«Жалобы
Государственный Эрмитаж получил официальную жалобу о негативном влиянии обнаженных скульптур на несовершеннолетних посетителей. Директор музея Михаил Пиотровский сообщил, что на официальном уровне подобная жалоба поступила впервые. Могут ли навредить детям изображения обнаженных тел и какими последствиями может обернуться жалоба, «Правмиру» рассказали искусствоведы.

Отсутствие образования и эстетического чувства

Алексей Лидов

Алексей Лидов, историк искусства и византолог, заведующий отделом Института мировой культуры МГУ, академик Российской академии художеств:

— Это было бы смешно, если бы не было так грустно. 

Такие жалобы — это полное отсутствие образования и эстетического чувства, осознания обнаженного тела просто как некой красоты, созданной Богом.

Я думаю, что никакими серьезным последствиями это не грозит, и одевать эти античные скульптуры никто не будет, но это одно из проявлений распространяющегося с большой скоростью мракобесия, если называть вещи своими именами.

Здесь сразу вспоминается шок, который испытало русское общество при Петре I, когда он впервые расставил античные скульптуры в Летнем саду. Казалось бы, с тех времен, за три с лишним века, много воды утекло и люди стали более образованны.

Проблема в том, что сейчас в общество вбрасываются идеи, провоцирующие мракобесие.

Конечно, это находит отклик не у всех и даже не у большинства. Но то, что такие приступы случаются, это довольно знаменательно.

Определенная категория людей чувствует атмосферу, и выступает с подобными предложениям — «давайте уберем великую античную скульптуру из Эрмитажа». Еще 15–20 лет назад эти люди промолчали бы, а сейчас они чувствуют себя в тренде и понимают, что у кого-то их инициатива найдет поддержку и одобрение.

Но пока директором Эрмитажа является Михаил Борисович Пиотровский, нам это точно не грозит. 

Я думаю, что люди, находящиеся во власти, вполне адекватны, чтобы оценить смехотворность подобных инициатив. Но когда начинают бороться с просветительской деятельностью, мы должны быть готовы, что мракобесие будет всплывать на поверхность то здесь, то там. Когда количество перейдет в качество, мы не знаем. Но в этом есть некая общественная и культурная угроза.

Весь мир будет над нами смеяться

Ирина Языкова

Ирина Языкова, искусствовед:

— Жалобы на обнаженные скульптуры в музее — это просто какой-то позор. Это очень печально. На примере искусства нужно рассказывать, как целомудренно тело, показывать, какими прекрасными создал нас Господь.

Это не новость, подобное происходило во все времена. Это делали и первые христиане, которые иначе, чем мы сегодня, относились к статуям, и часто вообще их уничтожали, как языческих идолов. Это делали в Средневековье, когда тоже был запрет на голое тело.

Папа Римский пытался заставил Микеланджело прикрыть наготу Христа и Богородицы на фреске «Страшный суд» в Сикстинской капелле, но тот отказался, и за него это сделал один из учеников.

В советское время все статуи в дворцовых парках были прикрыты фиговым листочком. Что, конечно, глупо и пошло.

И эта полнейшая глупость продолжается из века в век. За этим стоит просто необразованность, некомпетентность, мракобесие. Ведь античные статуи или «Давид» Микеланджело — это красота в явленном виде. Если так пойдет, нужно и многие картины убирать, например, «Данаю» Рембрандта и другие. Да и многое другое вычеркивать из истории искусства.

Я не знаю, как Пиотровский будет отвечать (Ответ Михаила Борисовича представлен ниже. — Примеч. ред.). Он человек высокой культуры, я думаю, он найдет ответ. Не тряпочками же он прикроет статуи? Или фиговым листочком?

Запереть все скульптуры в одном зале с пометкой 18+ — это нелепо. Мы сейчас спускаемся на какой-то пещерный уровень. Такое ощущение, что люди ни в школе ничего не проходили, они совершенно не знакомы с искусством и не понимают его. Возможно, они просто первый раз пришли в музей и обнаженные статуи их поразили? Но тогда выход один — бери книгу, читай, учись, познавай, хотя бы поинтересуйся, что об этом писали умные люди.

Жалко, что полемика у нас идет на таком уровне. Я вспоминаю в контексте этого фильм «Посланники вечности», в котором есть сцена про взятие Зимнего дворца, когда матрос, увидев статую, спрашивает: «Кто бабе руки оторвал? У кого найдем руки, поломаем ноги». 

Если мы начнем прятать от детей обнаженные скульптуры, весь мир над нами будет смеяться. Скажите грекам, а они не меньшие христиане, чем мы, что у древнегреческих статуй надо что-то прикрыть или поставить маркировку 18+.

Я думала, что это какая-то хохма, а оказывается действительно существует такая жалоба и музей должен как-то на нее реагировать. 

Еще раз повторю: это мракобесие, бескультурье и некомпетентность. К сожалению, эти люди не оригинальны, мракобесие было во все времена. И мы снова возвращаемся в это. Но возвращаемся не в высокое Средневековье, а во времена охоты на ведьм. 

Наша страна нуждается в просвещении. Надо заботиться не о морали, а о том, чтобы дети выросли образованными, чтобы они понимали, что такое искусство. Обнаженное тело изображено античными мастерами так целомудренно, что говорит о высоком, о гармонии, о Боге.

Что ответил Пиотровский

Михаил Пиотровский

Михаил Борисович Пиотровский, генеральный директор Государственного Эрмитажа выразил сожаление по поводу того, что после пресс-конференции, где была предложена целая программа развития постковидного Эрмитажа, больше всего людей возбудил вопрос об обнаженных фигурах и скульптурах.

— Я думаю, что всё это частично связано с двумя вещами. Первое, что Комитет по культуре Государственной Думы давно борется с этой маркировкой, по которой большая часть классической литературы оказывается «18+». Эта маркировка очень много что испортила и создала некую возможность думать, что этим всем можно манипулировать. 

Второе, очень важная вещь, касающаяся того, что мы много говорим — что музей особая территория, и в музее можно делать то, что нельзя на улице. Нельзя на улице ходить голым. Нельзя ставить обнаженные скульптуры близко от школы — наверное, это действительно нельзя. А в музее есть другие правила — и эти правила определяются музеем. 

Можно в музей не ходить, указывать музею как можно и нужно что-то делать — это нельзя.

Потому что получается, как в данном случае, — свобода одного человека не должна ограничиваться свободой другого, права одного человека не должны ограничивать права другого. Музей — это диалог культур. И музей, и посетители имеют право видеть самые разные проявления культуры. А посетитель — и его воспитатель — должны это регулировать.

Михаил Пиотровский: Музеи противостоят фанатичному бескультурью
Подробнее
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.