Главная Человек
За несколько лет в Эль-Вайе исчезли все золотые лягушки. Грозит ли планете новое вымирание живых существ?
За свою историю Земля пережила пять массовых вымираний биологических видов. Возможно, прямо сейчас происходит новое, шестое, вымирание и причиной его стал человек. Сотрудник журнала The New Yorker Элизабет Колберт в своей книге «Шестое вымирание. Неестественная история» пытается найти ответ на вопрос, как деятельность человека стала настолько разрушительной для планеты и в силах ли мы остановить шестое вымирание? Ее книга вышла в издательстве Corpus.

За несколько лет в Эль-Вайе исчезли все золотые лягушки. Грозит ли планете новое вымирание живых существ?

Возможно, мы запустили масштабную катастрофу на Земле
За свою историю Земля пережила пять массовых вымираний биологических видов. Возможно, прямо сейчас происходит новое, шестое, вымирание и причиной его стал человек. Сотрудник журнала The New Yorker Элизабет Колберт в своей книге «Шестое вымирание. Неестественная история» пытается найти ответ на вопрос, как деятельность человека стала настолько разрушительной для планеты и в силах ли мы остановить шестое вымирание? Ее книга вышла в издательстве Corpus.

Городок Эль-Вайе-де-Антон в Центральной Панаме располагается в середине вулканического кратера, образовавшегося около миллиона лет назад. Кратер имеет ширину шесть километров, и в ясную погоду можно увидеть зубчатые холмы, окружающие город подобно стенам разрушенной крепости.

В Эль-Вайе одна главная улица, полицейский участок и рынок под открытым небом. В дополнение к обычному ассортименту — панамам и яркой вышивке — рынок предлагает, пожалуй, самую большую в мире коллекцию фигурок золотых лягушек. Там можно найти фигурки лягушек, отдыхающих на листьях, вальяжно развалившихся на камнях и — что не поддается никакому логическому объяснению — сжимающих в лапках мобильные телефоны. Сувенирные земноводные носят цветастые юбки, принимают танцевальные позы и курят сигареты через мундштук на манер Франклина Делано Рузвельта. Золотая лягушка, цвет которой напоминает скорее желтизну нью-йоркских такси, но с темно-коричневыми пятнами, — эндемик области вокруг Эль-Вайе. В Панаме она считается символом удачи; ее изображение зачастую можно встретить на лотерейных билетах (по крайней мере, так было раньше).

Еще десять лет назад этих лягушек можно было без труда обнаружить на любом холме вокруг Эль-Вайе. Они опасны — по некоторым расчетам, яда, содержащегося в коже каждой из них, хватит на то, чтобы убить тысячу мышей среднего размера. Вот зачем яркий окрас — благодаря ему эти земноводные выделяются на фоне лесной подстилки.

Один ручей, протекающий неподалеку от Эль-Вайе, стали называть «Потоком тысячи лягушек». Идущий вдоль него человек видел по берегам так много золотых лягушек, греющихся на солнце, что один герпетолог, неоднократно бывавший в тех местах, описал это как «чистое, невероятное безумие».

Затем лягушки вокруг Эль-Вайе начали исчезать. Проблема — тогда еще не воспринимавшаяся как катастрофа — была впервые замечена на западе, неподалеку от границы Панамы с Коста-Рикой.

Так получилось, что одна американская аспирантка занималась изучением лягушек в тамошней сельве. На некоторое время она уехала в США, чтобы закончить диссертацию, а вернувшись, не смогла найти никаких лягушек — и, более того, вообще никаких земноводных. Она совершенно не представляла себе, из-за чего это случилось, однако, поскольку лягушки нужны были ей для исследования, отправилась в новое место, расположенное значительно восточнее. Поначалу там было много лягушек, но затем произошло то же самое — земноводные пропали.

Мор распространялся по сельве, пока в 2002 году не исчезли все лягушки в горах и водных потоках вокруг города Санта-Фе, примерно в восьмидесяти километрах к западу от Эль-Вайе. В 2004 году небольшие трупики стали находить еще ближе к Эль-Вайе — в окрестностях городка Эль-Копе.

К этому моменту группа биологов из Панамы и США уже пришла к выводу, что золотая лягушка находится в смертельной опасности. Биологи решили попытаться сохранить оставшуюся популяцию: отловить в лесах по несколько десятков особей обоих полов и содержать их в закрытых помещениях. Однако то, что убивало лягушек, распространялось даже быстрее, чем боялись биологи. И самое страшное случилось еще до того, как они приступили к выполнению своего плана.

Шестое вымирание разворачивается практически на наших глазах

Впервые я прочитала о лягушках Эль-Вайе в детском журнале о природе, который забрала у собственных детей. Статья, проиллюстрированная цветными фотографиями панамской золотой лягушки и других видов яркого окраса, рассказывала историю об активно распространявшемся бедствии и усилиях биологов, стремившихся его обуздать. Биологи надеялись создать новую лабораторию в Эль-Вайе, однако не успели. Они пытались спасти максимальное количество животных, хотя тех и негде было держать.

Что же они придумали? «Разумеется, нам в голову пришла идея лягушачьей гостиницы!» Эта «невероятная лягушачья гостиница» — самый настоящий отель с завтраками для проживающих — разрешила разместить лягушек в нескольких номерах (в специальных контейнерах).

В статье отмечалось, что «биологи сделали все, чтобы лягушки наслаждались первоклассным размещением с горничными и сервисом в номерах». Кроме того, лягушкам подавалась свежая и вкусная еда — «настолько свежая, что чуть ли не выпрыгивала из тарелок».

Через несколько недель после того, как я прочитала о «невероятной лягушачьей гостинице», я натолкнулась еще на одну статью, посвященную лягушкам, однако написанную в совершенно иной тональности. Авторами этой статьи, опубликованной в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences, были двое герпетологов. Статья называлась так: «Не происходит ли сейчас шестое массовое вымирание? Взгляд из мира земноводных».

Авторы статьи, Дэвид Уэйк из Калифорнийского университета в Беркли и Вэнс Вреденбург из Университета штата Калифорния в Сан-Франциско, отмечали, что «за всю историю жизни на нашей планете было пять крупнейших массовых вымираний». Они описали эти вымирания как события, приводившие к «значительной утрате биоразнообразия».

Первое из них произошло в конце ордовикского периода, примерно 450 миллионов лет назад, когда жизнь на планете в основном происходила под водой. Наиболее чудовищное вымирание случилось в конце пермского периода, около 250 миллионов лет назад, и оно чуть не привело к полному исчезновению жизни на Земле (иногда это событие называют «матерью массовых вымираний» или «великим умиранием»).

Самое недавнее — и самое знаменитое — массовое вымирание произошло в конце мелового периода; помимо динозавров тогда же исчезли плезиозавры, мозазавры, птерозавры и аммониты. Уэйк и Вреденбург полагали, что если основываться на темпах вымирания земноводных, то прямо сейчас в мире происходит не менее катастрофическое событие. Их статья была проиллюстрирована всего одной фотографией: дюжина калифорнийских лягушек — все мертвые — лежат на камнях разбухшие, брюшками вверх.

Я поняла, почему детский журнал предпочел опубликовать фотографии живых лягушек, а не мертвых. Я также поняла, почему ученые решили на манер Беатрис Поттер устроить для земноводных гостиницу с обслуживанием в номерах. Тем не менее мне как журналисту казалось, что издатели журнала уклонились от изложения существенных фактов.

Любое событие, произошедшее всего пять раз с появления первого позвоночного животного около 500 миллионов лет назад, должно считаться невероятно редким. И предположение о том, что шестое событие такого масштаба разворачивается прямо сейчас, практически на наших глазах, произвело на меня ошеломляющее впечатление.

Определенно эта тема — значительная, мрачная, с далеко идущими последствиями — заслуживала серьезного рассказа. И если Уэйк и Вреденбург правы, то люди, живущие в настоящее время, не только присутствуют при одном из редчайших событий в истории жизни на Земле, но и сами вызывают его.

«Один слабый биологический вид, — заметили исследователи, — каким-то случайным образом обрел способность напрямую влиять на свою собственную судьбу и судьбу большинства других видов на этой планете».

<…>

Даже после усердных поисков я смог найти всего парочку жаб

Когда несколько десятилетий назад начали появляться первые сообщения о сокращении популяций лягушек, некоторые из самых компетентных ученых в этой области были настроены весьма скептически.

<…>

Дэвид Уэйк, один из авторов статьи, «отправившей» меня в Панаму, был среди тех, кто поначалу не верил в исчезновение земноводных. Еще в середине 1980-х годов студенты Уэйка стали все чаще возвращаться из экспедиций в Сьерра-Неваду с пустыми руками. Уэйк помнил, что в его собственные студенческие годы — 1960-е — лягушки в Сьерре попадались буквально на каждом шагу.

«Вы могли просто идти по лугу и случайно наступить на какую-то из них, — рассказывал он мне. — Они были просто повсюду».

Уэйк предположил, что студенты либо ездили не в те места, либо элементарно не знали, как искать. Затем о той же проблеме ему рассказал знакомый аспирант, занимавшийся сбором лягушек уже в течение нескольких лет. «Я сказал ему: “Ладно, я поеду с тобой в одно из хорошо известных мне мест”, — вспоминал Уэйк. — Мы приехали туда, но даже после усердных поисков я смог найти всего парочку жаб».

Отчасти тайна происходившего касалась и географии: похоже, лягушки исчезали не только из шумных и густонаселенных районов, но и из сравнительно диких мест типа Сьерры и гор Центральной Америки.

В конце 1980-х годов одна американка-герпетолог отправилась в заповедник «Облачный лес Монтеверде» в Северной Коста-Рике для изучения репродуктивного поведения оранжевых жаб.

Она провела в поисках два полевых сезона; там, где раньше жабы спаривались полчищами, ей удалось высмотреть всего одного самца. (Оранжевая жаба, которая теперь считается вымершей, действительно была окрашена в яркий оранжевый цвет. Она очень дальняя родственница панамской золотой лягушки, которая из-за наличия пары желез, расположенных за глазами, строго говоря, также относится к жабам.)

Примерно в то же самое время биологи заметили резкое уменьшение численности популяций нескольких эндемичных видов лягушек в Центральной Коста-Рике. Исчезали как редкие и узкоспециализированные виды, так и более привычные. В Эквадоре жаба темный арлекин, часто посещавшая садики у домов, исчезла всего за несколько лет. А в Северо-Восточной Австралии уже невозможно найти молчаливую речницу — когда-то одну из самых распространенных лягушек в регионе.

«Убийцу» нашли в зоопарке

Первые предположения о том, кто мог стать таинственным убийцей лягушек от Квинсленда до Калифорнии, появились, как ни странно, в зоопарке. Национальный зоопарк в Вашингтоне успешно разводил много поколений подряд голубых древолазов из Суринама. В какой-то момент лягушки, росшие в искусственных водоемах, начали быстро гибнуть. Местный ветеринар-патолог взял несколько проб и изучил их с помощью электронного сканирующего микроскопа. Он обнаружил на коже погибших животных странный микроорганизм — со временем он смог определить, что это грибок из хитридиевых.

Хитридиевые грибки встречаются практически всюду: и на верхушках деревьев, и глубоко под землей. Однако этот конкретный вид был совершенно неизвестным; более того, он оказался настолько необычным, что его пришлось выделить в отдельный род. Новый вид был назван Batrachochytrium dendrobatidis (batrachos по-гречески означает «лягушка»), или сокращенно Bd.

Ветеринар-патолог отправил пробы, взятые от инфицированных лягушек из зоопарка, микологу в Университет штата Мэн. Миколог вырастил культуры грибов, а затем отправил некоторые из них обратно в Вашингтон.

Когда выращенный в лаборатории грибок Bd «подселили» к здоровым голубым древолазам, те заболели и через три недели умерли. Дальнейшие исследования показали, что Bd влияет на способность лягушек всасывать через кожу необходимые для жизни электролиты — и те, по сути, умирают от сердечного приступа.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.