Алексей Гражданкин: Люди доверяют Церкви и хотят от нее большей активности в общественной жизни

В четверг “Левада-центр” опубликовал результаты опроса “Россияне о религии и церкви”.

Почти половина россиян (48%) уверена, что только в обращении к религии, к Церкви общество может найти сейчас силу для духовного возрождения страны (34% не согласны), при этом 58% утверждают, что “в трудные периоды истории России православная церковь спасала страну, и сейчас она должна это сделать снова” (19%).

Как показал опрос, большинство респондентов не сомневаются, что Русская православная церковь в настоящее время принимает участие в деятельности органов государственного управления, среди них 10% считают такое участие “очень большим”, а 41% – “довольно большим”.

Получается ли, что люди сейчас надеются на Церковь? Как изменилось число православных верующих в России и характер их веры за последние несколько лет? Насколько существенно число людей, воспринимающих себя “православными”, отличается от людей, активно исповедующих веру? Что можно сказать об отношении людей к участию Церкви в политике и общественной жизни?

Комментирует заместитель директора Левада-центра Алексей Иванович Гражданкин:

За последние полгода интерес к Церкви увеличился. Это связано с известной акцией Pussy Riot в храме Христа Спасителя, которая заставила людей определиться в своем отношении к Церкви, к религии, к роли Церкви в государстве.

Мы и так знаем, что Церковь среди прочих общественных институтов является одним из тех, кому население доверяет более всего, менее всего подозревает в интригах, корыстолюбии, и так далее. Поэтому совсем неудивительно, что реакция большинства населения на акцию Pussy Riot оказалась очень негативной. А дальнейший конфликт-обсуждение сделал еще более выразительной позицию этой части населения, поэтому данные не кажутся сколько-нибудь расходящимися с нашими представлениями об этом.

Число верующих за последнее время серьезно не изменилось, при этом сложно определить, где у людей, которые называют себя православными, кончается граница культурного самоопределения и где начинается религиозное сознание. По ответам на вопросы, как часто люди, например, посещают службы, можно представить, сколько из них действительно верующих. Воцерковленный человек должен ходить на службу хотя бы еженедельно, а мы видим, что таких людей абсолютное меньшинство. Поэтому православное самоопределение, которое мы видим по результатам опроса – скорее, культурно-историческое отождествление, а не признание своей религиозности.

Соответственно, в сознании людей, которые считают себя православными, творится порой нечто совсем далекое от христианских представлений о мире, в такой ситуации это неизбежно.

Естественно, Церковь воспринимается одним из не только общественных, но и государственных институтов. Мы сталкиваемся с этим, когда задаем вопрос: «Назовите 5-6 политиков, которым вы более всего доверяете». В десятку политиков, которым люди больше всего доверяют, попадает Святейший Патриарх Кирилл – он воспринимается людьми как такой же политик, как наши президент, премьер и главы политических партий.

Церковь воспринимается как участник политического процесса, и, учитывая уровень доверия к ней, в этом ничего дурного основная часть россиян не видит. Я не имею в виду группы, которые по тем или иным причинам критикуют Церковь за ее участие в политике: понятно, что это может не нравиться представителям других конфессий, потому что они оказываются ущемленными в своих правах и возможностях влиять на политику страны; также это могут быть верующие, которые считают, что «Божие – Богу, а кесарево – кесарю», что эти вещи должны быть разделены. Но большинство реагирует на это положительно.

Авторитет Церкви высок, люди считают нормальным участие Церкви в политике и повседневной жизни и считают, что было бы полезно, чтобы она более активно действовала в этом направлении. Все факты, в которых проявляется доверие к Церкви, укладываются в утверждение: люди доверяют Церкви и хотят, чтобы она еще более активно, чем сейчас, занималась политикой и тем, что называется повседневной жизнью: образование, воспитание подрастающего поколения, решение нравственных конфликтов, участие в СМИ – ущерба от этого людям видится гораздо меньше, чем положительных результатов. То есть негативные последствия, «клерикализация» повседневной жизни большинством населения оцениваются как не такие уж существенные, по сравнению с преимуществами, в частности, облагораживанием нравственного климата, которое, как ожидается, от этого может произойти.

Читайте также:

Игумен Сергий (Рыбко): Народ возлагает на Церковь надежды, но когда мы пытаемся что-то сделать, начинает обвинять

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: