Архимандрит Андрей (Конанос): В церкви ребенок слышит красивые слова, а дома кипят страсти

«Ешь, тогда папа тебя любить будет». Что сказал архимандрит Андрей бабушке, у которой ребенок давился едой под угрозой нелюбви.

Потому что взрослые так сказали

Архимандрит Андрей (Конанос)

Разговаривая с детьми о Боге, не нужно произносить умных, сложных фраз. Это только запутает ребенка. На такие темы следует говорить простым, ясным языком. Необходимо оказаться с ребенком на одном уровне, чувствовать его. Если передо мной – младенец, я не могу рассуждать с ним о высших материях, говорить на богословские темы. Ведь дитя пока не может даже перекреститься как следует. И требовать от ребенка как от взрослого я тоже ничего не могу, пока он не освоил духовной азбуки.

Очень важно, чтобы разговоры о Боге вдохновляли детей на любовь к Нему, причем на любовь личную. Чтобы они смогли почувствовать Бога, а не просто – «потому что взрослые так сказали». Понимаете? Дело не в том, чтобы ребенок в один прекрасный день начал выполнять какие-то наши указания, хорошо себя вести, а мы бы смотрели на него и любовались, довольные, будто запустили сложный часовой механизм. Важно, чтобы у ребенка с Богом возникла своя, личная, глубокая связь. Чтобы услышанные слова поселились в сердце, влились в кровь и стали частью жизни.

Как говорится в одной китайской пословице – если хочешь, чтобы твой ребенок ел только сегодня – пожарь ему рыбы, а если хочешь, чтобы он ел каждый день – научи его ловить рыбу. В таком случае он не умрет с голоду тогда, когда тебя не будет рядом. Думаю, так и нужно говорить с детьми о Боге – чтобы они полюбили Его, сформировав к Нему свое, личное отношение. И тогда, даже если твой ребенок уедет на учебу в другой город, другую страну, он сам будет ставить будильник по воскресеньям и идти в церковь. И родителям не нужно будет звонить ему по телефону, будить или, стоя у кровати, трясти за плечо, повторяя: «Просыпайся, пора в храм!»

Только такие разговоры с детьми о Боге принесут плоды. Ведь придет время, и ребенок оставит тебя, оставит меня, оставит ту тепличную атмосферу, в которой он вырос. И что тогда он будет делать?

Нельзя растить детей в теплице, потому что рано или поздно они все равно столкнутся с реальной жизнью и окажутся там, где холодно, тяжело и трудно.

Как ты растишь своего ребенка? Вдохновляешь его или просто указываешь, что нужно делать? Если второе, то, вероятно, лет до пятнадцати-семнадцати он действительно будет послушным, благочестивым и любящим – просто потому, что ты от него этого требуешь. Но его отношение к Богу будет, скорее всего, формальным. Если ребенок не видит в своей жизни того, о чем ему рассказывают родители или учитель в воскресной школе, то в таком случае он просто выполняет их требования, но не верит им, думая про себя: «Когда я вырасту, то сам решу, каким мне быть, и буду делать, что захочу». Откуда такие мысли? Просто родители и учителя не показали ему Христа, Которого он смог бы полюбить. Настоящего Христа. Он узнал только подавляющего, формального «христа», ненастоящего и поверхностного, который никогда не коснется детского сердца.

Фото: spbda.ru

Ребенок еще не видит Бога – он видит тебя

Очень важно, что ребенок видит вокруг себя.

Когда мальчиком я ходил в воскресную школу, у нас был учитель, который постоянно рассказывал нам о добром и прекрасном. И вот однажды, возвращаясь домой на автобусе, я увидел его у кинотеатра. Он тоже возвращался домой – пешком, мы жили недалеко друг от друга. И знаете, что я сделал? Вскочил со своего места и побежал в конец автобуса – посмотреть через заднее стекло, что учитель сейчас будет делать. Дело в том, что в то время мы как раз много говорили с ним о кино – и он объяснял нам, что есть фильмы, которые не надо смотреть. И в этот момент я подумал: интересно, что он сейчас сделает – пойдет в кино на какой-нибудь сомнительный фильм или нет? Не отступится ли от своих слов? Я успел даже принять такое решение: если он войдет в кинотеатр, я разочаруюсь в нем раз и навсегда. Учитель спокойно прошел мимо кинотеатра, даже не обратив внимания на афишу.

Я был очень любопытным мальчиком. Конечно, не следовало вести себя так в этой ситуации, но тогда я был ребенком. Прежде всего ребенком. А детям важны не слова взрослых, а их поступки, как взрослые сами ведут себя.

Вероучение не должно быть ограничено какими-то временными рамками. Вот почему недостаточно говорить с детьми о Боге только раз в неделю, в воскресной школе, или во время поездки в какой-нибудь монастырь, или когда мы время от времени помогаем кому-то, что случается нечасто. Главное – что происходит в семье, что ребенок видит в родительском доме. Дети учатся вере у родителей, потому что семья – это малая Церковь, говорит нам Священное Писание. Если ребенок видит, что родители любят друг друга, что они единое целое, – это и будет настоящим учением о Боге, причем от Самого Христа. Потому что перед тем, как встретиться с Богом, твое дитя встречается с тобой.

