Александр Саверский: Что делать, если «Скорая помощь» требует заплатить?

Платная медицина, похоже, стала уже реальностью. Только за один день руководитель «Лиги пациентов» Александр Саверский получает несколько жалоб от граждан России, которым отказали в помощи в государственных медицинских учреждениях. Либо потому, что полиса нет, либо потому, что выдан в другом регионе, либо — предложили оказать ту или иную услугу за деньги, сославшись на изменившуюся ситуацию. Что происходит? Что делать, если вы обратились в поликлинику, а вас отказывают принимать или требуют платы?

Александр Саверский комментирует ситуацию.

У нас есть конституционные права, и там про полис и застрахованных лиц ничего не говорится. Там написано про граждан. Так что любой гражданин в государственном и муниципальном учреждении имеет конституционное право получить медицинскую помощь. Понятно, что бесплатно. Причем помощь должна быть такого объема, если говорить о стандартах, чтобы она действительно могла называться медицинской, то есть быть при этом достаточной.

Поэтому пациентам нужно не забывать об этой конституционной норме и ей пользоваться. А все остальное, что мешает ее реализации — полисы, деньги — являются барьерами…

Если отказали в государственном муниципальном учреждении, то нужно прежде всего жаловаться главному врачу в письменной форме.

Если в ответ на это письменное заявление не будет ответа в течение нескольких дней, или же будет отрицательный ответ, то, соответственно, жаловаться в прокуратуру.

Потому что есть уголовные статьи Уголовного Кодекса, которые никто не отменял: 125 — Оставление в опасности, 124 — Неоказание помощи, повлекшее за собой вред здоровью или смерть или 293 — Халатность, нарушение прав граждан должностным лицом.

«Скорая» за деньги?

Меня на днях спросили: «Почему “Скорая помощь” сейчас будет брать деньги за выезды, если у пациента нет при себе полиса?» Начал разбираться, откуда ветер дует. В итоге выяснилось, что происходит то, о чем мы предупреждали больше двух лет назад, когда разрабатывался Закон об обязательном медицинском страховании. Там есть формулировка: «Полис является основанием для оказания медицинской помощи».

Я разработчиков тогда спрашивал, откуда могла взяться такая формулировка, ведь достаточно быть гражданином России и предъявить паспорт, для чего тогда полис? Получается, что полис — не средство обеспечения помощи, а барьер для обеспечения конституционного права.

И вот Скорая помощь с 1 января 2013 года переходит в систему ОМС. Соответственно, первый вопрос фельдшера Скорой, приехавшего по вызову к пациенту, будет: «Где полис?» Поскольку зарплата-то фельдшера — из ОМС, и он об этом знает. Со всеми вытекающими последствиями. И уже не так уж и важно, что в том же законе написано: скорая помощь оказывается вне зависимости от предъявления полиса ОМС.

Если не оказалось полиса и медики «скорой» требуют деньги, отказываются оказывать помощь — следует звонить в милицию, в прокуратуру. Защитой прав занимаются эти органы. Говорить медикам скорой про те самые уголовные статьи, которые можно будет к ним применить, если они не окажут помощь.

Нужно привыкать защищаться. Ситуация сейчас такая жесткая, что ничего другого, к сожалению, посоветовать нельзя.

Там, где вы можете выполнять требования и предъявлять полис спокойно и без скандала, — выполняйте. А там где нет — отстаивайте свои права. Например, я получил недавно такое письмо: «Я приехала к мужу в Москву из другого города, мне стало плохо. Не настолько, чтоб „скорую“ вызывать, но обратиться к врачу — необходимо. Но в поликлинике меня не приняли»… И я как раз ей посоветовал сначала написать главному врачу поликлиники, а дальше, если не поможет — в прокуратуру. А что еще делать?

Если в поликлинике просят предъявить еще что то, кроме полиса ОМС, например — пенсионное страховое свидетельство — это неправомочно, и ничего подобного в Законе об обязательном медицинском страховании нет.

Судиться, сколько хватит сил?

Если сейчас нам вместе с пациентами на каждом шагу придется доказывать — вот это платно, а вот это — бесплатно, то система здравоохранения окажется в коллапсе. Она только и будет заниматься выяснением отношений, кто прав, кто виноват.

А ведь сколько обращений от пациентов, которые жалуются — они обратились в государственную муниципальную поликлинику, и услышали: «дай денег, мы все сделаем». Буквальное перед Новым годом у меня был «разбор полетов» с Минздравом.

Я получил по электронной письмо из Владивостока от молодой женщины, где она пишет о том, как обратилась в местную больницу с диагнозом «внематочная беременность» и ей предложили бесплатно сделать лапаротомию — тяжелую полостную операцию с большой кровопотерей после которой шанс потом родить ребенка оказывается самым минимальным. Либо — щадящую лапароскопию, но за деньги. «Поскольку лапароскоп наш, у больницы своего нет», — пояснили медики.

Я это письмо сразу же перебросил заместителю министра здравоохранения Сергею Вельмяйкину: «Сергей Федорович, что происходит?» Он мне отвечает: «Мне сообщили, что в базовую программу государственных гарантий не входит лапароскопия». Через некоторое время там молодая женщина присылает мне письмо с ответом Территориального фонда ОМС Приморского края. Оказывается, что лапароскопия входит в базовую программу государственных гарантий. То есть заместителя министра кто-то ввел в заблуждение.

А девушка, заплатившая деньги за операцию, теперь пытается вернуть их обратно.

Пациент имеет право заплатить…

Если открыть 84 статью 323 закона об Основах охраны здоровья граждан — она вызывает гомерический хохот: «Пациент имеет право оплатить медицинскую помощь». Забавная формулировка, гражданский кодекс вывернут с ног на голову. Ведь заплатить деньги это обязанность взамен на предоставленные услуги или товар.

Людям, которые хотят зарабатывать деньги под крылом государства созданы очень хорошие условия. Они могут сказать: «человек хочет заплатить за ту или иную процедуру (бесплатную по закону), мы не можем ему отказать». Абсурд.

Без направления — ни шагу

В этом году заработает новое 1006 Постановление, и там жёстко прописано, что самостоятельное обращение к врачу-специалистубез направления, минуя терапевта, должно быть только за деньги.

Скажем, у человека подозрение на онкологию или проблемы с психиатрией, и он уже не может бесплатно пойти к ним без направления терапевта. Хотя в случаях скорой, неотложной и экстренной помощи направление не нужно.

На мой взгляд, на основе конституционного права здесь тоже можно отстаивать свои права. Просто, повторяю, люди замучаются судиться.

Мы больше не выбираем

Очень большие проблемы возникли с выбором врача в поликлинике. Если до принятия нового закона у нас это было правом, мы могли написать заявление и «прикрепиться» к тому врачу, который кажется нам более компетентным, то сейчас в законе сделана оговорка, что право выбора сохраняется, но с учетом территориально — участкового принципа. Но ведь врач с другого участка к вам по вызову не пойдет. А, значит, вас к нему и не прикрепят.

Уже в прошлом году стало классическим поводом отказа выбора: «Извините, у нас нет врачей, к которым мы можем вас прикрепить». Просто если пациента прикрепят к врачу с другого участка и ему (пациенту) станет нехорошо, потребуется патронаж на дому, а врач не пойдет — для него это уголовное дело. Понятно, что такая головная боль никому не нужна. Поэтому — и не прикрепляют пациентов к врачам с других участков.

Я не против участковой системы здравоохранения, просто в нашей реальности, когда даже на хорошую зарплату в крупную клинику не всегда удается найти профессиональных терапевтов, не говоря уже о рядовых поликлиниках, возможность выбора — необходима.

А в идеале выбора врача не должно быть. В Европе каждый врач в рамках стандарта окажет пациенту нормальную помощь. Чего там выбирать? А в нашей ситуации выбор врача нередко — вопрос жизни и смерти.

70% населения без лечения?

Ухудшения в области здравоохранения идут системные. К сожалению, мои прогнозы по поводу платной медицины начинают сбываться. Это становится проблемой.

Увидеть несколько писем по поводу платных услуг в первый рабочий день после Нового Года — такого еще не было. А ведь это малая часть всех тех, кто не получает медицинской помощи. Людям отказывают в этой помощи, причем в жесткой формальной форме. Как будто они пришли требовать черную икру, пресытившись красной. Но им отказали в необходимом, в жизненно важном — в оказании медицинской помощи.

Еще недавно проблема звучала фоном. Сейчас требование платы в муниципальных и государственных медицинских учреждениях становится реальным барьером. Люди стали волноваться. Ведь денег на требуемую оплату у многих просто нет. По различным опросам — у 70% граждан России нет средств оплачивать медицинскую помощь.

Читайте также:

Девять доводов против платной медицины

Александр Саверский: Новый министр здравоохранения услышал пациентские организации

Леонид Рошаль: В Минздраве должны работать профессионалы!

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Погиб советник министра здравоохранения Игорь Ланской

Коллектив министерства здравоохранения искренне соболезнует родным и близким

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!