Наоборот, эти стратегии могут даже усугубить ситуацию.

В конце концов, Сэм ведь тоже огорчен своими неудачами. Если только он не потерял всякую надежду выправить свои оценки. Но в таком случае он просто перестанет из-за этого переживать и может вообще оставить попытки что-то делать.

Поэтому, используя метод поощрений (при том, что недостаточная мотивация не служит причиной плохой успеваемости), вы только усиливаете его фрустрацию. А Сэм и так уже взбудоражен тем, что не получит обещанной награды и что, скорее всего, ему достанутся только наказания.

В случае если вы переусердствовали с придирками и репрессиями, ребенок настолько привыкает к потоку назначенных взрослыми мер воздействия, что они его уже не трогают. Некоторые дети, которых постоянно наказывают, просто решают доказать взрослым, что, каким бы суровым ни было наказание, оно им «до лампочки».

Более того, многие из этих стратегий — не что иное, как попытка заставить ребенка соответствовать тем или иным ожиданиям с помощью своей власти. К сожалению, сила и власть обычно пробуждают самые отвратительные стороны человеческой натуры как в молодом возрасте (например, у вашего ребенка), так и в более зрелом (например, у вас).

Хуже того: если ребенок обладает определенным характером… или если он просто равняется на вас… или если он наверняка не сможет сделать то, что вы от него требуете… он будет отвечать на применение власти тем, что начнет доказывать свое право на использование доступной ему власти.

Результатом будет то, что принято называть борьбой за власть. Основная ее цель — выяснить, кто победит; иными словами, это сделка, в которой одна сторона выигрывает, а другая проигрывает. Жизнь показывает, что в борьбе за власть не выигрывает никто. Это только кажется, что кто-то побеждает, потому что он взял верх, по крайней мере в данный момент. Будете это вы или ваш ребенок (со временем, возможно, это будет он), в любом случае такой сценарий представляется бессмысленным.

Бессмысленным?

Да. Хотя для борющихся за власть она безусловная ценность (на самом деле она ценность в диктаторском государстве), власть не решает проблем, во всяком случае на долгий период. На территории сотрудничества она ценностью не является: там вы полагаетесь на альтернативные валюты: информацию и сотрудничество.

На информацию?

Информация имеет важнейшее значение. Если мы сможем освободиться от предположения, что трудности Сэма с математикой вызваны недостатком старания и мотивации… если поймем, что его плохая успеваемость говорит о несовместимости требований предмета с характеристиками самого подростка, включая его умения и навыки… тогда станет ясно, почему напоминания, подбадривания, убеждения, объяснения, настойчивые требования, придирки, давление, унижения, поощрения, наказания, ругань и крик не дают нужного результата.

Фото: Alamy

Как бы вы ни старались давить на него своей властью, пока у вас не будет полной информации, чтό на самом деле мешает Сэму хорошо учиться по математике, ситуация не изменится.

А что насчет сотрудничества?

Сотрудничество тоже чрезвычайно важно. Взрослые часто стараются решать проблемы детей самостоятельно. На самом же деле гораздо продуктивнее делать это вместе с ними, как партнеры.

Наконец, эти стратегии нередко заставляют ребенка искать стимул сделать что-то правильно во внешней среде. Но вы хотите, чтобы он искал его в себе самом, а не вокруг.

Если вы будете навязывать ему свои ценности силой, велика вероятность, что он их отвергнет. Быть авторитетом для подрастающего человека — значит разрешать проблемы несовместимости таким образом, чтобы помогать ему находить его собственные ценности и усваивать некоторые из ваших. Побудить ребенка руководствоваться его внутренним компасом — собственными убеждениями — гораздо более надежный способ помочь ему поступать так, как нужно. Наказание может фактически помешать нашим попыткам помочь детям слушать свой внутренний голос. Часто гнев по отношению к тем, кто их наказывает, или просто стремление «не попадаться» начинают прочно занимать их мысли.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Храмы и памятники архитектуры разрушаются и сгорают на наших глазах

Поддержи Правмир

Сделай вклад в работу издания

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: