Труд быть братьями. Митрополит Иларион: Единство Церкви – дар, полученный от Бога

Источник: Российская газета
Аналитики уже назвали латиноамериканское турне Патриарха Кирилла и его встречу с Папой Франциском на Кубе новой страницей в истории международных отношений. Впрочем, был у этих событий еще один, касающийся жизни отдельно взятого человека, но не менее важный итог. Во время полета предстоятеля РПЦ в Антарктиду чилийская стюардесса-католичка попросила о переходе в православие. О церквях, которые перед угрозой военных конфликтов «не соперники, а братья», церковной дипломатии и расколе на Украине «РГ»   беседует с председателем Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополитом Волоколамским Иларионом (Алфеевым).
Труд быть братьями. Митрополит Иларион: Единство Церкви – дар, полученный от Бога
2793176 17.02.2016 Митрополит Илларион у памятного знака вблизи храма Живоначальной Троицы на острове Ватерлоо в Антарктиде. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил визит на российскую полярную станцию "Беллинсгаузен" на острове Ватерлоо в Антарктиде. Сергей Пятаков/РИА Новости

Владыка, мы будем сейчас с вами говорить о важных международных проблемах, с которыми приходится иметь дело и церкви, и всему мировому сообществу, и простому человеку. Вас иногда называют главой православного МИДа. Не тревожат такие прямые аналогии с государственными структурами?

Митрополит Иларион: Никаких прямых аналогий с государственной властью у нас нет. Наша Церковь многонациональна, но поскольку ее «штаб-квартира» находится в Москве, то вопросы, которые касаются международной деятельности, входят в компетенцию Отдела внешних церковных связей. Аналогия с МИДом, конечно, очень условная, потому что, если, скажем, для России ближнее и дальнее зарубежье является заграницей, то для Русской Православной церкви ни Украина, ни Белоруссия, ни Молдавия, ни другие страны, входящие в зону ее канонической ответственности, не являются иным пространством. Они входят в Русскую Православную церковь.

А если говорить о дальнем зарубежье, то и там есть наши приходы, наши епархии. То есть деятельность Отдела внешних церковных связей в этом плане не может считаться аналогом светского министерства иностранных дел.

Встречу Патриарха и Папы Римского в мире называют исторической и миротворческой. Однако во время всего латиноамериканского турне предстоятеля звучали слова «война»    и даже «третья мировая». И СМИ их тиражировали с какой-то опасной легкостью. Канал Би-би-си сделал фильм, который называется «Война». Как Церковь относится к такому нагнетанию негативного сценария развития событий в мире?

Митрополит Иларион: Церковь относится крайне отрицательно к любым попыткам разжечь войну. Нас очень глубоко беспокоит и тревожит та ситуация, которая складывается сейчас вокруг Сирии. Идет настоящая война, регулярная сирийская армия борется против террористов. Параллельно против террористов борются различные оппозиционные группы, о которых мы очень мало знаем. В борьбе с терроризмом участвуют и разные антитеррористические коалиции, которые, к сожалению, свои действия между собой до последнего момента не координировали.

Агрессивная риторика, которую использует руководство Украинской греко-католической церкви в адрес Русской православной церкви и в адрес совместной декларации Папы Франциска и Патриарха Кирилла, нас не удивила, но очень огорчила

Ситуация до последнего момента складывалась таким образом, что все это могло привести к столкновению уже не столько регулярных войск с террористами, сколько коалиций между собой. И тогда могло произойти то, о чем террористы даже мечтать не могли – их деятельность и борьба против них обернулась бы для человечества глобальным военным конфликтом. Если сейчас террористы уничтожают десятки и сотни людей, то здесь жертвами могли бы стать миллионы.

В Гаване из уст Папы Римского и Патриарха Московского прозвучал призыв к согласованным, координированным действиям. Слава Богу, этот призыв был услышан, и сегодня мы узнаем новость, которая вселяет надежду: Россия и США договорились о перемирии в Сирии, и к этой договоренности уже примкнуло и сирийское правительство, и оппозиция. Это первый шаг в том направлении, которое было начертано в совместной декларации Папы и Патриарха. Террористы должны оказаться в полной изоляции, а борьба против них должна вестись “всем миром”. Дай Бог, чтобы достигнутая договоренность не оказалась краткосрочной, чтобы все вовлеченные в борьбу с терроризмом страны сплотились в единую коалицию и совместными усилиями помогли избавить мир от страшной нависшей над ним угрозы.

Два ключевых религиозных лидера – Патриарх Кирилл и Папа Франциск – не раз говорили о том, что христиан Ближнего Востока и Северной Африки необходимо защищать. А нужна, с вашей точки зрения, защита христианам Европы?

Митрополит Иларион: Христианство, как уже неоднократно говорилось в последние дни, является самой гонимой сегодня религиозной общиной на планете. И если на Ближнем Востоке, в странах Центральной и Северной Африки христианство уничтожается физически, то есть верующих убивают или изгоняют с тех земель, где они жили на протяжении многих веков, их храмы разрушают, святыни оскверняют, то в Европе происходят иные процессы: там гонение на христианство является скрытым, закамуфлированным. Оно идет под видом продвижения идей толерантности, демократии, насаждения либеральных ценностей. А выражается это в том, что, например, из публичного пространства изгоняются христианские символы; людям запрещают носить крестики; за верность евангельским заповедям и учению апостолов можно сегодня попасть в тюрьму. Так случилось с протестантским пастором, который посмел лишь сказать в проповеди, что однополое сожительство – это грех. И угодил в тюрьму на несколько месяцев.

Наша Церковь испытала на себе разные формы гонений. В Советском Союзе при Сталине физически уничтожали духовенство, взрывали храмы, закрыли все монастыри и духовные школы. В 30-е годы была поставлена задача истребить Церковь. Потом при Хрущеве гонения были другого рода: священников уже не расстреливали в массовом порядке, не было таких жестоких репрессий, но велась мощная антирелигиозная кампания в прессе; в ряды духовенства внедряли лиц, которые потом публично снимали с себя сан и объявляли о том, что они становятся атеистами. То есть гонения продолжались в течение всего советского периода, но они приобретали разные формы.

Встреча Патриарха и Папы, вселившая надежду на новые, миролюбивые отношения Востока и Запада (все цитируют декларацию: «»Мы не соперники, а братья»), неожиданно вызвала озлобленную реакцию на Украине. К примеру, один из религиозных лидеров сравнил исторический диалог на Кубе с Мюнхенским сговором. Ваш комментарий?

Митрополит Иларион: Агрессивная риторика, которую использует руководство Украинской греко-католической церкви в адрес Русской Православной церкви и в адрес совместной декларации Папы Франциска и Патриарха Кирилла, нас не удивила, но очень огорчила. Мы все-таки думали, что эта встреча и подписанная декларация дали настолько мощный импульс для развития взаимоотношений между православными и католиками, что каждый католик должен был бы прислушаться к этому единому пастырскому мудрому голосу двух лиц, возглавляющих крупнейшие христианские церкви. Отклик на декларацию был очень широкий и исключительно позитивный. Но греко-католики оказались исключением, они не захотели положительно воспринять идеи, изложенные в заявлении. Как я думаю, по той причине, что они предлагают иной путь отношений между нашими церквами – тот, который они провозглашают уже на протяжении многих веков: путь обращения в католичество обманным путем или путем насилия. Уния и создана была с этой целью. К сожалению, руководство Украинской греко-католической церкви не изжило тот менталитет, который стал причиной многих бед в православно-католических отношениях.

Церковные новости с Западной Украины иногда напоминают военные сводки. Опять, впервые с 90-х, вооруженные битами греко-католики штурмуют храм, принадлежащий Московскому патриархату. Папа Римский осудил метод «униатизма», подписав совместную с Патриархом Кириллом декларацию. Но получается, что на униатов нет управы, они не подчиняются никакому священноначалию?

Митрополит Иларион: Это вопрос, на который я затрудняюсь ответить. Отношения греко-католиков с Ватиканом сложная тема. И это не наша тема, поскольку речь идет о внутреннем деле Католической церкви. Но та публичная реакция, которая прозвучала из уст главы украинских греко-католиков, конечно, не может не огорчать.

На днях лидер так называемого Киевского патриархата Михаил Денисенко «освятил»  Трапезную церковь в Софии Киевской. Добро на проведение служб в охраняемом государством памятнике мировой культуры дало министерство культуры Украины. Но Патриарх и Папа в совместной декларации выразили надежду, что «раскол среди православных верующих Украины будет преодолен». С вашей точки зрения это ближняя или дальняя перспектива?

Митрополит Иларион: Раскол – это политический проект. Он таким был с самого начала, он таким остается и сейчас. Раскол не получил бы никакой поддержки, если бы его не стала искусственно раздувать государственная власть на Украине. В начале 90-х годов, когда он возник, государство его поддержало. Так происходит, к сожалению, и сейчас.

Но раскол никогда не может привести к добрым последствиям. Более того, тот раскол, который сегодня наблюдается в украинском обществе и который привел к событиям на Майдане, а затем к событиям в Донбассе, во многом был спровоцирован церковным расколом. Потому что сначала нацию разделили по религиозному признаку, а потом это нашло свое отражение в том социально-политическом конфликте, который стал причиной событий двух последних лет.

Во время поездок Патриарха на Украину между первым и вторым Майданом журналисты наблюдали такую картину: первый этаж храма занимают верующие канонической православной церкви, второй – раскольники. Жили не то чтобы мирно, но как-то умудрялись молиться. Тогда же на Священном Синоде, который проходил в Киево-Печерской лавре, было принято обращение к тем, кто находился в расколе, с приглашением возвращаться в лоно матери-церкви. Есть статистика тех, кто вернулся?

Митрополит Иларион: Политическая ситуация на Украине возвращению не способствует. Но не будем забывать о том, что Церковь существует уже две тысячи лет. А политические лидеры, элиты, режимы сменяются, политики приходят и уходят. И расколы возникают и исчезают.

Церковь же пережила не один такой раскол в течение своей истории. У нас есть перед глазами опыт преодоления таких разделений, которые, казалось, уже преодолеть будет невозможно. В 2007 году состоялось воссоединение Русской зарубежной церкви с Московским патриархатом. А ведь до того в течение 80 лет не было общения, невозможна была совместная литургия. Но Господь ведет свою Церковь, он помогает людям находить путь к истине и преодолевать те разделения, которые возникают в силу политических или иных обстоятельств. Поэтому мы верим, что раскол на Украине будет преодолен.

Статистика свидетельствует, что каноническая Украинская православная церковь, возглавляемая Блаженнейшим митрополитом Киевским и всея Украины Онуфрием, неуклонно растет. Несмотря на то, что обманным и насильственным путем от нее сейчас отторгают храмы, общее количество храмов все равно увеличивается, народ в церковь идет, церковь любит и чувствует, где истинная Христова церковь, а где сообщество, которое именует себя церковью, но таковой не является.

За счет каких территорий прирастает количество церквей?

Митрополит Иларион: Новые храмы строятся в разных областях Украины: и на Востоке, и на Западе, и на Севере, и на Юге.

В Киеве мечтают о Поместной украинской церкви, под крышей которой объединились бы все: и Украинская православная церковь, выйдя из-под юрисдикции Московского патриархата, и Украинская автокефальная православная церковь, и Украинская греко-католическая. Это вероятно в ближайшем будущем?

Митрополит Иларион: Если в этот проектируемый «конгломерат» должна войти и Украинская греко-католическая церковь, тогда получается, что все православные Украины должны подчиниться Папе Римскому. Если же речь идет об искусственном слиянии канонической Церкви с расколом, то на каких условиях будет происходить это слияние? Путь из раскола в Церковь только один – через покаяние. К этому покаянию уклонившихся в раскол неустанно призывает каноническая Церковь.

Некоторые политики на Украине навязывают людям идею о том, что в независимой стране должна быть независимая Церковь. Но эта идея не имеет никакого отношения к церковному самосознанию. Более того, она не отвечает чаяниям церковного народа. Украинские верующие хранят историческую память о единой крещальной купели, которая соединила в единое нерасторжимое целое три братских народа: украинский, русский и белорусский. И несмотря на наличие сегодня политических границ, которые мы никоим образом не оспариваем, мы ощущаем себя единой Церковью. Единство Церкви – дар, полученный от Бога через святого князя Владимира. Мы обязаны приложить все усилия, чтобы его сохранить.

“Российская газета” – Федеральный выпуск №6909 (41)

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Председатель и ряд сотрудников ОВЦС удостоены государственных наград

Накануне состоялся торжественный акт, посвященный 70-й годовщине основания Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата

Путин отметил роль Отдела внешних церковных связей в восстановлении целостности Русского мира

Поздравление по случаю 70-летия Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата направил также Председатель Духовного управления мусульман…

Епископ Тихон (Шевкунов): О встрече с Богом, “проблемах” христианства, политике и литературе

Лекция наместника Сретенского монастыря на социологическом факультете МГУ