Заложники Севера: “Волочанка – это Россия, наверное”

|
Чтобы выехать в отпуск, жители Крайнего севера вынуждены занимать очередь среди ночи, раз в неделю ходить в сельскую администрацию записываться в секретные списки и объявлять голодовку. А дорога все равно может занять недели и стоить десятки тысяч рублей.

Жизнь на Таймыре (Красноярский край) всегда была экстремальной. Холодная снежная зима с полярной ночью и пургой, когда морозы достигают 60 градусов.  Короткое и прохладное лето, во время которого заедает мошкара. Поэтому в отпуск северяне стремятся вылететь на материк: отдохнуть, поправить здоровье, запастить продуктами. Но, поселив людей в суровых условиях, власти из года в год не решают вопрос с транспортом. Доходит до абсурда – большую часть отпуска люди тратят на дорогу к месту отдыха.

Карта Красноярского края

В этом году с перелетами стало еще хуже, в единственном крупном аэропорту Таймыра «Алыкель» идет ремонт взлетно-посадочной полосы и количество рейсов с полуострова на материк стало меньше в разы. В первую очередь вывозят студентов, которым нужно поступать и организованные группы школьников – на отдых. По брони летают чиновники и командировочные, а также те, у кого экстренная ситуация – похороны родственников, проблемы со здоровьем.  Обычные же отпускники вынуждены ждать вылета неделями.

Фото: Facebook / Denis Terebikchin

«Волочанка – это Россия, наверное»

«Ждем папу! Наш папа не сидит в тюрьме и не летает в космос, но приехать все равно не может. Просто он учитель географии в Волочанке. Но мы обязательно дождемся, потому что Волочанка – это Россия, наверное».

Это написала в социальных сетях Насу Теребихина. С конца весны она с трехлетней Микаэлой и десятимесячным Вовой живет у родных мужа на даче под Ростовом-на-Дону. Как правило, так поступают все северяне – на лето вывозят детей к солнцу и фруктам. Денис Теребихин, директор школы и учитель географии в поселке Волочанка, (Таймырский район Красноярского края) должен был прилететь к семье в отпуск в конце июня – сразу после того, как комиссия Роспотребнадзора примет решение, открывать ли в Волочанской школе филиал школы искусств.

Выехать из Волочанки можно двумя способами – вертолетом, который прилетает раз в неделю по средам, или на внедорожнике по непролазной тундре (способ подходит лишь для туристов-экстремалов). В поселке постоянно живет около 500 человек. Улететь в отпуск в начале лета хотят большинство. Билет на вертолет можно купить только непосредственно перед вылетом. Так как нет 100 процентной гарантии, что он полетит – нелетная погода, и вылет отменяется.

Аэропорт в Волочанке

По сложившейся традиции жители поселка на вылет записываются за неделю. Этим летом в списках двухзначные цифры – 48, 53. Если не попал на рейс, твоя очередь не сохраняется – приходи через неделю и записывайся по новой. Никакой возможности забронировать билет заранее тоже нет. Денис, записавшись первый раз, оказался в очереди 38-м. Учитывая, что вместимость борта 17 человек – выбраться из Волочанки ему «грозило» не скоро.  Однако уже через неделю он оказался 43-м.

“Объявляю голодовку”

Такая ситуация на Таймыре не первый год. В прошлом году Денис уезжал в отпуск на вертолете Министерства обороны, делегация которого прилетала в поселок в командировку. Но ведь так могут поступить далеко не все. Основная масса жителей, особенно коренное население, просто молчит и терпит. Например, в прошлом же году работница местной метеостанции из 40 дней своего отпуска 25 дней ждала, когда сможет вылететь в Дудинку.

Будучи беременной супруга Дениса Насу не могла 3 недели попасть домой. Сначала долго вызванивала администрацию Волочанки, чтобы записаться в очередь, потом оказалась в ней на 40-ом месте. Благо, в Дудинке у нее живет мама и есть, где переждать. А тем, у кого нет родственников, что делать? Ситуация накалилась до предела. И Денис объявил голодовку.

«Объявляю голодовку. Требую исполнения Статьи Конституции РФ 27 (свобода передвижения), Статьи 37 (право на отдых), Статьи 41 (охрана здоровья) для себя и своих односельчан. У нас живут дети, женщины, старики. Лично я заработал отпуск и хочу им воспользоваться. Он мне нужен. Я хочу к семье. Мне надо заниматься здоровьем. Мне надо увидеться с престарелой мамой, надо не пропустить, как растут мои дети. Это мое право».

Этот пост на его страничке в соцсети, размещенный на следующий день после поста жены, вызвал шквал комментариев. Северяне, уставшие от такого положения вещей, поддержали смелого директора.

Денис Теребихин. Фото: Facebook

– Я ведь не за себя борюсь, а за людей. Сколько можно такое терпеть. Чтобы в этом году отправить школьников в Анапу, где они ни разу в жизни не были, я был вынужден обращаться лично к главе администрации Таймыра Сергею Ткаченко, он давал команду. Ко мне каждый день приходят люди, заглядывают в глаза и просят помочь посадить на борт ребенка, маму. Но ведь это не моя работа, у меня приемка школы, завоз угля на зиму, я же просто директор. Почему с жителями никто не работает, не успокаивает, не объясняет?

Люди стоят ночами в каких-то стихийных очередях, чтобы получить право утром первыми зайти в кабинет «великого регистратора» для записи в тетрадочку.

Кому-то с детьми надо в больницу, в госорганы за справками. У моей пожилой коллеги внуки в приюте Дудинки, а она не может вылететь их забрать… Это позор и трагедия! Четыре года назад я принял аварийную школу, которую нам всеми силами удалось восстановить. И тут оказывается в отпуск поехать не могу. Поэтому другого способа, как голодовка, больше не видел. Я иду на крайнюю меру, так как решением данных вопросов занимаются люди, не знакомые с понятиями права человека.

Вертолетов добавим

Власти пытались отговорить Дениса от таких радикальных действий и просили потерпеть, параллельно отправляя к нему фельдшера, чтобы тот зафиксировал состояние здоровья. Поселок маленький, все друг друга знают, чиновники надеялись уговорить директора отказаться от голодовки.

– Конечно, у меня была возможность воспользоваться бронью. Буквально на следующий день после объявления голодовки мне позвонили из поселковой администрации и сказали, что готовы посадить в вертолет вместо кого-нибудь! Я отказался. Мой номер 43, значит передо мной есть люди. Я не собираюсь занимать чье-то место, не для этого в бутылку лез. Я директор школы, а не проныра.

Вертолет летит в Волочанку

Через два дня голодовки в Волочанку прибыло два вертолета сразу. И директор вылетел вторым бортом. А вместе с ним все остальные желающие. Как удалось решить проблему – загадка. Скорее всего, чтобы не накалять обстановку, администрация района использовала резерв, который придерживался для осени.

– Действительно, напряженность с полетами имеет место быть, – говорит глава Таймыра Сергей Ткаченко. –  Причин несколько. Во-первых, в начале июня всегда идет ледоход и полеты приостанавливаются на полторы недели. Как только ледоход заканчивается, стремятся улететь все, кто ждал все это время. Во-вторых, именно в это время на Таймыре начинается летняя отпускная кампания. И в-третьих – в этом году нам удалось снизить тарифы на авиабилеты, с 9 000 до 5 000 рублей, благодаря чему увеличилось количество желающих провести летние отпуска «на материке». Мы приложили все усилия, чтобы снять социальную напряженность, ведется работа по увеличению частоты полетов. На протяжении последних двух недель, помимо основного рейса, выполняются два дополнительных. На этой неделе также будут выполнены три рейса. Будем стараться придерживаться такого подхода до тех пор, пока все желающие не вылетят из поселка.

Вертолет, в котором вылетел Денис и все оставшиеся желающие

И более того, местные чиновники пообещали теперь лично обзванивать жителей и сообщать, какова их очередь на вылет в данный момент.

Без высших сил не обошлось

Но, как оказалось, вылететь из Волочанки было полдела. Следующий этап в квесте «выбраться в отпуск» – улететь из Дудинки.  Купить билет заранее невозможно – ведь неизвестно, какого числа ты попадешь в Дудинку. Когда Денис прибыл в аэропорт, билетов в кассах не оказалось ни на одно из направлений. Ни в Красноярск, ни в Сургут, ни в Москву, ни в Новосибирск, никуда. Можно записаться в лист ожидания. Но в нем очередь тоже уже на месяц вперед.

Директор продолжал писать о своем передвижении в соцсетях, кто-то в комментариях предложил плыть по Енисею. Оказалось, на следующий день в Красноярск отходит теплоход «Валерий Чкалов». Но… продажа билетов закрыта.

Дудинка с теплохода

– Я поехал на пристань. Огляделся, много пассажиров с грудными детьми и тоже не у всех есть билеты. Все ждут информации от кассира о наличии мест. Мне тут предлагали думать за полгода о билетах, а тем, кто полгода назад рожал, тоже надо было сразу билет бронировать? Неделю с грудничками «болтаться» по Енисею…

Я уже был готов хоть матросом, хоть палубу мыть, лишь бы попасть на судно. Да, цена как на самолет, да плыть больше 5 дней, но хоть как-то двигаться.

Молиться не научился, но без высших сил не обошлось. На «Чкалове» оказалось одно место. Спасибо игумену Агафангелу (Белых) за благословение.

Теплоход Валерий Чкалов

Почему нет билетов из Дудинки? Власти уповают на ремонт взлетно-посадочной полосы, который идет уже второй год и просят покупать билеты заранее. Но даже те, кто пытался это сделать – не смогли.

– Со мной в каюте жила семья – мама и сын-трубач. Они ехали в Москву, к мэтру музыки на консультацию. Планировали путешествие за полгода. И полгода назад билетов тоже не было. Такое ощущение, что кто-то искусственно их сдерживает. Билеты каким-то чудесным образом появляются то на одном сайте, то на другом. И цены совершенно разные. Порой стоимость перелета из Дудинки в Москву доходит до 72 000 рублей.

Закат на Енисее

На немецком теплоходе по Енисею

Путешествие из Дудинки до Красноярска теплоходом заняло 5 суток и 10 часов. Денису достался билет во второй класс за 14 000 рублей. Первый класс – 22 000 рублей, третий – 11 000. Условия в зависимости от класса особо не отличались, второй – похож на купе в поезде, первый – купе на двух человек. Третий – тоже купе, но на шестерых. Плюс к этому каждый день нужно было питаться.

Ресторан теплохода

Комплексный обед в ресторане (других вариантов не предусмотрено) стоил примерно 400 рублей. Зато теплоход оказался легендарный, почти музейный экспонат, 1953 года постройки, родина – ГДР, в Сибирь его перегоняли по северному морскому пути. С туалетами, душевыми.

Денис организовал на теплоходе ипмпровизированный концерт

– Впервые шел по Енисею, интересно, самобытные деревни, староверы, лишь в двух местах мы причаливали на пристань, в остальных – пассажиров высаживали на лодки, которые подплывали с берега. Но времени, конечно, жаль, куски, отрезанные от отпуска, не вернешь.

Староверы плывут на лодке к теплоходу

На подходе к Красноярску стало понятно, что теплоход задерживается – из-за тумана пришлось четыре часа простоять на якоре. И вместо запланированного по расписанию – 20.00 он пришел в порт Красноярска в полночь. А через пять часов у Дениса уже был самолет в Ростов-на-Дону – билет, пока он шел по Енисею, Насу купила по интернету.

По берегам Енисея лежит снег

Денис успел.

В итоге весь путь из Волочанки в Ростов-на Дону занял у него 8 дней и обошелся в 50 000 рублей. Хотя ехал он не в пятизвездочный отель в Турции, а просто по России.

Как семья будет возвращаться в августе домой в Волочанку пока никто не знает. Директор школы не может опоздать к 1 сентября. Скорее всего им предстоит следующий квест – «вернись из отпуска».

Семья Теребихиных встретилась

Сындасско не отпускает

В других населенных пунктах Таймыра ситуация похожая. Хотя везде есть свои нюансы. Например, с началом навигации (в этом году она началась в первых числах июня) не летают вертолеты в «нижние» поселки Хатангского района (Новорыбная, Попигай, Сындасско). Только специальные рейсы. Люди добираются до крупных городов, откуда можно улететь на большую землю, на катерах.

Посадка пассажиров на катер в Сындаско

Катер из Сындасско (один из самых северных населенных пунктов мира, находится на границе Красноярского края и Якутии) в Хатангу идет примерно 12 часов, обратно – 15. На катере люди размещаются «друг на друге». Если встал с места в каюте, сразу его теряешь и дальше плывешь стоя, пассажиры сидят или спят по очереди. Катер останавливается примерно в трех километрах от поселка, ни причала, ни пирса, ни навеса, ни транспорта, чтобы добраться нет, приходится идти с детьми и сумками. Ходит катер раз в 10 дней и то при наличии погоды.

Посадка пассажиров на катер в Сындаско

Несмотря на то, что власти пытаются точечно решать проблему и реагировать на острые моменты, ясно, что силами только одно Таймыра и даже Красноярского края ее не решить. Волочанка и сам север – это все-таки Россия. И если стране нужно, чтобы на севере жили люди, условия существования там должны быть человеческими.

Фото Дениса Теребихина и из семейного архива

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: