«Жена
Фото: freeimages.com
Фото: freeimages.com
«Жена во сне поднесла мой палец к телефону, разблокировала его и ночь провела за чтением переписки». «Не разговаривает со мной неделями». «Она может отвесить пощечину или ударить кулаком по спине». Мужья рассказали «Правмиру» о психологическом и физическом насилии в семьях.

«Читала мои соцсети и требовала удалить всех френдов»

Валерий, 33 года, священник:

— Я женился 10 лет назад. Служу Богу, мой духовный сан требовал женитьбы. С будущей женой, Надеждой, я познакомился на клиросе в храме. Ухаживал за ней, добивался ее. 

Ничего в ее характере и поведении не говорило о том, что возникнут проблемы, о которых я раньше только читал. Никогда не думал, что сам стану участником такого кошмарного сюжета. 

Через неделю после свадьбы и венчания начался тотальный контроль всего. Жена требовала отчета, куда я пошел, в соцсетях просмотрела страницы абсолютно всех френдов, каждому вынесла характеристику. Конечно, все они были плохими, она требовала их удалить. Естественно, мне нельзя общаться с лицами женского пола. 

Она прочитала всю переписку, которая только у меня была. От телефона долго требовала пароль.

Потом во сне поднесла мой палец к телефону, разблокировала его и ночь провела за чтением переписки, в том числе старой. 

Контроль за моим временем тоже тотальный. Во время службы я не могу ответить на звонки, потом слышу крики, что до меня нельзя дозвониться. Это я еще мягко говорю. Ревнует она меня ко всему и ко всем. С моими родителями отношения у нее, разумеется, не сложились, не почитает она их.

Когда я поближе познакомился с моими новыми родственниками, тещей и тестем, я понял, откуда это все. Супруга привыкла поступать, как ее мать — контролировать все.

В детстве, если Надя опаздывала даже на 5 минут, мать могла избить ее. Дорога от электрички до их дома занимала 12 минут, если дочь шла 15 минут, мать принималась ей звонить. Ей нельзя было ни с кем гулять, дружить можно было только с теми, кого одобряла мама. Какую музыку слушать, выбирала мать, как одеваться — тоже. Жена эту модель поведения запомнила как единственно верную и начала тренировать на мне.

Единственное, над чем не было контроля, — это деньги. Долгое время работал только я, мы жили на мою зарплату. Жена была в декрете, родив друг за другом троих детей. Когда она вышла на работу, была надежда, что занятость снизит ее привычку контролировать. Увы, не помогло. 

Никакой заботы я от нее не вижу. Она не готовит, не стирает, не убирает. С детьми и то изредка гуляет. 

Постоянно поднимает руку, оскорбляет словом. Возможно, у нее есть серьезный диагноз, но в нашем государстве, если человек сам не хочет, его принудительно никто не заставит лечиться. Может, она и не больна. Есть люди, которые за счет унижения близкого самоутверждаются. Она накричит на меня, потом ходит радостная и веселая.

Говорил ли я ей, что это ненормально, что мне тяжело жить в таких условиях? Конечно. Все 10 лет нашего брака я с ней говорю. К психологу она идти категорически не хочет. 

А сам я ходил к психологу. Специалист помог мне пересмотреть свои взгляды, я перестал быть слабохарактерным. Но он не убеждал меня принять этот кошмар и жить с ним. А зачем с этим жить? 

Я не считаю подобную семейную жизнь школой смирения и терпения. Христос об этом не говорил.

С точки зрения социальной концепции, принятой Церковью в 2000 году, человек может уйти от такого мужа или жены. Потому что там, где есть насилие, нет места любви. С точки зрения веры никто не обязан быть с супругом, причиняющим такой вред. Любой человек заслуживает жить в спокойствии и любви. 

Один раз я сам чуть не ударил ее, когда она начала ребенка бить за легкую провинность. И мысли в тот момент были в голове дикие. Я понял — хватит, нужно рвать эти отношения. Я больше не могу терпеть агрессию и угрозы, сидеть и ждать, что лет через 30 супруга изменится. 

Моя жена совершает главную ошибку, которую только может совершить женщина — пилит мужу мозги. Это одна из самых ужасных вещей в семейной жизни. Все вопросы всегда можно обсудить, а не решать их путем давления и насилия, морального и физического, лишь бы добиться своего. Ты всегда априори виноват. 

А мужчина от жены ждет любви, поддержки, понимания. Я долготерпелив, но мы будем разводиться, скорей всего. Я терпеть это больше не могу.

«Что бы я ни сделал, буду виноват»

Александр, 40 лет:

— Моя жена — старшая дочь в многодетной семье, она вырастила пятерых братьев и сестер. Каждому была нянькой, забирала из сада, водила в школу, помогала делать уроки. К младшей сестре даже ходила на собрания вместо мамы. 

Отец у Жени погиб в ДТП, и ей пришлось стать матери поддержкой и опорой. Рано начала работать, но деньги все шли в семью. Не умела и не умеет тратить на себя. Она выросла трудолюбивой, ответственной, сильной, и одновременно — жесткой.

По ее желанию у нас только один ребенок. Женя шутит, что свой материнский инстинкт «переудовлетворила» в детстве. 

Мы живем маленькой семьей — я, жена и дочь. Но жена выставляет себя жертвой, и от этого страдаем мы все.

Например, заболела. Я приезжаю с работы поздно, обещаю купить продуктов и лекарств. В конце концов, можно дочь попросить сходить в аптеку или же заказать доставку. Но она идет по аптекам и продуктовым сама. Чтобы поздно вечером глядеть на меня с немым укором. 

Или же в доме кончилась картошка. Вместо того, чтобы заказать доставку или дождаться, когда я в выходные куплю сразу 5 килограммов, жена опять идет за ней сама. И потом весь вечер демонстративно стонет, потому что от поднятия тяжестей у нее все болит. 

То же самое происходит с тратами на себя. Когда на работе мне дали крупный годовой бонус после Нового года, мы сообща решали, на что его потратить. Я предлагал жене продать ее машину, добавить денег и купить новую, лучше. Она отказалась со словами: «Ты ездишь чаще, тебе новая машина нужнее». Конечно, спустя несколько месяцев после покупки новая машина встала мне поперек горла. Потому что жена изнылась, как ей неудобно ездить на своей старой машине, подвеска у нее ненадежная, цвет не нравится и вообще она надоела. Спрашивается, зачем ты отказывалась от машины, когда я тебе ее предлагал?  

Конечно, вся эта манипулятивная демонстрация вызывает у меня чувство вины. Жену не переиграешь. Что бы я ни делал, она будет несчастной, а я буду испытывать чувство вины. Как это лечится и что с этим делать? Да ничего с этим не сделаешь, только смириться. Нужно постоянно подчеркивать ее величие и значимость. Говорить, сколько она всего делает для семьи.  

«Она не разговаривает со мной неделями»

Сергей, 40 лет:

— Я женился на женщине на 7 лет старше меня. На момент брака Лизе было за 30, она была единственным, поздним и избалованным ребенком. Она привыкла ни под кого не подстраиваться, поступать так, как хочется.

Лиза привыкла к хорошим подаркам, но это я вывез, подарки и цветы я дарю ей постоянно. Она любит чистоту, но не любит убирать. Я это делаю или приглашаю клининг. С питанием вопрос решаем так же — готовлю или я, или заказываем доставку. 

Моя жена никогда особо не хотела детей, но очень хотел я. Появление ребенка, с одной стороны, пробудило в ней материнский инстинкт, она сына обожает. С другой — усугубило ее тяжелые черты.

Первый раз жена меня ударила, когда я недосмотрел за малышом и он упал с дивана вниз головой.

Да, я виноват. Но все дети падают, ударяются, это процесс взросления. Мы сразу же повезли ребенка в травмпункт, ничего страшного с ним не случилось. Но этот случай прорвал плотину. После понеслось. 

Когда у жены сдавали нервы, она могла отвесить пощечину или ударить кулаком по спине. Кулак у нее, конечно, не боксерский, но все равно неприятно. И унизительно. 

Сына она баловала и мне вмешиваться в воспитание запрещала и запрещает. Мои слова носят, скажем так, рекомендательный характер. Главное решение — за ней и ее семьей. Мальчику необходим спорт, он полный. Но он ленится, а жена его лень и капризы поощряет. У меня нет отцовского авторитета и вряд ли он уже появится. Дома даже не делают вид, что мои решения имеют какой-то вес. 

Если я пробую спорить и отстаивать свои права, меня наказывают молчанием. Хорошим таким, полновесным бойкотом. 

Жена может молчать несколько недель. Не забывая при этом брать у меня деньги.   

Даже когда жена в добром, скажем так, расположении духа, она общается со мной снисходительно-насмешливым тоном. Постоянно подшучивает, ерничает. Часто делает это публично — в компаниях или в комментариях в соцсетях, это реплики в духе: «А мой-то!» 

Часто угрожает разводом. Раньше меня это ранило, задевало, теперь я привык. Я этого даже жду. Но сам не ухожу. Почему? Привык, живу по инерции.  

«Жена разогнала моих друзей»

Артем, 37 лет: 

— Мы с женой, как принято говорить, из разных социальных слоев, наш союз — это мезальянс. Я вырос в простой семье, любил дворовые компании. Жена — из интеллигентной семьи с традициями. Познакомились у общих друзей. Притянулись мы друг к другу неведомо как, разлепиться не можем, хотя счастливой нашу жизнь тоже не назовешь. 

Катя действует не грубо и агрессивно, а умно и тонко. Но всегда добивается своего.

Самое тяжелое для меня было — потеря друзей, точнее, невозможность общаться с ними у нас дома. Формально она ничего не запрещала, но быстро стало понятно, что мои друзья — маргиналы и сомнительные личности, которые уводят меня из семьи в прошлую жизнь. 

Постепенно она создала такую ситуацию, что они уже не могли просто так завалиться ко мне домой, как было раньше. Иногда старые друзья приходили, но она своим поведением демонстрировала настолько нетерпимое отношение, что все через час уходили. Она ничего не говорила, но с грохотом захлопывала дверь в своей комнате, демонстративно шумела на кухне, раздраженно топала по пути из комнаты в туалет. Все всё понимали. 

Идеальная жена в голове мужчины — та, которая накроет стол и даст мужчинам спокойно посидеть. Для нас с друзьями посидеть друг с другом, поговорить, посмотреть футбол — это нечто теплое и важное. Я ведь никогда не запрещал ей встречаться с ее подругами. И ее запреты закономерно вызывали во мне раздражение и даже ярость. Мне и перед друзьями было неудобно, и жене было нечего сказать. Для мужчины это совершенно безвыходная ситуация, он всегда проиграет в этой игре, потому что эта игра — женская.

Также моя жена помешана на контроле. Простой пример — это вопрос: «Куда пошел? Когда вернешься?» Отвечаю: «Я пошел за сигаретами». — «Нет, мы вместе через два часа пойдем в магазин и купим сигареты». И вот мы идем в магазин и меня спрашивают: «Ты чего хочешь?» Спрашивают для того, чтобы ответить: «Нет, мы это покупать не будем». Зачем спрашивала?! 

Иногда случаются игры в демократию: «Ты что больше хочешь — клубнику или черешню?» На этом демократия заканчивается: я больше люблю клубнику, поэтому на десерт покупают черешню. 

Еще пример: мы набираем в супермаркете продуктов на тысячу рублей. И я добавляю коктейль, который стоит 101 рубль. Жена моментально считает в голове и говорит: «Если покупать этот коктейль каждый день, в месяц выходит 3 030 рублей. Это для нас дорого».

Потом мы идем домой с этим злосчастным коктейлем и я выслушиваю: «Пей воду из-под крана, это бесплатно, для кого фильтры ставили?»

Ей есть дело до того, какое кино я смотрю по телевизору и каких блогеров в ютубе. Я люблю ретро-детективы и то и дело слышу: «Опять это старье включил?» Но почему я не могу посмотреть любимое старье, я же не прошу делать это вместе со мной. 

Я бы сравнил это все со щелчками кнута дрессировщика: беги по кругу, стой, опять беги. Напряжение во мне копится, потом случается взрыв в виде протестов. Мы ссоримся.

И жена не терпит никакого обсуждения своих действий. Стоит только начать спрашивать, а почему именно так, она сразу нападает: «Меня никто не любит, со мной только спорят, меня используют как кухарку и уборщицу, я самая несчастная в мире». 

Если для мужчины семья — это покой, то для женщины — борьба. Такое ощущение, что мою жену раздражает сам факт моего существования.

«Брак — это борьба за власть»

Глеб, 45 лет: 

— В моей жене меня привлекло то, что потом стало моим кошмаром. Я жил беспорядочно и неорганизованно, когда мы начали встречаться, моя девушка в этот хаос начала привносить порядок. Для меня это было ощущение новое и необычное. 

Мы вместе работали, и однажды она внезапно угостила меня бутербродом. Для меня было странно, что человек может подумать о том, что на работу можно взять бутерброд, а не ходить голодным. 

Когда мы стали жить вместе, в моем захламленном жилье она моментально организовала ремонт. К уюту и комфорту, который жена мне обеспечивала, я быстро привык. Как быстро привыкают ко всему хорошему. 

Жена взяла на себя подавляющее большинство всех бытовых забот, вкусный обед и чистая одежда возникали из ниоткуда. Мне не приходилось отвлекаться от моих мыслей и дел.

Оказалось, что в семейной жизни нельзя быть мотыльком, которого все любят и всем обеспечивают. Это комплекс взаимных обязательств, а это слово раньше было для меня самым страшным. Закономерно начались упреки — «Ты лежишь на диване, ничего не делаешь». Упреки начали раздражать. Пришлось включаться в быт. И играть по правилам жены. 

Я пришел с работы, и я хочу отдохнуть. Меня просят вынести мусор. Немедленно. И жена начинает вызывать у меня чувство вины. А у мужчины нет ни антивирусов, ни иммунитета против всего этого. Жену никакой логикой не убедить, что меня пока надо оставить в покое. На полчаса, на час. У меня был сложный день, и я хочу передохнуть. Но женщина считает, что она определяет и порядок в семье, и очередность всех действий. И мусор надо вынести прямо сейчас, потому что она так сказала. 

И здесь есть две линии поведения: либо согласиться с женщиной и сделать, что она хочет, либо начать скандалить и доказывать свою правоту. Из этого ничего не выйдет. Любая попытка защититься и объяснить свое поведение вызывает только скандал. А если мужчина начнет этот скандал, получит обвинения, что он тиран, деспот и абьюзер. Хотя это естественная мужская реакция на постоянное психологическое давление и долбежку мозгов. 

У мужчины перегорает предохранитель в голове, он ничего не может понять: он просто лежал на диване и вот он уже негодяй. И все это делает женщина, не прилагая никаких усилий, просто транслируя: «Послушай меня либо будет все плохо».

Постоянное навязывание чувства вины, какой я плохой муж, как она со мной несчастна, поэтому скоро она от меня уйдет — это самое тяжелое в моем браке. Несколько раз в месяц я слышу: «Ты равнодушная скотина, тебе ничего не нужно. Зачем я за тебя вышла замуж? Жил бы один, зарастал бы грязью, пока не сдохнешь, тебе никто не нужен. Я тебя на помойке нашла, ты неблагодарная скотина, равнодушный эгоист. Ты не хочешь работать над отношениями, никогда со мной не разговариваешь, уперся в свой ноутбук, и тебя ничего больше не интересует». Такие обвинения вызывают ощущение несостоятельности и вины, а это непереносимое для человека состояние, это длительный стресс.

Причину женского абьюза я вижу в одном — это борьба за власть, способ утвердить свое влияние. А власть не бывает абстрактной, ее нужно в чем-то проявлять.

Женщина дрессирует мужчину в профилактических целях, ей нужно быть уверенной: если нужно что-то сделать, он побежит и сделает это. И женщина действует не всегда грубо, она использует вариант soft power. Это могут быть разного рода манипуляции, например, главное женское орудие — слезы. Мужчина всегда беззащитен перед скандалом и плачем. Он быстро выдыхается, он не знает правил скандала, а скандал имеет свою архитектуру и драматургию.

Зачем мне такая жена? Она просто есть, и все. Жена — это данность. Я не хочу ничего менять, все эти манипуляции и властность — привычное зло, я научился его обращать в свою пользу.

Психолог Ирина Чей: «Женщины своего насилия не замечают»
Подробнее

Фото: freeimages.com

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.