Те из вас, у кого есть дети, знают, что как только женщина родит, акушерка сразу же кладет младенца ей на грудь. Для чего это делается? Для того, чтобы малыш мог как можно скорее услышать биение материнского сердца, почувствовать мамин запах, получить поцелуй.

Ребенок еще не видит Бога – он видит тебя. Первый «бог» для ребенка – это вы, его родители, а затем учителя, один за другим появляющиеся в его жизни.

И если при этом мы, взрослые, не показываем детям Бога своей жизнью, то как бы красиво мы ни говорили о Нем, они нам не поверят. Семья должна быть примером Божественного единства и любви. В противном случае научить вере в Бога очень трудно. В церкви ребенок слышит красивые слова, а дома кипят страсти, постоянные ссоры… Как при этом можно что-то воспринять? Как научиться вере в Бога?

Фото: tatarstan-mitropolia.ru

Необходимо помочь детям увидеть Бога, Который любит их просто так

Больше всего я узнал за двадцать лет преподавания в школе. Дети научили меня очень многому. Они всегда говорят то, что думают, никого из себя не изображая. И, слушая их, я видел, что они ищут Бога, что им хочется найти истину; что они хотят молиться, любить и быть любимыми и ждут этого же от своих родителей, ждут – но не получают. Что же в таком случае оставалось делать мне? Да, я много говорил с ними, им нравились наши уроки, но это были только уроки. На один урок ребенок пришел, а на другой – нет, потому что, например, класс отправился на экскурсию. А как же дома, в семье?

Однажды я пригласил в школу родителей своих учеников. Я хотел показать им контрольные работы детей, поговорить по душам. Поэтому я попросил их прийти без детей. Родители пришли торжественные, нарядные, но кое-кто все-таки притащил с собой ребенка. Одна такая мама, придя с сыном, при виде меня сразу же сделала поясной поклон и попросила благословения. Я еще подумал: «Ну, раз эта женщина начинает с благословения, значит, она очень церковная». Затем эта мама начала говорить мне что-то очень благочестивое, и я окончательно убедился в ее духовности и обрадовался.

Ее сын все это время молча сидел в углу, глядя оттуда на свою мать. И вдруг вижу – он поворачивается ко мне и пренебрежительно машет рукой в сторону матери. Мне стало очень неловко перед этой женщиной – и за ее сына, и за себя, – она ведь столько всего хорошего успела мне наговорить и про мужа, который ездил на Афон, и про двоюродного брата, подвизавшегося в каком-то монастыре… На следующий день я спросил этого мальчика:

– Зачем ты это сделал? Ты поставил меня в очень неловкое положение.

И он ответил:

– Отче, ну сколько можно? Нам уже надоело все это лицемерие!

– Что ты имеешь в виду?

– В школе – одно, а дома – другое. Вот моя мама: как она тебе кланялась, какие слова говорила, а дома они с отцом постоянно ругаются, он от нее слова доброго не слышит – ничего из того, что она говорила тебе! Ни про Бога, ни про Афон… У нас дома на такие темы не разговаривают. Только ругань. Родители обижают нас, бранят и унижают.

Для того, чтобы научить детей вере, нужно жить определенным образом. Как делал Господь. Он не только говорил проповеди, но и ел и пил с учениками, спал рядом с ними, они видели Его постоянно – видели и не переставали удивляться тому, как Он прекрасен. Что говорит, то и делает. Ни днем, ни ночью от Него не увидеть ничего, кроме добра. Не лицемер, не обманывает, не фальшивит, не пытается произвести хорошее впечатление. Именно такое вероучение проникает в детское сердце.

Мы должны помочь детям увидеть такого Бога, Который их любит – безгранично и безусловно.

При этом с детьми младшего возраста нужно говорить о Боге по-одному, с теми, кто постарше – по-другому, и совсем по-другому – со старшеклассниками.

Необходимо помочь детям увидеть Бога, Который любит их просто так, а не за что-то: «Будешь хорошим, будешь ходить в воскресную школу – Господь будет тебя любить». И получается то же, что я услышал однажды на нашей улице. Соседская бабушка уговаривала внука доесть до конца все, что на тарелке: «Ешь, тогда папа тебя любить будет!» Ребенок уже давился едой, и я остановился и сказал его бабушке: «Нет. И Господь, и отец будут любить этого мальчика еще больше, если он не станет доедать до конца». Ни в коем случае нельзя говорить детям то, что их смутит и запутает. Ни в коем случае!

Перевод Елизаветы Терентьевой для портала «Православие и мир»

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Мы отталкиваем от себя людей, и они становятся «бунтарями»

Можно называться церковным человеком и быть законченным эгоистом и деспотом

Прошли времена, когда церковь принималась как данность

А зачем сейчас приглашать других в эту жизнь, которую мы выбрали?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: