Можно ли законом защитить память о Великой Отечественной?

Председатель комитета ГД РФ по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая с коллегами по «Народному фронту» 24 июня внесла новую редакцию законопроекта, устанавливающего ответственность в виде штрафов и лишения свободы за отрицание или одобрение преступлений нацизма и нацистских преступников и признание неправомерными действий антигитлеровской коалиции.

«Наша позиция остается неизменной — мы должны защитить историческую память о Великой Отечественной войне от любых посягательств, — отметила депутат. — Мы не допустим переписывание истории. Советский солдат останется воином-освободителем, защитником мира от фашистской чумы».

Согласно обновленному проекту закона, санкции будут грозить за «отрицание вынесенного Международным военным трибуналом приговора, а равно отрицание деятельности армий стран антигитлеровской коалиции по поддержанию международного мира и безопасности во время Второй мировой войны, а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности армий стран антигитлеровской коалиции во время Второй мировой войны, соединенных с обвинением в совершении преступлений, в том числе с искусственным созданием доказательств обвинения».

Название предлагаемой новой статьи УК не изменилось: «Реабилитация нацизма». Санкции также остаются прежними: до 300 тыс. рублей, либо лишение свободы на срок до 3 лет. Те же деяния, совершенные лицом с использованием служебного положения или с использованием СМИ, будут наказываться штрафом от 100 тыс. до 500 тыс. рублей либо лишением свободы на срок до 5 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

По словам Яровой, выводы Нюрнбергского трибунала точно дают историческую оценку не только фактам Второй мировой войны, но и четкое определение, кто совершил преступления против мира и человечества. «Советский Союз вместе с другими странами антигитлеровской коалиции боролся с фашизмом, и любые попытки по-другому интерпретировать и оценить роль и значение Советской Армии в годы второй Мировой войны, противоречат не только исторически-объективным данным, но и самому международному правовому акту», — пояснила глава думского комитета.

Законопроект комментируют историки и священники.

Историк, доктор политических наук, профессор, академик Историко-филологического отделения РАН Юрий Пивоваров:

Даже самые лучшие законы могут применяться во зло

Если внимательно прочитать предложенную поправку, то она кажется абсолютно здравой. Разумеется, отрицание решения Нюрнбергского трибунала, косвенное или прямое оправдание нацистов, какая-то хула на антигитлеровскую коалицию — это мерзко и отвратительно. И в общем, правильно, что на подобные высказывания появляется ответ.

С другой стороны, практика показывает, что даже самые лучшие законы и постановления могут применяться во зло.

Многое, если не все, зависит от правоприменительной практики, от того, как власть будет пользоваться этим законом. И я, зная историю России, в которой такие ситуации уже бывали, не могу на сто процентов исключить, что этот, по существу, абсолютно точный, выверенный, безупречный с моральной и юридической точки зрения документ не будет, пусть нечасто, но хотя бы иногда основанием для борьбы с инакомыслием, с людьми, которые имели в виду одно, а их интерпретировали по-другому.

Я могу опасаться и за свою биографию. Я не историк по Второй мировой и Великой Отечественной войне, но как всякий человек, имею и высказываю свою точку зрения. Часто и мои слова вырывались из контекста, начиналась травля в интернете, передергивание и т. д. Имея это в виду, я и не могу исключить, что этот замечательный документ не всегда будет использоваться в благородных целях.

Я знаю и в реальной жизни, и в научной деятельности людей, которые говорят о преступлениях нацизма: «Этого не было!», или: «Нацисты совершали преступления, но такие же преступления совершали с другой стороны». Но я также знаю, как у нас часто ведется полемика — вольно интерпретируются слова оппонентов. А если появится закон, согласно которому за эти слова оппонента можно будет подвести либо под штраф, либо под срок?

Посмотрите на конкретные формулировки: «распространение заведомо ложных сведений». Что значит «заведомо ложные сведения»? Может быть, люди не знают данных фактов? Может быть, откроются новые факты? «Искусственное создание доказательств обвинения» – а что значит «искусственное создание»? Кто будет решать, что данное доказательство обвинения армии какой-либо страны антигитлеровской коалиции создано искусственно?

Какова будет политическая конъюнктура? В обществе действительно ведется острая идейная борьба по поводу истории и исторических фактов. Вторая мировая, Великая Отечественная война — это поле для полемики и дискуссии, разных точек зрения. Но разные точки зрения и ложь — это разные вещи. Ложь и отрицание зла нацизма — это одно, а скажем, критическое отношение к действиям Сталина — другое. За это нельзя ни сажать, ни штрафовать. И я думаю любой не предвзятый человек так и прокомментирует: по существу — все правильно, но как это будет применяться?

Протоиерей Димитрий Смирнов:

Нельзя изучать только белые страницы истории, вырвав черные страницы

Я не читал закон, и могу судить о нем только по новостям, а, как известно, газеты часто врут. Но из того, что я прочитал, можно понять, что председатель комитета по безопасности Ирина Яровая внесла законопроект, предлагающий считать уголовным преступлением критику деятельности войск антигитлеровской коалиции.

Законы такого рода противоречат современной тенденции, потому что, либо гласность – и тогда все можно говорить и изучать, либо нужно запретить свободу слова. Я только за то, чтобы были понятные и ясные правила игры.

Что касается изучения истории, то на мой вкус вся информация должна быть абсолютно доступна всем. Народ должен и имеет право знать свою историю. Я за то, чтобы были опубликованы все имеющиеся цифры и по гитлеровской Германии, и по Советскому Союзу, и по другим странам – участницам войны. Советский солдат останется воином-освободителем, защитником мира от фашистской чумы, в этом никто не сомневается.

Мне кажется, автор законопроекта совершенно зря боится, что это кто-то может оспорить. Мы не можем изучать только белые страницы истории, вырвав черные, или законодательно запретив их изучать, потому что тогда ни о каком знании истории не может идти речи.

Андрей Борисович Зубов, доктор исторических наук, профессор МГИМО:

Закон, запрещающий говорить, что плохое – плохо, глубоко аморален

Предлагаемый законопроект абсурден. Во-первых, он предлагает наказание за критику действий Красной армии. Очевидно, что Красная армия, как и любое человеческое сообщество, совершала и правильные, и неправильные поступки, ее руководство совершало военные ошибки, солдаты – благородные дела, подвиги и преступления, и за это преступление – за мародерство в Германии, Чехии, Польше – немало солдат было наказано и даже казнено ещё в годы войны.

Скажем, русским людям почти не известен факт страшных жестокостей, допущенных Красной Армией в Неммерсдорфе и иных городках округа Гумбинен в Восточной Пруссии в середине октября 1944 года. Эти преступления против мирного населения – массовые убийства женщин, стариков и детей, пытки, изнасилования – вовсе не оправдываются тем, что нацисты поступали так же в оккупированных ими частях СССР. Нацисты есть нацисты, они осуждены, но и о преступлениях противоположной стороны должен писать историк. Это его профессиональный долг.

Поэтому требование не говорить про Красную армию ничего плохого нелепо. Это все равно, что нельзя ничего плохого говорить об экипаже крейсера «Варяг». Почему? Люди разные, все по-разному себя ведут в одной и той же ситуации, и историки как раз в этом пытаются разобраться.

То же самое можно сказать о Нюрнбергских приговорах. Безусловно, нацизм – преступная идеология и нацистская партия – преступная организация, оправдывать их нельзя, но в Нюрнбергских приговорах есть масса моментов, которые вызывают сомнения и подлежат критике. Это естественно, потому что судьями были тоже люди, а человеку свойственно ошибаться и под влиянием тех или иных обстоятельств говорить не вполне адекватные вещи.

Например, всем известно, что во время Нюрнбергского процесса был применен двойной стандарт, то есть критиковались нацистские преступления, но забывались преступления союзников и советского режима. О той же Катыни не говорили, а теперь уже всем известно, что такое Катынь. Это преступление и совершено оно во время Второй мировой войны. А нападение Советского Союза на Финляндию, оккупация Прибалтики и много более частных очень жестоких действий?

Обо всем этом можно и нужно говорить, а закон, который пытается заткнуть кому-то рот и запретить говорить что плохое – плохо,  – закон глубоко аморальный. Добро надо всегда именовать добром, зло – злом. Вне зависимости от того, кто его совершил. Если закон требует иного – то сам такой закон беззаконен. Поэтому я надеюсь, что этот законопроект никогда законом не станет.

Священник Филипп Ильяшенко,  клирик храма святителя Николая в Кузнецкой слободе, кандидат исторических наук, заместитель декана исторического факультета ПСТГУ:

Защищать Победу законодательно – благое дело, но каковы истинные цели защитников?

Если судить по тому, что уже опубликовано в новостях, закон предусматривает ответственность за попытки подвергнуть сомнениям итоги Нюрнбергского процесса. Подтекст здесь, как мне кажется, такой: это попытка противодействовать тем, кто хочет пересмотреть итоги Великой Отечественной войны и вклад нашего народа в победу над самой страшной угрозе человечеству на тот момент «тоталитарной демократии», фашизмом.

Ответить на вопрос, насколько актуальна проблема пересмотра итогов войны в нашем обществе, можно, только ответив на вопрос, что такое вообще «наше общество». Для нашего приходского общества может быть актуален вопрос о цене победы, но вопрос об осуждении нацизма и расизма — нет.

А для православного общества всей России — думаю, вопрос об итогах войны актуален. Если взять постсоветское пространство в целом — абсолютно точно. Марши ветеранов СС в Прибалтике и на Украине — это и есть пересмотр итогов войны, практическая попытка ревизовать итоги войны и реабилитировать нацизм.

Такой законопроект кажется благим делом — защитить победу и подвиг наших отцов и дедов. Но безупречны ли те, кто взялись за это? Чем продиктована эта их деятельность? Чиста ли их совесть перед народом, подвиг которого они взялись защищать? Или на самом деле они преследуют какие-то иные цели? Это вопрос доверия, недостаток которого в настоящее время очевиден!

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
О Нобелевской премии, феминизме и переменах в Москве
Психолог Екатерина Бурмистрова о трудностях вхождения в материнство

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: