Жаба под микроскопом

Источник: журнал "Отрок"
|

Несколько слов о зависти

Вряд ли есть человек, которого хотя бы раз в жизни не уколола жгучая стрела зависти, этой смертоносной страсти. Смертоносной потому, что сказано в Писании: завистью диавола вошла в мир смерть (Прем. 2, 24). Тема зависти рождает много вопросов, которые требуют если не ответов, то хотя бы размышлений.


Пожалуй, признаться в гордости или сребролюбии не так стыдно, как в зависти. Все грехи имеют целью наслаждение или выгоду, и лишь только зависть имеет главной целью не добро для себя, а зло для ближнего. Психологически самое неприятное для человека — признать себя злым. У каждого из нас есть свой критерий доброты, которому мы хотим соответствовать. А потому узнать о себе, что я завистливый человек, желающий зла другому — неприятнейшая из правд.

Но вместо того, чтобы осознать в себе этот грех и начать борьбу с ним, мы часто уходим от неприятной правды. Проще найти оправдательные доводы для своей зависти или, привычно разделив зависть на «чёрную» и «белую», считать себя искренним доброжелателем счастливого соседа или коллеги. Часто, называя свою зависть белой, люди добавляют, что рады за человека, которому завидуют. Но тогда что мешает сказать просто: «Я очень рад успехам своего коллеги (друга, брата)»? Радоваться от чистого сердца нам не даёт элементарное желание иметь то же самое, а также чувство несправедливости (порой глубоко скрытое) от того, что у нас этого нет. И, называя чёрное белым, мы лишь пытаемся обмануть самих себя.

«Совершенно чужие люди»

За психологической помощью в борьбе с завистью люди обращаются часто, в том числе и воцерковлённые. Но сколько бы человек ни читал поучений о том, какой страшный грех зависть, сколько бы ни вспоминал об участи Каина, перестать завидовать своими силами он никак не может. Нередко доходит до самоедства: зависть съедает покой и сон, а чувство вины доедает остатки сил и надежды.

С Юрой мы познакомились, когда он был на грани развода. Жена развода категорически не хотела, да и Юра как-то медлил, искал предлоги и поводы. На вопрос о причине развода он жёстко отвечал: «Мы совершенно чужие люди». «Но разве чужие люди могут так переживать?» — на этот вопрос ответа у него не было. Он пожимал плечами и твердил, что несколько лет совместной жизни сделали их с женой, некогда единомышленников, совершенно чужими. В прошлом сокурсники, переводчики, они оба видели свою дальнейшую жизнь тесно связанной с иностранными языками. Основной язык у них был английский, а второй каждый выбрал по своему предпочтению: она — «поющий» итальянский, он — «перспективный» немецкий. Голодные студенты, но счастливые и влюблённые, Юра и его жена преодолели много трудностей, и оба в итоге стали дипломированными специалистами. Очень быстро ей предложили работу секретаря для перевода корреспонденции в итальяно-украинской компании. Благодаря способностям, как профессиональным, так и человеческим, она за несколько лет сделала хорошую карьеру. Дважды в год командировки на месяц в Италию: теперь она не секретарь, а начальник — пусть маленького, но весьма перспективного отдела.

Юра остался на кафедре грызть гранит филологической науки. Как известно, больших денег этим не заработаешь, и он довольствуется подработками в виде переводов, контрольных работ, частных уроков. В целом вовсе неплохо у него получается, а главное — Юре нравится его дело. Но перспективы мрачные: в нашей стране научная степень и стабильная зарплата редко сопутствуют друг другу. Да и слова, которые некогда в Юриных детских мечтах звучали гордо: «кандидат наук», — теперь означают лишь кафедру с советским ремонтом и преимущественно женский коллектив с его пересудами-перекурами.

Однажды жена предложила Юре поехать вместе в её рабочую командировку. Конечно, бывать много вдвоём они там не смогут, но зато есть замечательная возможность несколько недель пожить в Милане. Юра с радостью согласился. Но радость длилась недолго, и именно оттуда он приехал с единственным желанием — развестись. Он впал в такое уныние, что забросил свои языки вместе с кафедрой германской филологии. Вся реальность сошлась в одной точке — ненависть ко всему итальянскому, вплоть до пиццерии, которая, по роковой случайности, разместилась на первом этаже их высотки.

И Юра начинает искать ответы на вопросы. Разность интересов и жизненных ориентиров? Но от этого логичного объяснения не становится легче. Куда проще сказать «характерами не сошлись (точнее, разошлись)», нежели увидеть в себе семя Каина-Саула, и Юра начинает долгий путь пересмотра своей жизни и своих отношений в ином ключе. И вот однажды он произнёс ключевые слова: «Господи, да это же так низко! Я что же, завидую успехам собственной жены?» Этот день был решающим для их отношений. А после наступили терзания: «Мы начинали вместе, я всегда тянул её в учёбе, она ж еле справлялась на языкознании и литературе. Она списывала у меня всё, что возможно было списать». И тут же вина: жена-то радуется каждой его публикации в научных журналах, а он лишь с раздражением слушает её итальянское щебетание по телефону или по скайпу.

Положительный аспект

Так бывает: человек жил спокойно, завидовал где-то по мелочам… Тут кольнёт новая машина соседа, там — ремонт в квартире друзей. Кольнёт — и тут же забудется, потерявшись в потоке ежедневных мыслей. А потом вдруг приходит испытание: зависть к лучшему другу, брату, жене, даже ребёнку — неожиданно, да так люто! Стыдно, неловко, а зависть гложет, съедает и отнимает всякую возможность радоваться своим собственным радостям. От хороших людей мы слышим о том, как это замечательно — радоваться успехам и удачам ближнего, и сокрушённо понимаем: нам этого не дано.

Как ни странно, в зависти есть один положительный аспект. Состоит он в том, что жгучая зависть — это сигнал о существующей близости. Мы можем судачить о том, как живут некие другие, далёкие люди, но это не отберёт у нас покой. Молодая девушка, думая о том, что кто-то там в её годы давно покорил Голливуд, вряд ли потеряет спокойствие. Скорее, это случится, если её коллега приедет на работу не на автобусе, а на новеньком авто. Мы способны страстно завидовать именно тем, кого мы считаем «за своих», подобными себе. Этот факт делает зависть ещё более «тяжёлой» страстью: как было сказано выше, к зависти присоединяется ещё чувство вины и стыд.

Господствующая сегодня философия потребления предлагает свои пути борьбы с завистью. Целью этой борьбы является, как правило, сохранение своего внутреннего комфорта. Попробуем их рассмотреть.

Уроки Сталина

Чаще всего бороться с завистью нам предлагают путём ликвидации соперника — по принципу «нет человека — нет проблемы». Способ старый, как мир: начиная от Каина и братьев Иосифа, заканчивая пресловутым пушкинским Сальери. Правда, современные методы более гуманны: «Если вы обнаружили, что вас разрушает зависть, то важно помнить о том, что хуже делаете вы только себе, а потому нужно уйти от негативных переживаний, оградив себя от общения с конкретным человеком под любым предлогом». Я прочла эту рекомендацию на одном из сайтов, и мне стало не по себе. Выходит, что вся работа над собой заключается… в отчуждении. Подобно Каину, мы наивно в таком случае полагаем, что причина зависти лежит вовне. Литературный Сальери томится своей завистью, страдает и выход видит только в том, чтобы уничтожить Моцарта, но не хочет признать, что первопричина страдания находится в нём самом. А самое неприятное то, что страсть, таким образом, остаётся оправданной в наших глазах, а значит, у неё все шансы устроиться поудобнее в нашей душе.

Сартр однажды сказал, что там, где есть человек, всегда есть проблема. И говорил философ преимущественно о проблемах в нашей собственной душе. Ну а выбор за нами — быть с человеком и бороться со своими страстями или предпочесть изоляцию и мнимое бесстрастие.

«Греху брата моего посмеяхся»

«У моего друга повышение, которое мне не светит? Я ему завидую? Зато он часто болеет, а у меня хорошее здоровье». В итоге вместо того, чтобы радоваться за ближнего, мы начинаем злорадствовать. Метод действенный: я читала разнообразные форумы, где люди делятся тем, что это работает. Так, одна участница форума написала, что её отпускают приступы зависти к своей успешной подруге, когда она думает о том, что та не замужем в свои сорок лет. Представилась жутковатая картина, как эта самая незамужняя дама плачет на плече у своей завистливой подруги, и та, вытирая ей слёзы, в душе желает ей оставаться такой же замечательной и одинокой.

Нас учат любить ближнего и в этой любви достигнуть умения радоваться о нём так же, как радуемся о себе, своих успехах. Сомнительно, что путь этот лежит через злорадство.

Вытеснить или обнаружить?

Ещё один из советов, которые приходилось слышать: «не думать» о зависти. Начать усиленно работу над каким-то иным качеством или добродетелью. Психологам известен такой вид психологической защиты, как вытеснение, и если это не удаётся сделать нашему подсознанию, то мы можем вполне сознательно себе в этом помочь. Быть может, кому-то этот метод помогает. Но существует опасность: зависть-то никуда не девается, а значит, может проявиться в любой момент, и в гораздо более сложной форме.

Мне в ситуации, которую я переживала болезненно и которая заставила меня всерьёз задуматься над темой зависти, очень помогло противоположное — максимальное обнаружение проблемы: я стала читать, спрашивать, искать. Ветхозаветные истории, Евангелие, жития святых, просто житейские истории и фильмы о том, как удалось простым смертным людям преодолеть в себе эту страсть. Наверное, и само понимание того, что не я одна такая, заболевшая завистью, тоже давало надежду и силы. Помню, с какой жадностью я смотрела экранизацию «Маленьких трагедий»: было важно понять, когда наступила точка невозвращения у Сальери и как её не допустить в себе самой. Главным же было понимание, которое пришло в момент полного отчаяния: рассчитывая только на свои силы, мы не в состоянии победить ни одну страсть. Мнить себя демиургом, способным «делать себя», — ошибочно и опасно. Это вовсе не означает, что нужно перестать что-либо делать. Господь оставляет нам нашу страсть по нашей гордости, до тех пор, пока мы думаем, что всё в наших руках. Но Он же ждёт нашего шага навстречу, нашей попытки, искреннего желания и поступков.

Никчёмная бухгалтерия

Старец Николай Гурьянов сказал однажды: «Человек с благодарным сердцем никогда ни в чём не нуждается». Простая логичная мысль, в которой скрыто противоядие от зависти. Нередко мы то хорошее, что у нас есть, воспринимаем как должное, а если нам чего-то недостаёт, это вызывает в нас ропот, ревность, зависть и недовольство. Мы наивно считаем, что нормой является крыша над головой, еда, здоровье, работа, простые житейские радости и родные люди. Напротив, отсутствие хотя бы чего-то из желаемого заставляет нас думать о несправедливости в жизни. Чем больше мы думаем, что наше благополучие — это данность, а неблагополучие — повод злиться и роптать, тем больше мы преуспеваем в дьявольской бухгалтерии: подсчитывать удачи и неудачи ближних, сравнивая с собой. И тем дальше от нас чувство благодарности и Богу, и людям. Конкуренция невозможна без зависти. Для христианина допустима лишь одна конкуренция — с самим собой. Себя нужно сравнивать не с кем-то, а только с самим собой, которым ты был вчера: «Стал ли я лучше? Добрее? Честнее? Сделал ли своё дело хоть немного лучше, чем делал его вчера? Позаботился ли о том, мимо кого прошёл вчера?» Возможно, эти мысли вернут нас к той точке, с которой можно начать мыслить и жить иначе.

Пока задумывалась и писалась эта статья, Юра, о котором речь шла в начале, перестал грозить словом «развод». Отношения с женой по-прежнему натянутые и сложные, но сейчас Юра понимает, что причина — в его неспособности сорадоваться. Его жизнь сейчас — это мучительные шаги от понимания к поступкам, от поступков к настоящей любви, которая «не завидует, не превозносится».

Пока писалась эта статья, стало легче и мне самой. Совестно стало за то, что так много всего в моей жизни остаётся незамеченным, неоцененным, пока в уме ведётся эта никчёмная бухгалтерия.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
В Великий понедельник мы вспоминаем внука праотца Авраама, патриарха Иосифа, называемого иногда Прекрасным, и бесплодную смоковницу,…
Сглаз — как определить Как определить наличие порчи или сглаза? Для человека, который верит во Христа, сглаза попросту…
Почему чаще всего “христианская власть” не отличается ни от какой другой

Поддержи Правмир

Сделай вклад в работу издания

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: