Главная Общество

Ждет ли нас кризис страшнее, чем в 90-х? Экономист Наталья Зубаревич

И как санкции изменят рынок труда
Фото: Šarūnas Mažeika / DELFI
В магазинах сметают сахар, сильно подорожала бумага, многие иностранные компании уходят из России. Что это значит для всех нас? Ждет ли нас кризис страшнее, чем в 90-е, что будет с рынком труда? Анна Данилова беседует об этом с экономистом и профессором географического факультета МГУ Натальей Зубаревич.
12 Май

Мы станем беднее — что это значит?

— Многие эксперты говорят, что сейчас надо готовиться к кризису хуже, чем в 90-е, разрухе и полной нищете. Насколько такие черные краски, на ваш взгляд, [обоснованы]?

— Это не так. Такие прогнозы, как правило, дают те, кто не в России. Они оторваны [от российских реалий], и не могут ни понять толком, ни измерить [происходящее]. 

Первое: мы обеднеем. Потому что инфляцию 20% никогда не покроют такого же масштаба индексации зарплат и пенсий. Конечно, их проиндексируют, но в гораздо меньших масштабах.

Второе: слово «голод» — это даже как-то странно звучит. У нас есть некоторые проблемы, мы не полностью автономны в агросекторе, нам нужны ветеринарные препараты, семена, инкубационное яйцо. Но Россия это сможет купить, скорее всего. Просто намного дороже. 

Мы себя полностью обеспечиваем зерновыми и остаемся первым в мире экспортером пшеницы (введен запрет на экспорт до конца июля). Россия практически полностью обеспечивает себя сахаром, растительным маслом, крупами, птицей, почти полностью — свининой. 

Поэтому говорить о голоде — это, во-первых, безответственно, во-вторых — это просто неправда.

То, что все мы будем жить хуже, — это очевидно. Вопрос, как это будет проявляться. 

[Посмотрим сначала, что это значит] для низкодоходных групп населения. В России даже по официальным данным 12% населения живут ниже прожиточного минимума в подушевом расчете, и еще 14% — живут чуть выше прожиточного минимума, то есть в семье полтора прожиточных минимума на человека (это было до ковида). 

Если происходит ухудшение ваших условий занятости, то понятно, что вы скатываетесь в ту самую бедность. Поэтому под риском бедности или уже в ней находится больше четверти населения страны.

Это уязвимость. Вы можете покупать только самую дешевую еду. Что-то из одежды и обуви вы приобретаете, но понимаете, что это будет и как редко вы это себе позволите. У вас точно не будет возможности обновить холодильник и телевизор. Вам надо лезть в кредиты, а кредит по ставке больше 20% годовых вернуть очень сложно. 

Наталья Зубаревич. Фото: Tomas Vinickas / DELFI

[В такой ситуации находится] четверть россиян. И она максимально поддерживает действия российского правительства, потому что это жители периферии, чаще всего они смотрят телевизор.

А дальше мы смотрим на ту часть россиян, которую крайне условно мы можем отнести к среднему классу и классу ниже среднего. Это люди, которые все-таки себе позволяли какую-нибудь Турцию, all inclusive, брали кредит на машину. 

Автокредитование сейчас сожмется со страшной силой из-за процентов по автокредиту, уже отказы пошли в кредитовании. И сам этот потребительский рынок сжимается фатально. На «Ладу Весту», наверное, вы кредит возьмете, на китайские автомобили — тоже, но все остальное будет не по карману. И эти компании уходят с российского рынка. Продавать машины они будут, просто цена продаваемой продукции, даже на так называемые бюджетные иномарки, будет запретительная для очень многих.

Далее — ваш отдых, который сворачивается уже до черноморского побережья Кавказа, в Крым этим летом вряд ли получится. Уже и внутренний отдых будет сильно бить по карману. 

Повторю в сотый раз: отсутствие конкуренции всегда приводит к росту цен и ухудшению качества.

Это касается и отдыха. Ну, у меня был молодой опыт в тогда еще украинском Крыму, это было недорого. Видимо, многим придется в эту сторону смотреть.

Дальше — вы не сможете покупать то, что вы привыкли, потому что сейчас с этим перебои. Плохо работает логистика, потому что те, кто нам продает, не понимают, какую цену ставить. Доллар взлетел, евро взлетел, и эта цена пока, что называется, не сбалансирована. 

Что будет с ценами

— Бумага в десять раз подорожала.

— Ну, десять — это что-то уникальное, это уже просто паника какая-то.

— Тысячу рублей пачка бумаги сейчас стоит.

— Эта цена поменяется, она паническая, но все равно будет существенно выше того, что мы платили раньше.

Дальше. Гаджеты. Предметы длительного пользования. То, что, в общем, средний класс покупал просто так, а те, кто пониже, — с потребительским кредитом. Вы не пойдете сейчас за ним.

Средний класс брал ипотеку. Сейчас ставка по ипотеке 22–28%, и если не будет широкомасштабного введения разнообразных льгот на ставку (сейчас они есть, но вполне ограниченному кругу семей), то спрос на жилье сократится. 

Фото: freepik.com

Уже [есть] большие проблемы в стройке. Они начались еще в ковид. Трудности с обеспечением стройматериалами. В основном они российские, но дело в том, что на этих заводах тоже работали гастарбайтеры, как и на самой стройке. У нас очень большая занятость тех, кто приезжал в Россию на заработки. После девальвации приезжать в Россию и получать процентов на 60–70 меньше в пересчете на валюту других стран — большой вопрос, есть ли в этом смысл. Бьет тревогу строительная отрасль. Это как бы косвенное следствие девальвации, но она ударит по многим секторам.

Дальше. Вы — средний класс или около того, пониже. Вы привыкли, что, если что, вы заплатите за медицину, потому что государственная медицина далеко не всегда решает ваши проблемы. Значит, вы: а) заплатите намного больше; б) совершенно непонятна ситуация с рынком лекарств. Пока он просто встал.

Я практически уверена, что по гуманитарным соображениям продажи лекарств в Россию сохранятся, потому что это последнее, что закрывают. Но — логистика, цены… Сколько будет эта пауза, непонятно сейчас никому. 

Поэтому в первых своих выступлениях после 24 февраля я просто всех людей призывала: если у вас есть жизненно важные лекарства, то запасайтесь. Паника всегда приводит к выметанию не только сахара, но и много чего другого с рынка. Когда это вернется на рынок, то будет стоить совершенно других денег. 

Поэтому для среднего класса изменится образ жизни. Для тех, кто небогат и беден, изменятся только возможности купить лишний килограмм чего-то, лишнюю обувь.

Люди живут в очень ограниченных ресурсах, они экономили и будут еще сильнее экономить. Но их образ жизни не поменяется. Как жили многие с огорода и закупали в магазине только сахар, какую-нибудь крупу, так и живут. 

Для городского образованного и более-менее зарабатывающего населения перспективы выглядят мрачными. Потому что люди вынуждены будут изменить потребление и отказаться от многого, к чему вы привыкли.

Ну что ж, если это способ объяснить людям, что не надо было делать того, чего не надо было делать, — возможно, это сильнодействующее средство полезно. Потому что нежелание видеть вокруг, полное погружение в частную жизнь, как это делало большинство, а то и, в старших поколениях, полное доверие тому, что говорит телевизор, заканчивается тем, чем оно заканчивается. Оно бьет по вашему карману, по вашим привычкам, и по сравнению с тем, что платят живущие от нас недалеко на западе люди, — это вообще смешная цена. И вот когда общество наконец начнет просыпаться и хотя бы через карман понимать, что произошло, тогда, значит, какой-то результат есть. Но, честно говоря, я в этом глубоко не уверена. Поэтому разговоры о том, что холодильник победит телевизор, надоевшие донельзя, — это резкое упрощение ситуации. Она гораздо сложнее и печальнее, чем просто холодильник и просто телевизор.

Как санкции отразились на Европе

— Сейчас получается, что от этих санкций страдает в том числе и Европа.

— Да, конечно.

— Знакомые из Франции пишут, что до этого могли отапливать квартиру на уровне 19 градусов, а этой зимой хватит денег максимум на 15.

— Есть проблема. Во-первых, это невероятно выросшая цена на газ. «Газпром» восполнял только долгосрочные контракты, за которые штрафуют, если они не выполнены, и не продавал газ на спотовом рынке, то есть рынке коротких контрактов. Это тоже был способ давления, он разогнал цену на газ до феерического уровня.

В таком случае Европа платит за две вещи. Первое: ускоренный переход к возобновляемым источникам энергии, которые оказались не очень стабильны, ускоренное после аварии на «Фукусиме» закрытие атомных станций, что можно было делать медленнее, но зеленые ведь тоже бывают радикалами, а платит все население. Это ошибки, и в Европе их признают. 

Европа будет ускоренными темпами уходить от зависимости от российского газа и нефти. Это уже решение, которое принято правительствами, и его скорость обусловлена именно событиями, начавшимися 24 февраля. А потом это рикошетом ударит и по нашей стране.

Наталья Зубаревич. Фото: #ещенепознер / youtube.com

В нормальные жирные годы, когда нефть стоит хороших денег, 40% всех налоговых доходов федерального бюджета составляют доходы от нефти. Это прежде всего налог на добычу полезных ископаемых, который рассчитывается в долларах. Сейчас он вырастет, потому что произошла девальвация, и федеральный бюджет в рублях получит больше, это парадокс. Но он получит больше более дешевых денег.

Рубль обесценивается. Это означает, что бюджетникам проиндексируют зарплату. Но, разумеется, не в тех масштабах, какова инфляция. Пенсионерам в этом году, может, и дважды проиндексируют пенсию, но она не покроет лекарственную инфляцию — не увеличат пенсию на 60–80%, это невозможно, — и продовольственную инфляцию. А, как вы понимаете, рацион пенсионера — это еда и лекарства.

Поэтому какая-то индексация будет этими подешевевшими деньгами, но потом их будет просто физически меньше, потому что у России будут меньше покупать. А продаем мы на экспорт прежде всего нефть, газ, уголь, то есть топливо, минеральные удобрения, металлургию, которым сейчас под санкциями будет очень трудно искать альтернативные рынки сбыта, и вооружения. Уже понятно, что с продажей вооружений (это неплохие были деньги, 15 миллиардов долларов в год) будет большая напряженка. Потому что решение принимают правительства, а на них будут давить, потому что Россия сейчас под тотальным давлением.

Посмотрим, что будет дальше. Но пожалуйста, избавьтесь от апокалиптических прогнозов.

Ситуация будет, безусловно, ухудшаться, но это процесс постепенный. Есть свойство человеческой натуры привыкать к постепенному ухудшению. Если вам уже не кирпич, а железобетонная панель падает на голову сразу, у вас одни ощущения. А если шаг за шагом сужаются ваши возможности, психика человека такова, что он к этому адаптируется. И поэтому мой пессимизм в этом: смогут ли люди, постепенно затягивая пояса, наконец включить голову и подумать о том, почему все это происходит.

Многие ли потеряют работу

— С рынком труда сейчас что происходит? С одной стороны, все компании массово стали приостанавливать свою работу…

— Пока нет. Во-первых, не работают только западные автопроизводители. Только-только объявили корейцы, что они тоже аккуратно выходят. Японские автопроизводители пока не уходят. 

Тем, кто работал на этих предприятиях, по закону три месяца будет выплачиваться заработная плата. Поэтому рассматривать, что происходит, мы, наверно, будем в июне. Март, апрель, май люди будут получать заработную плату.

Далее. Останавливаться могут предприятия, у которых нет импортных комплектующих. Но чаще это логистические проблемы, а не запрет. 

Запреты касаются энергомашиностроения, электроэнергетики и оборудования для добычи нефти и газа. На другие виды — это скорее не запреты, а репутационное нежелание западных компаний поставлять в Россию оборудование и компоненты. 

Фото: eg.msr.mosreg.ru

Общественное мнение в развитом мире накалено уже до такого уровня, что компании просто теряют репутацию, если продолжают этот бизнес в России. Поэтому пока не понимаю, какой широты будет круг компонентов и оборудования, которые перестанут привозить в Россию.

Конечно, мы не сможем импортозаместить, тем более всё. Я уже в котором интервью говорю: вы даже не представляете, насколько мы включены в глобальный мир, насколько мы с ним интегрированы.

Китай никогда не сможет заместить все то оборудование, которое мы получали из разных стран. Что-то может, но он не будет замещать фольксвагеновские машины, он просто будет продавать в Россию китайские. У него нет достаточной компетенции по высокотехнологичному нефтегазовому оборудованию, по энергетическому оборудованию, по тем самым чувствительным местам, где поставки из наиболее развитых стран были безальтернативны.

Что-то Китай сможет заместить — например, в металлургии. Но сейчас вопрос, как продать тот металл, который запрещен к ввозу в Евросоюз, на какие рынки перенаправить, потому что иначе вы должны частично останавливать производство. 

Поэтому детали металлурги найдут, а вот уже на проект «Арктик 2-3» после «Ямала» найти не удастся, потому что там большая часть оборудования, самая сложная, — из самых развитых стран.

Поэтому не надо спешить. Надо пытаться сохранять… Слово «спокойствие» я не готова произнести, оно невозможно в этой ситуации, но пытаться сохранять холодную голову, понимать последствия. Понимать, что эта удавка будет работать достаточно медленно.

Что сейчас делать?

Первое: посмотреть, кто вокруг вас, ваши родные и близкие, друзья. Кому из них хуже, чем вам. И пытаться им помогать.

Это очень поддерживает нормальное психическое состояние. Сейчас это главное. 

И второе: разговаривать с теми, кто не понял. Не пугать, не кричать, а спокойно-спокойно объяснять последствия того шага, который был сделан 24 февраля.

Эмпатии в нашем обществе очень мало.

Поэтому мягко-мягко, спокойно-спокойно. Напоминайте, что три с лишним миллиона человек остались без крова и средств к существованию. Всех разобрали по домам, лагерей беженцев нет, потому что Европа в шоке от происходящего.

Поэтому подумайте о других людях, которым сейчас намного хуже, чем вам без ваших гаджетов и импортных машин.

Как поддерживать себя и детей в тяжелые времена

— А вы за что держитесь, чтобы не провалиться в панику?

— Во-первых, паника неэффективна. Просто неэффективна. Паника — это состояние, когда вы ничего не можете толком сделать. А сейчас надо делать. 

Во-первых, я держусь за то, что я живу в круге людей, которые все понимают и очень правильно оценивают происходящее. Это важно, потому что есть рядом люди, которые думают так же, как ты. Это очень сильная моральная поддержка. 

Второе: я все-таки учу молодых и пытаюсь это делать хорошо. Это тоже очень важный энергетический источник.

Наталья Зубаревич. Фото: Šarūnas Mažeika / DELFI

В-третьих, я сейчас уже охрипла от бесконечных интервью. Как мне сказала умница и красавица Таня Фенгельгауэр, повторение — мать учения. Ну, преподу сказали — он пошел, впрягся в борозду и пошел пахать. А когда ты много работаешь и пытаешься что-то делать, легче тогда. 

Но сказать, что у меня нормальное психическое состояние, я не могу. Просто собираюсь в кучку, когда надо преподавать, объяснять, говорить.

— Я вижу, много работая с родителями, что они просто в шоке: «Полностью заканчивать учить английский! Начинать срочно учить китайский! Вообще бросать все!»…

— Первое, самое главное: покажите детям много-много раз, что вы их очень любите. Это сейчас самая главная защита. Что у них есть папа и мама, которые их любят. В этой безумной атмосфере — их же и в школе сейчас будут немножко прессовать — это самое главное лечение.

Второе: если у детей есть интересы, максимизируйте ваши усилия, чтобы эти интересы реализовывались. Музыка, что-то художественное… Чтобы дети были вовлечены в позитивные дела.

Теперь — на что настраивать. 

Уважаемые родители, давайте я скажу фразу, которую я выучила сама и которую пора выучить всем папам и мамам. Мне она в голову не приходила, а звучит она классно: айтишники — это новая нефть.

И это правда. Вот это та страта, которая сможет при желании вести глобальный образ жизни и находить работу в разных местах.

Язык — безусловно, потому что вы становитесь человеком мира. Насчет китайского я бы вас не подвигала, это безумно трудный язык, но с английским вы как-то вписываетесь в мир. 

Дальше. Дети должны пройти все это с неповрежденной психикой. Поэтому что можете — гасите, что не можете — просто к себе прижимайте… Они должны сохранить свою личность. Это, конечно, касается в первую очередь ребят из семей, которые думают не так, как говорит телевизор. Потому что у них будет сейчас когнитивный диссонанс очень сильный. И это проблема. 

Но если вы любите своих детей, учите их и подсказываете правильное направление в профессии. Ваши дети справятся и состоятся, когда станут взрослыми. 

Так что всем удачи, терпения и понимания, что эти трудные времена проходят. В России надо жить долго.

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.