Три года назад вышла книга, рассказавшая о России так, как еще никто не рассказывал: «История старой квартиры» в одночасье покорила читателей. Теперь к нам прибыл поезд! Транссибирский экспресс отправляется из Москвы во Владивосток, пассажирами станут читатели, а жители станций железной дороги, соединяющей всю страну, расскажут им о своих родных местах. Авторы «Старой квартиры» Александра Литвина и Анна Десницкая рассказывают о своей новой книге «Транссиб. Поезд отправляется».

– Как вы придумали написать книгу про Транссиб? Я понимаю, самая длинная железная дорога в мире. Связывает между собой всю Россию. Но ведь сделать такой проект так, чтобы заинтересовать детей – ну вот честно, авантюра. Можно же было после «Старой квартиры» придумать, не знаю, историю про школу. Про большой магазин. Про зоопарк или цирк! И вдруг даже не поезд – целая железная дорога. А у вас уже и про метро книга была. 

Анна Десницкая: Это прямо мои мысли. Когда мы сделали книжку про старую квартиру – я уже где-то говорила – успех этой книги был для меня полной неожиданностью. Мне казалось, что я делаю эту книгу для очень узкого круга моих знакомых, которым всё это будет интересно, и поэтому успех был очень неожиданной вещью для меня. Когда такое происходит, довольно сложно придумать, что ты будешь делать дальше. У меня был большой соблазн уцепиться за эту историю, потому что это просто, понятно и ты как бы уже увидела, что это сработало. 

Школа, большой магазин – это прямо мои мысли. Я думала: может, надо сделать «Историю старой школы»? «Историю старого магазина»? Это был соблазн, и я рада, что не стала это делать, хотя… история магазина могла бы стать забавной. Но я поняла, что мне не хочется быть художником, который выбрал одну тему и в ней потом всю жизнь варится. Я чувствовала, что мне хочется сделать что-то другое, пробовать разные вещи. И стала думать о том, какую другую книгу мне надо сделать.

Александра Литвина: У Ани было много разных идей – и у меня тоже. Но надо сказать, что идея книжки-картинки быстрее приходит к Ане. Она как художник быстрее видит, в какую форму их можно облечь.

– Вообще, считается, что за пределами столиц нет ничего интересного…

А.Д.: Я, надо сказать, довольно долго раскачивалась, потому что «История старой квартиры» была сложной, большой работой. Потом я пару месяцев просто, кажется, смотрела сериалы, ничего не делала. Потом мы делали с «Самокатом» раскраску по «Старой квартире», а потом я сделала небольшую книжку для американского издательства. И только через год мы начали, собственно, проект про Транссиб. 

Когда мы стали думать, что это может быть за книга, мы с Сашей предлагали разные темы, у меня было там несколько тем, по которым можно сделать книжку, у Саши. Но когда мы все встретились и всё обсудили, все темы не до конца нас устраивали. Я говорю: давайте возьмем вот эту тему. Все говорили: да, вроде классно! но… – и я понимала, что да, есть «но». И так мы ни к чему не пришли. 

Тогда все, кто участвовал в обсуждении, стали предлагать какие-то свои темы, но меня (опять) ничего не задевало. А потом редактор Оля Патрушева сказала, что ей всегда хотелось, чтобы в «Самокате» была книжка про Транссиб. И… меня это тоже не впечатлило. Потому что я подумала – вот уже была книжка про метро. Ну, что Транссиб? «В тысяча восемьсот каком-нибудь году были проложены рельсы между…», «царь Александр, вот посмотрите…» – это было не то, что мне хотелось сделать. Так мы опять ни к чему не пришли, решили, что надо еще подумать. 

Потом я ехала домой с этой встречи – и думала про всё, что мы обсудили. В том числе про Транссиб. И вспомнила, как едешь в поезде – как я еду! В школе у нас была экспедиция на Алтай, мы ехали трое суток в поезде до Барнаула. И я вспомнила это ощущение, когда ты едешь – и за окном мелькает полустанок, домик, что-то очень небольшое, уютное. 

Я всегда в таких случаях думаю: что там за жизнь? И понимаю, что не могу себе представить жизнь людей, допустим, на этом полустанке. Где они работают? Где учатся? Как воспитывают детей? Какой у них быт? Понятно, что это очень непохоже на мою жизнь. А с другой стороны, вот они тоже приходят домой, достают свои смартфоны, заходят в фейсбук или там в инстаграмчик, постят фоточки, как и я. 

Потом поезд едет дальше, место это пропало – и всё, ты его больше никогда не увидишь. Оно куда-то унеслось назад, а ты уехал вперед. И это ощущение, ощущение чего-то мелькнувшего, мимолетного, уютного – мне показалось, что вот про это мне хочется сделать книжку. Не совсем про историю железной дороги, но про города, поселки, маленькие городки. Про то, что там происходит, что там делают люди.

А.Л.: Это оказалось правильное решение, потому что такую книжку можно сделать очень по-разному. Можно сделать ее только про дорогу. Как строили железную дорогу, как по ней ездили и как она устроена, какие там есть интересные вокзалы, станции, водонапорные башни. Например, я собрала много архивных материалов про железнодорожный паром через Байкал – паром-ледокол. Это потрясающая история совершенно – у нас она в силу формата в книжку вошла только по касательной. И там очень много таких удивительных историй! Мы их очень много обсуждали с ОАО РЖД, которые с удовольствием стали генеральным партнёром проекта книги.

Например, строительство Кругобайкальской железной дороги. Самое сложное оказалось – преодолеть скалы на берегу Байкала. Туда приглашали инженеров-строителей и рабочих из самых разных европейских стран, у которых был, например, опыт строительства железной дороги в Альпах. Можно написать по отдельности, например: здесь строили итальянцы. А там албанцы. Какие там подпорные стенки! А тоннели! Огромное количество тоннелей на очень небольшой участок дороги. 

Уже началась русско-японская война, а закончить стройку не успевали. А вооружение и людей нужно было везти по Транссибу. И тогда решили так. Зимой сначала клали – вот как на Неве ледовый трамвай – рельсы по льду Байкала. И поезда ездили по льду. А потом построили огромный железнодорожный – до сих пор такими пользуются в некоторых странах – паром. У него внутри рельсы, по которым въезжает локомотив с вагонами. И вот паром ходил туда-сюда, пока достраивали этот участок железной дороги. 

Еще интересно, что сначала Транссиб строили одноколейным. Тогда многие считали, что такой проект совершенно никому не нужен. Сейчас почту, грузы и пассажиров доставляют уже не только по железной дороге, и Транссиб электрифицирован, там уже не паровозы, а электровозы. Но я скучаю по временам паровозов. Конечно, про всё это очень интересно рассказать. 

– Вы собирали истории жителей разных станций по маршруту Транссиба через социальные сети. Много народу принимало участие в проекте?

А.Д.: Когда замысел более-менее обрисовался, стало понятно, что нужно решить, как мы соберем материал. Потому что объехать всё в рамках подготовки книги было невозможно: получалось очень-очень долгое путешествие. Оно было бы потрясающим, но так как у Саши работа, у меня небольшие дети, всё это сложно было устроить (хотя, я надеюсь, когда-нибудь мы по этому маршруту съездим). 

И мне показалось удачным найти в каждом интересующем нас населенном пункте ребенка – или необязательно ребенка – который нам расскажет про то, что там происходит. Это некоторая перекличка с книгой про квартиру. Там у нас в каждую эпоху был ребенок, который рассказывал про события своей жизни. Но в «Старой квартире» это были выдуманные персонажи, а здесь я подумала: хорошо, если это будут реальные люди, из реальных мест, с которыми мы будем связаны. И я написала пост в фейсбуке. 

Мы получили невероятное количество откликов. В фейсбуке было больше тысячи репостов, а потом пост разошелся по каким-то другим соцсетям, и мы получили очень много писем. Всем, кто откликался, посылали анкету. В какой-то момент из каких-то городов уже стало очень много участников. Например, из Екатеринбурга очень много людей хотели участвовать. Поэтому многим нам пришлось отказать. И, конечно, на вопросы анкеты не все ответили. Некоторые заленились, уже перестали отвечать, но в конечном счете у нас получилось. 

Книжка основана на рассказах, если не ошибаюсь, 76 человек из 34 городов, поселков, поселков городского типа и так далее. Вот это, конечно, потрясающие люди. В анкете мы расспрашивали про историю места, где они живут, и про быт, и про дом, и в какой школе они учатся, и что им там нравится – не нравится, где они любят в городе гулять. Потом мы им прислали дополнительные вопросы – если было видно, что что-то интересное и тему хочется раскрыть больше, потом просили прислать фотографии. 

А.Л.: Мы набрали таким образом людей из разных точек, которые сейчас живут на Транссибе, от Владивостока и до Москвы. Как правило, это дети. Иногда взрослые – кое-где мы детей не нашли. Поэтому у нас не весь Транссиб – там огромное количество станций. Получилась где-то треть, но это самые разные станции. Где-то поезд вообще не останавливается, но мы всё равно про это место рассказываем. 

Мы еще бросали клич, чтобы сделать советы бывалых путешественников. Кто-то часто ездит по железной дороге, кто-то редко, и, конечно, нужны советы. Как подружиться с проводником и что можно у него попросить. Как принять душ, когда ты шесть дней едешь. Мне очень понравилось, что нужно брать тапочки, чашку с крышкой, какие продукты можно самому приготовить, а где можно еще поесть, что на станции продают, какие где сувениры. Где-то это пряники. Где-то сыр, как в Костроме. И, конечно, всё сладкое – ребята любят. 

Вот пишет Василиса из Кунгура: «Наш пивзавод делает самые лучшие в мире ириски и шербет!» Оказывается, часто на пивных заводах делают еще конфеты, а мы и не знали. Или Дмитрий из Барабинска пишет: «У нас на станции продают рыбу. И когда я говорю, где живу, все говорят – а, это у вас там рыбу продают!»

– А вдруг бы не справились? Не собрали бы материал? Это же огромные массивы информации. Не страшно было? 

А.Д.: Да как-то нет. Когда мы пост в соцсетях написали, сразу стало понятно, что соберем материал. Было реально очень много откликов. Ну, а дальше просто сели и работали-работали-работали. Страшно было, что всё это затянется, мы и так два года им занимались – долгий проект. Мне лично тяжело так долго работать над одной книгой. В этом смысле было страшно, что это еще на год затянется. Но, слава Богу, мы молодцы, справились.

А.Л.: И, конечно, хочется, как всегда, поблагодарить Государственную публичную историческую библиотеку, особенно ее директора, Михаила Дмитриевича Афанасьева. Он всегда поддерживает наши проекты, и всегда я в библиотеке нахожу помощь и прибежище. Я много времени провожу в Историчке, и всегда с большой пользой и удовольствием. 

А еще очень благодарна нашему фактчекеру, Николаю Маккавееву, бывшему сотруднику Большой российской энциклопедии, который все сведения, которые я нашла в краеведческих книжках, в энциклопедиях, во всех прочих источниках – давнишних, сомнительных – всё проверил, поправил. Если где-то есть ошибки – это исключительно моя вина, а не его. 

И даже карта – мы обратились к Л.Ф. Литвину, моему папе, он доктор географических наук, чтобы внимательно проверил всё. Мы, конечно, не довели наши карты до высоких стандартов научной картографии, они у нас не как в учебнике. Это скорее карта-схема – показывает, где что расположено. Но тем не менее без этой помощи нам пришлось бы тяжко. 

Анина работа была просто огромна! Ей нужно было нарисовать всех участников – они у нас называются «Наши люди в…» – и всех прочих героев, выбрать интересные ракурсы и виды по каждому городу и поселку, и самые разные еще штуки – от растений и животных до зданий и других объектов, еду местную нарисовать. 

– Аня, а вот еще другой твой проект – «Басманные бабушки». Самые обычные бабушки Басманного района, которых ты рисуешь. Почему-то кажется, что между ними и «Транссибом» есть какая-то связь. Какое-то общее вдохновение.

А.Д.: Ну, это сама по себе не связанная история. Басманные бабушки – это просто скетчи, которые я начала рисовать, чтобы иметь опыт ежедневного рисования. Но если думать о связях – всё, что я делаю, это рассказ о каких-то конкретных людях и какой-то конкретной жизни. И Транссиб – это тоже история о людях, которые живут в каких-то конкретных местах, где-нибудь в поселке Дарасун в Забайкальском крае, где 6000 человек живет, и вот что это за жизнь. И бабушки мне тоже интересны: что-то в них личное, частное. А с другой стороны, всё это – про очень общее, большое.

– У вас у самих какие-то личные связи с Транссибом есть?

А.Д.: Вообще никаких! Мне просто было интересно рассказать вот эту историю про большую-большую страну, разные города России небольшие. И необязательно в Сибири или на Дальнем Востоке. Просто так вышло, что это Транссибирская магистраль. А вот если бы двигаться куда-нибудь на юг России, то это тоже страшно интересно. Или, например, совсем на север. Вообще невероятно. Но тут нам пришлось себя ограничивать – выбрать. Ведь не расскажешь в одной книге про всю огромную Россию! 

А.Л.: Мой прадедушка со стороны мамы был машинистом паровоза Транссиба, за которого вышла прабабушка – омская дворянка. Это был мезальянс, но в то время машинист железной дороги была романтическая профессия, как в тридцатые годы летчик, а в шестидесятые – космонавт. 

Кстати, у нас и про космонавтов есть история. После выхода в космос Леонов и Беляев случайно приземлились не там, где планировали, а где-то под Пермью. И вот, в тайге, обмотавшись дедероном – капсула внутри была обшита такой изоляцией, они ее содрали – ждали помощи. Ранней весной, в тайге, кругом еще снег и бродят волки. Тут же все истории потрясающие, просто все. И я представляю, что этот огромный проект – даже из космоса видно, до сих пор самая длинная железная дорога в мире. Огромные мосты, огромные пространства! То есть это такой космос. Наш.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.