А.Кондрашов vs С. Худиев: об эволюции, абортах и демократии

Мы продолжаем рубрику – письма доброжелателя, или записки скептика на полях ПРАВМИРА. Хорошо знакомый нашим читателям биолог Алексей Кондрашов по итогам каждого месяца работы сайта присылает личные итоги  – критика текстов с позиции либерала и агностика. О понравившихся ему текстах он тоже обещал писать. А мы будем или отвечать за свои слова, или принимать указание на ошибки с благодарностью.

Алексей Кондрашов

Упорство в ереси

Священник Александр Овчаренко в своем эссе о противоречивости человеческой природы вскользь замечает – “Мы не поддерживаем теорию Дарвина и считаем ее ересью”. Если здесь под “мы” подразумеваются все православные, то это неправда – столпы эволюционной биологии Феодосий Григорьевич Добржанский и Николай Владимирович Тимофеев-Рессовский были православными. А если он о себе говорит во множественном числе – то оно как-то странно…

В любом случае, священник Овчаренко выбрал неудачное время для пропаганды своих антинаучных взглядов. Само по себе происхождение человека от обезьян рассматривается нами (биологами) как неоспоримый факт уже более 100 лет – и уже несколько десятилетий мы знаем, что последний общий предок современного человека и обоих современных видов шимпанзе жил примерно 8 (6-10) миллионов лет назад. Но за последние два года было опубликовано несколько замечательных открытий, проливающих новый свет на то, как именно это происходило.

Вышедший 2 октября 2009 года номер журнала Science содержит 11 статей о гоминиде, которую назвали Ardipithecus ramidus, и которая жила 4 420 тысяч лет назад на территории современной Эфиопии. Мозг ардитипека был не больше мозга современных шимпанзе, но передвигался он уже в основном на двух ногах, хотя его ноги еще не утратили способности хватать предметы. A в вышедшем 9 сентября 2011 года номере Science в 5 статьях описывается другая недавняя находка, названная Australopithecus sediba – гоминида, жившая 1 977 тысяч лет назад в Южной Африке. Этот австралопитек был существенно более похож на нас, чем ардипитеки  – в частности, его ноги ничего хватать уже не могли, а мозг был более человекоподобным анатомически – хотя и по-прежнему небольшим. Нет сомнений, что ардипитеки и австралопитеки были либо нашими прямыми предками, либо близкими родственниками этих предков.

На более близкие события, приведшие к возникновению разнообразия современных людей, заставляют взглянуть по-новому результаты расшифровки геномов неандертальцев и денисовцев – двух отдаленно родственных друг другу ветвей древа людей, предки которых, видимо, вышли из Африки около 400 тысяч лет назад. Оказалось, что в генофондах разных неафриканских популяций современных людей (они возникли в результате последнего расселения из Африки около 50 тысяч лет назад) присутствует 1-4% генов неандертальцев, а в генофондах некоторых популяций австралийских аборигенов и меланезийцев – до 5% генов денисовцев. Лишь у современных африканцев нет ни неандертальских, ни денисовских генов. Так что ни хорошо известные неандертальцы, ни загадочные денисовцы не вымерли полностью – их гены живут во многих из нас.

Таким образом, история происхождения человека от обезьян оказывается еще интереснее и сложнее, чем наши представления о ней всего лишь 3-х летней давности. Разумеется, священник Овчаренко имеет право считать ересью, что ему угодно. Надо лишь понимать, что, восставая на эволюционную биологию, ты тем самым восстаешь на все современное естествознание – и не удивляться соответствующему отношению к себе ученых-естественников.

Цивилизация блудных конвульсий

Протоиерей Андрей Ткачев снова пишет о том, как плох Хэллоуин. На меня – отнюдь не поклонника этого дурацкого обычая – аргументация автора произвела сильное впечатление.

Для зачина Ткачев изображает всех своих оппонентов дураками: «Мы не пусты, – говорят они. – В нашем выскобленном, как тыква, нутре мерцает свечечка».

Из контекста ясно, что оппонентом Ткачева здесь является любой человек, пусть бы даже и православный, который не разделяет его категорического неприятия Хэллоуина. И у всех у нас – таких разных с виду – выскобленное нутро…

Затем идет собственно “полемика”: “Если вы с этим не согласны, то с вами не о чем разговаривать”. “А не умеете думать – старших слушайте. И еще – обижайтесь, дергайтесь, извивайтесь, как червячок на конце иглы”.

Правда, здесь остается неясным, к кому это обращено. К детишкам, наряжающимся скелетами? Или ко взрослым, не разделяющим воззрений Ткачева? Или опять ко всем сразу? Да и удобно ли слушать старших, при этом дергаясь и извиваясь?..

Под конец же Ткачев, разделавшись со злополучным Хэллоуином, берет шире и заявляет, что современная цивилизация “ведет к исчезновению человека” и является цивилизацией “блудных конвульсий и смертной гнили”. Думаю, что Стив Джобс, на недавнюю смерть которого ПравМир горячо откликнулся, тихо радуется этим словам в своем буддистском раю. Интересуюсь также: ходит ли Ткачев к дантистам – или же зубы ему рвет цирюльник на площади? Наконец, непонятно, зачем тогда Ткачев оспаривает тезис “РПЦ тянет Россию назад” – казалось бы, ему уместно этим гордиться?

Сомневаюсь, что диатриба Ткачева убедит многих. Зато она наглядно показывает, отчего некоторые трезвомыслящие люди обходят РПЦ за версту.

Селективные аборты = фашизм?

 “Директор Института демографических исследований” Игорь Белобородов называет селективные аборты “идеологией типа фашизма”. Правда, никаких ученых трудов этого “директора института” я в базе данных Citation Index не обнаружил. К сожалению, это неудивительно – в современной России расплодилось бесчисленное множество всяческих шарашкиных контор, именующих себя академиями, университетами и институтами. Но дело даже не в этом – а в том, как Белобородов отстаивает свое мнение.

Пренатальная диагностика, целью которой является обнаружение наследственной патологии до рождения – с тем, чтобы беременная женщина имела возможность сделать селективный аборт и тем самым предотвратить рождение больного ребенка – широко распространена в мире. Недавно ПравМир опубликовал дневник женщины, ребенок которой скоро умрет, потеряв перед этим способность видеть, слышать и двигаться, от болезни Тея-Сакса. Поскольку эта неизлечимая на сегодняшний день болезнь вызывается рецессивным геном, каждый последующий ребенок тех же супругов с вероятностью 25% тоже будет болен. Стало быть, у них есть три варианта:

  1. больше детей не заводить,
  2. пойти на риск произвести на свет еще одного маленького страдальца, или
  3. сделать пренатальную диагностику и, в одном случае из четырех, селективный аборт.

Полагаю, что называть вариант 3) “фашизмом” – безобразие.

Конечно, пренатальная диагностика применяется не только для обнаружения таких страшных патологий. В частности, человек с синдромом Дауна может прожить довольно долго и вполне счастливо – при условии, что и родители, и общество вложат в него много труда и любви (к сожалению, этого часто не делается, и человек вырастает тяжелым инвалидом – много вы видели в России работающих людей с этим синдромом?). А селективные аборты на основании пола плода – из-за которых сейчас в Китае мальчиков рождается существенно больше, чем девочек – и вовсе нельзя рассматривать как аборты “по медицинским показаниям”.

Допустимость абортов – как селективных, так и выполняемых просто по решению беременной – является предметом споров. Одни, в том числе и я, считают, что на ранних сроках беременности вопрос о ее сохранении или прерывании – дело беременной и больше ничье. Другие полагают, что уже одноклеточная зигота, возникшая в результате оплодотворения, в некотором смысле является человеческим существом и должна быть защищена законом – хотя в цивилизованных странах лишь немногие стремятся криминализировать аборт при любых обстоятельствах.

Согласия здесь достичь непросто, поскольку никакого однозначного критерия того, кто же прав, нет и быть не может. Но это не значит, что надо заменять аргументы руганью.

Так ли страшно экстракорпоральное оплодотворение?

Врач-гинеколог Роман Гетманов утверждает, что ЭКО недопустимо, поскольку оно часто связано с получением “излишних” эмбрионов. Это так – но ведь и обычное деторождение связано с тем же. Еще в прошлом веке было показано, что по меньшей мере 30% зачатий – даже у здоровых, молодых супругов – заканчиваются спонтанным абортом, обычно на очень ранней стадии беременности. Так и что теперь – прикажите вообще не рожать?

Затем доктор Гетманов рассказывает страшилку о том, что девочки, рожденные в результате ЭКО, и сами неспособны производить детей естественным путем. Это не так. В частности, первая женщина, зачатая в пробирке в 1977г, Луиза Браун, в 2006 г. успешно родила мальчика. Понятно, что человек, для которого мнение РПЦ авторитетно, обязан быть против ЭКО – но зачем же говорить заведомую неправду?

Коротко

На международном уровне православные собираются начать с баптистами официальный диалог. А вот внутри своей “канонической территории”, в Архангельской области, РПЦ развернула кампанию против “сект”, к которым она относит и баптистов. Заметим, что представить себе “кампанию против православия” в Алабаме, где баптистов чуть ли не большинство, – совершенно невозможно. Славный будет диалог…

Профессор МГИМО Андрей Зубов почему-то записал американского политика баптиста Альберта Гора в иудеи – видимо, перепутав его с Джозефом Либерманом. Гор и Либерман проиграли выборы Бушу и Чейни в 2000 г., причем в президенты баллотировался Гор, а в вице-президенты – Либерман. А еще профессор-международник Зубов против избирательного права женщин – правда, кажется, только замужних…

Православные – демократы

ПравМир регулярно публикует сочинения священнослужителей, в которых пропагандируется империи, монархия, помазанники и тому подобные экстравагантные и вредные политические идеи. Но, оказывается, православный народ куда разумнее некоторых своих пастырей, и в большинстве своем – за демократию. Похвальная и достойная уважения трезвость, особенно если учесть, что за 20 постсоветских лет в России было сделано немало, чтобы дискредитировать само понятие демократии. Но, оказывается, многие понимают, что демократия – “наихудший способ управления, за исключением всех остальных”. Слава Богу – по моему убеждению, еще одного “имперско-монархического” эксперимента Россия не переживет. Можно надеяться, что его и не будет.

Ответ Сергея Худиева: Главным образом о селекции

Добрый день, Алексей!

Вы затрагиваете несколько тем, по некоторым из которых я просто не буду спорить – кое в чем я согласен с Вами (и не согласен с Вашими оппонентами). Это нормально, среди православных могут быть разные точки зрения на ту же Эволюцию.

Лично я (и, возможно, мы тут согласимся) нахожу непоследовательным ссылаться на св.Отцов, отвергая теорию Эволюции, но принимать – вопреки св.Отцам, которые, как и все образованные люди того времени придерживались птолемеевских представлений, геоцентризм.

В самом деле, если уж считать св.Отцов наставниками в естественных науках, то честность и последовательность требует принимать всю святоотеческую космологию и биологию – а не выборочно. Если принять, что Святой Дух наставлял Отцов (как и библейских авторов)  в пути спасения, а не в обращении планет или образовании видов, то не будем путать теплое с мягким, а научные теории с ересями.

Поэтому перейду к тому, что составляет не предмет разногласий внутри Церкви, а предмет разногласий между Церковью и современным либеральным мейнстримом – вопросу об абортах, в данном случае селективных.

Евангелие учит нас разделять грех и грешника – грешнику могут быть серьезные оправдания, греху – нет. Если человек предал всех своих друзей на муку и смерть после того, как ему вырвали все ногти, не нам этого человека судить. Но предавать других людей на муку и смерть – все равно неправильно. Если человек совершил кражу, обезумев от мучений, вызванных ломкой, не нам его судить – слава Богу, мы не знаем, каково это. Но воровать все равно плохо. Зарекаться от тюрьмы и от сумы, от обстоятельств, которые нас раздавят, в которых мы совершим что-то ужасное, постыдное, злое, невозможно. Можно только молиться о том, чтобы их избежать.

Но трезвое сознание того, что “меня можно додавить до того, что я буду воровать” никак не означает разрешения “значит, воровать можно”. Люди, которые подписывали требования расстрелять врагов народа как бешеных псов, сами находились под страхом мучений и смерти. Не нам их судить – но вот об их поступке мы можем иметь суждение. Он, несомненно, плох.

Мать, которая заботится о больном ребенке, заслуживает глубочайшего почитания. Мать, которая не может этого понести и истребляет ребенка еще во чреве, – того, чтобы мы оплакивали наше общее падение вместе с нею. Мы должны с пониманием и состраданием относиться к людям, которые совершают ужасные вещи под давлением ужасных обстоятельств, отдавая себе отчет, что и сами повели бы себя не лучше.

Евангелие есть благая весть о прощении грехов, в котором нуждаются как те, кто согрешил явно и скандально, так и те, кто имеет вполне добропорядочный и даже благочестивый вид.

Но нам предлагают нечто совершенно другое – поверить в то, что ничего ужасного и нет.

Как если бы нас стали уверять, что вовсе и не ужасно предавать, воровать или требовать казни врагов народа. Как я уже говорил, я не могу принять точку зрения современного либерального мейнстрима не потому, что она противоречит моей вере, но потому, что она противоречит моему разуму.

Вы пишете, что у супругов, которые имеют основание предполагать рождение генетически больного ребенка, есть три варианта:

«1) больше детей не заводить, 2) пойти на риск произвести на свет еще одного маленького страдальца, или 3) сделать пренатальную диагностику и, в одном случае из четырех, селективный аборт. Полагаю, что называть вариант 3) “фашизмом” – безобразие”».

Что же, наилучшим выходом в этой ситуации будет воздержаться от чадородия  (и тут использование неабортивных контрацептивов вполне допустимо). Но рассмотрим третий вариант, по которому у нас есть разногласия.

Термин “фашизм” до безобразия затерся, тем более, что фашизм (в итальянском варианте) и германский национал-социализм, который тоже часто называют “фашизмом” – это разные, хотя и сходные в некоторых отношениях идеологии. Но если говорить о сущностной черте национал-социализма, который имеется в виду, речь, очевидно, идет об идее, что человеческие существа неравноценны, и одни из них имеют меньшие права на жизнь, чем другие, настолько, что для удобства и процветания одних людей других можно уничтожать.

Еще раз уточню – речь идет не о том, что люди в ужасных обстоятельствах делают ужасные вещи, а об идее, что ничего ужасного в этом нет, так и надо, истребить больного ребенка во чреве есть “широко распространенная” и приемлемая практика. Предполагает ли эта идея, что человеческие существа неравноценны, и одни из них имеют меньшие права на жизнь, чем другие? Боюсь, что неизбежно.

Вопрос о приемлемости такой практики зависит от ответа на два вопроса:

  1. можно ли лишать жизни невинное человеческое существо?
  2. является ли ребенок во чреве матери невинным человеческим существом?

Ответы на эти вопросы очевидны даже не с точки зрения Библии или Церкви – а с точки зрения разума.

В самом деле, как мы определяем “человека”? Самое очевидное определение, известное еще Аристотелю, – человек есть живое существо, принадлежащее к человеческому роду. Подходит ли младенец в утробе под это определение? Является ли он существом, а не частью тела матери? Да, это другой организм, а не часть материнского. Принадлежит ли он к человеческому роду? Да.

Идея допустимости аборта предполагает – давайте посмотрим в глаза очевидности, – что определенная категория живых существ, принадлежащих к человеческому роду, не имеет права на жизнь. Почему? Потому что другим людям так удобно. На идею “некоторую категорию человеческих  существ можно лишить права на жизнь ради удобства других” можно прикреплять табличку “фашизм”, можно не прикреплять – суть дела это не меняет никак.

Вы пишете: “Согласия здесь достичь непросто, поскольку никакого однозначного критерия того, кто же прав, нет и быть не может”. Тут я с Вами не соглашусь – критерии известны со времен Аристотеля. Но допустим, теоретически, что это так – мы не знаем, являются ли аборты (селективные или какие-то еще) убийствами невинных человеческих существ. Предположим, у нас есть основания для сомнений. Но в этом случае мы должны быть противниками абортов.

Приведу пример. Я живу на десятом этаже, и с моей стороны будет крайне безответственно кидать в окно какие-нибудь тяжелые предметы. Я могу попасть кому-нибудь в голову и убить человека. Вероятность этого очень невелика – нужно фантастическое, чудовищное невезение, чтобы из всех мест, куда предмет может упасть, он приземлился точнехонько на голову прохожего. Но, поскольку такая возможность существует, бросать ничего в окно нельзя.

Если я не уверен, что мои действия приведут к смерти невинного человека, но имею некоторые основания подозревать, что приведут, – я не должен их совершать. В самом деле, подумайте, как выглядит позиция, которую Вы защищаете: “я не знаю, означает ли моя позиция, что на практике я поддерживаю систематическое убийство невинных человеческих существ; возможно, означает, у меня нет ясности в этом вопросе. Поэтому я продолжу ее занимать”.

Негативное отношение к ЭКО обусловлено теми же причинами – не следует поддерживать технологию, предполагающую уничтожение человеческих эмбрионов. Вы выдвигаете следующий аргумент: “Еще в прошлом веке было показано, что по меньшей мере 30% зачатий – даже у здоровых, молодых супругов – заканчиваются спонтанным абортом, обычно на очень ранней стадии беременности. Так и что теперь – прикажите вообще не рожать?”

В этом аргументе посылка не связана с выводом – в самом деле, каким образом из того, что бывают спонтанные выкидыши, следует допустимость искусственных абортов? Недавно британские ученые на обширном материале установили, что даже не тридцать, а все 100% человеческих жизней заканчиваются смертью, и, таким образом, любая жертва умышленного убийства все равно – и абсолютно неизбежно – умерла бы несколько позже. Оправдывает ли это умышленные убийства? Мы также можем обратить внимание на то, что люди каждый день спонтанно гибнут в результате несчастных случаев – можем ли мы использовать это обстоятельство для оправдания умышленных убийств?

Я еще раз подчеркну, что Евангелие есть благая весть о прощении грехов, о том, что зло, которое мы совершали, или поощряли, или поддерживали, может быть прощено – и будет прощено, как только мы попросим такого прощения. Но стоит еще раз отметить – существует разница между добром и злом. Убиение невинных человеческих существ есть зло.

Читайте также:

Заметки-доброжелателя о Потопе, агитпропе и антисемитах

Заметки доброжелателя: о ГосДуме, совке и нелюдях

Заметки доброжелателя: о педофилии, антирелигиозной риторике и Ливии

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Кучер и эмбрионы

Анна Данилова отвечает авторам "Сноба"

Более миллиона россиян выступили в защиту детей до рождения

Подписавшиеся под обращением также выступают за запрет искусственных абортов и оказание из федерального бюджета материальной помощи…

Мужчин не спрашивают на исповеди про аборты

Но им точно пора противостоять нелюбви

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: