Директор детдома: Если хочешь усыновить, не жди весны и окончания ремонта

|
Каждый ребенок, проведя в детском доме некоторое время, начинает называть директора папой. Директор уссурийского детского дома Игорь Жовниренко всегда рядом с детьми: поет в хоре, танцует, собирает в поле картошку, а вечерами готовит старшеклассников к ЕГЭ.

Дети бегут ко мне после школы

На работе и в семье у Игоря Жовниренко отработана четкая система. С утра он отводит внука в садик, он же его и забирает. В восемь он уже в детском доме, заходит в спальни, в столовую, смотрит, чтобы все дети позавтракали и пошли на занятия в хорошем настроении.

– Если ребенок злой, грустный, это сразу видно по глазам, по походке. Приобниму, пошучу, и настроение у детей поднимается. Мои дети учатся в школе рядом с детским домом, после занятий приходят ко мне уроки делать. Воспитанники тоже бегут ко мне со школы, рассказывают, как день прошел, оценки показывают, – говорит директор.

По образованию Игорь Анатольевич – физик-математик, старшеклассников готовит к ЕГЭ: садятся у директора в кабинете или в большом классе и занимаются. До шести вечера он старается закончить административную работу, чтобы, не отвлекаясь, уделить время детям. Все удачи и неудачи директор переживает вместе с детьми:

– Это обязательно, причем по-честному, не наигранно. Я работаю, потому что чувствую, что нужен. Дети рады меня видеть в любой ситуации, даже если двойку из школы принесли. Они знают, что я послушаю, пойму, помогу. Когда получаешь удовольствие от своей работы – это большая радость в жизни. Я не очень понимаю, что такое отдых. Когда хочу отвлечься, готовлю вкусный плов или борщ. Иногда могу на день на море съездить, а если больше – это уже для меня адские муки.

Кстати, с детьми вместе он тоже отдыхает: находил спонсоров, и вместе с детьми ездил в Санкт-Петербург, в Крым, Сан-Франциско, несколько раз были в Китае. Детей в поездках директор сопровождает лично, а в командировках сильно скучает и по своим детям, и по воспитанникам, рассказывает, что «телефон к уху всегда привязанный».

Поездка в Китай

Сложно быть папой для всех

У Игоря Анатольевича трое детей, старший сын приемный. Они с женой были уже несколько лет в браке, врачи говорили, что ребенка у них уже не будет. Думали усыновить малыша, но потом прикинули, что им обоим почти по 30 лет, поэтому они вполне могут принять в свою семью взрослого мальчика. Их будущий приемный сын был сложным, гиперактивным подростком, две семьи вернули его в детский дом, но Жовниренко с женой это не испугало, рассказывает он:

– Мы долго не совещались, решили так: порог нашего дома переступил – уже сын. Как бы он себя ни вел, он наш.

У тех родителей не получилось, потому что были большие запросы: хотели, чтобы он сразу же изменился, стал пай-мальчиком, вел себя только хорошо и замечательно. Моя жена тоже педагог по образованию, работает в коррекционной школе с детьми девиантного поведения, поэтому понимала, что это за ребенок. Были драки в школе, разборки, сломанные мопеды, двойки, но, я считаю, такое с любым мальчишкой случается. Мы все пережили, сейчас уже внука воспитываем. Первый внук – самый мой любимый.

Через шесть месяцев после того, как в семье Жовниренко появился приемный ребенок, жена забеременела, следом за первенцем родила второго малыша.

– Я был одновременно удивлен и очень рад, когда узнал, что жена беременна. Теперь точно знаю, что справедливость есть. Наш ребенок – подарок от Бога, я уверен. Не раз замечал: когда семьи берут приемных детей, потом рождаются свои. Мы все под Богом ходим. Я знаю, что меня сверху хорошо видно, надо жить по-честному, потом на небе за дела свои отчитаемся.

Однако воспитанники тоже называют Игоря Анатольевича – папой. Сам он рассказывает, что это, конечно, не требование, просто так повелось:

– Не вспомню первого ребенка, который так меня назвал. Кажется, это было всегда. Новенький адаптируется, краснеет, смотрит в глаза и тоже говорит «папа», следит, как я отреагирую, а я будто не замечаю, спокойно спрашиваю, что он хотел. Но на самом деле с этого момента чувствую особую ответственность перед этим ребенком, ведь он ждет от меня внимания, помощи, защиты.

Очень сложно быть папой для всех. Ведь я обязательно должен все замечать, видеть, знать.

Хочется каждому уделить внимание: проверить дневник, помочь сделать уроки, не прозевать поздравить с днем рождения, выяснить, почему глаза грустные. Детей много, и я иногда корю себя, что не хватает времени на каждого.

Выпускной

Раз ты взрослый – докажи

Игорь Анатольевич окончил Уссурийский педагогический институт, с четвертого курса одновременно работал в двух школах, в двух классах был классным руководителем. В образовательной среде он успел засветиться: стал лучшим в городском конкурсе «Самый классный классный», занял третье место в конкурсе молодых учителей. Мечтал посвятить себя обучению детей, возможно, стать директором школы.

Молодой Жовниренко даже не знал, что в Уссурийске есть детский дом, и никогда не задумывался, что бывают дети, у которых нет родителей. Отслужив в армии, он еще год проработал в школе, а потом руководство Управления образования Уссурийска (город в Приморском крае. – Прим. ред.) предложило ему занять должность директора детского дома. Целый месяц он обдумывал это предложение и в итоге пришел к выводу, что важно оправдать проявленное к нему доверие.

Рассказывает, что первые дни в детском доме он сидел в кабинете и не знал, что делать:

– Понимал, что на мне большая ответственность за судьбы детей, от моих решений многое зависит. Время было непростое, 1999 год: зарплаты не платили, у людей денег не было, под опеку и на усыновление детей практически не брали, было немного иностранных усыновителей, которым нужны были только малыши, – вспоминает Жовниренко. – Несмотря на все трудности и сомнения, я остался, потому что увидел, что дети ко мне тянутся. Знакомиться со мной они приходили сами: заглядывали в кабинет с опаской, но с интересом, я приглашал их войти, рассказать о себе. Потом у меня стали собираться толпы ребят, присесть было негде. Они рассказывали о своих проблемах, посвящали меня в свои тайны. Я понял, что нашел с детьми общий язык и нужен им.

Игорь Анатольевич

Сейчас Игорь Анатольевич руководит Центром содействия семейному устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, который появился в Уссурийске в 2010 году от слияния двух детдомов. А директором детского дома он стал в 25 лет.

В первые два года приходил на работу к 6 утра, чтобы дети просыпались и видели его, а уходил в 23 часа, когда воспитанники засыпали. В детдоме были порядки, с которыми Жовниренко был не согласен, и потребовалось немало времени, чтобы внедрить новые.

Рядом с детским домом располагается торговая база, и большинство мальчиков ходили туда – чаще всего воровать. Игорь Анатольевич по несколько раз за ночь бывал на этой базе, вылавливал разгильдяев и возвращал в детдом. Старшие мальчики подавляли всех, особенно девочек. Новый директор боролся и с этим:

– Потихоньку пацаны отучились убегать, стыдно стало, что я по ночам их разыскиваю.

Я решил, что нужно войти в доверие детям, чтобы они почувствовали во мне не просто директора, а еще и друга, чтобы мы говорили почти на равных.

Я постоянно с ними беседовал, объяснял, что воровать, притеснять девчонок, младших детей – это плохо. Помогали знания психологии, полученные в институте, практика работы в школе, там я приобрел опыт общения с подростками, узнал их интересы, ценности, в детском доме уже общался с ребятами на их языке, скорее всего это и подкупило.

Иногда директору приходилось идти на поводу у ребенка: он выдвигал свои требования, а Игорь Анатольевич – свои. Воспитанник просил разрешения ходить по выходным в кино с друзьями. Жовниренко соглашался, но с условием, что, когда выпадет снег, этот мальчик пораньше встанет и расчистит двор, сделает дорожки. Позиция директора такая: «Раз ты взрослый, докажи, что ты взрослый во всем, а не только в том, что можешь пойти погулять».

– Я понял, что мальчишки стали мужчинами, когда увидел, как в 6:30 утра в мороз они выходят с лопатами и чистят двор. Без чьей-либо просьбы они просили ночных воспитателей разбудить их пораньше, если вдруг выпадет снег. А за старшими ребятами подтягивались к работе и младшие, такой пример очень заразителен.

Первое место не потому, что сирота и пожалели

Детям нужно видеть перед собой человека, на которого можно ориентироваться, поэтому Игорь Анатольевич поставил себе задачу – стать примером. Заставить старших мальчиков петь или танцевать – большая проблема, а вот если в хоре участвует директор, поет весь детский дом, если он танцует, то старшие мальчики встают рядом. Чтобы детям было куда направить свою энергию, Жовниренко организовал футбольные команды, команду КВН. И везде обязательно участвовал лично:

– У каждого нашего ребенка возникает чувство ответственности за детский дом: если участвуем в мероприятии, дети понимают, что танцует, поет, играет в футбол не Иванов, Петров, Сидоров, а весь детский дом. Задача детей – прославлять дом, в котором они живут. Я приучил их быть максималистами: пришел, увидел, победил. Если мы не заняли первое место – это поражение и стимул к развитию. Нужно заниматься и победить все равно. Ребенку важно сформировать культуру успешности: должно быть осознание, что на соревнованиях занял первое место не потому, что сирота и пожалели, а по той причине, что усердно занимался, вкладывался, вот и достиг заслуженного результата.

Футбольная команда детского дома

Под руководством Жовниренко большой коллектив педагогов стал слаженной системой единомышленников. Игорь Анатольевич считает, что главный подход в работе с коллегами – как можно больше доверия и тихий контроль: наблюдать со стороны, чтобы соблюдали дистанцию, применяли методики. Важно отработать систему, но самое главное – чтобы дети чувствовали, что они нужны, что к ним относятся искренне.

– Из пяти пришедших педагогов остается один, не потому что остальных мы не берем, они сами отсеиваются. Но зато этот один, который сумел найти общий язык с детьми, с нами уже навсегда. Дети показывают свое отношение поведением, отсутствием дисциплины.

Если приходит педагог и не модный, и не интересный, он нудный, по мнению детей, они не будут его слушать. Дети его всячески проверят, морально поиздеваются, в результате он не справится и уйдет.

Мешают еще авторитарность, невнимательность, наигранность, слишком меланхолическое отношение.

Награждает глава Уссурийска

Девочек собирать картошку мы не позовем

Игорь Анатольевич не считает нужным придерживаться жесткого распорядка дня, потому что лучше всего для детей создать условия, приближенные к домашним. В субботу в школе уроков нет, значит, можно в пятницу смотреть кино до часу ночи, на другой день поспать подольше. Для тех, кто не встал рано утром, в столовой завтрак обязательно оставят. А вот насчет распределения работы между девочками и мальчиками, отношения к младшим детям у Жовниренко жесткое мнение.

Когда в детский дом приходит новый ребенок, он стесняется даже пойти в столовую кушать, и все воспитанники знают: ему надо помочь влиться в коллектив. Дети посадят его рядом с собой или принесут обед в группу, устроят экскурсию по дому: покажут, где столовая, медпункт, туалеты, где они гуляют.

– Это очень важно, чтобы новенький чувствовал заботу о себе не только со стороны воспитателя, но таких же, как он, ребят. Такое отношение помогает ему быстро адаптироваться, через пару дней уже не комплексует, чувствует себя, как дома, – объясняет Игорь Анатольевич. – И у нас все понимают четкое распределение ролей. Чем более по-мужски воспитаны мальчишки, тем более женственные рядом растут девочки. Они должны чувствовать, что их берегут, и когда выйдут из детского дома, выбирать парней, которые к ним так относятся. На старших мальчишках – трудная физическая работа, а девочки – шторки гладят, развешивают, собирать в поле картошку мы их не позовем.

Довольно часто в детдом приходят уже взрослые дети и на первых порах продолжают привычный неправильный образ жизни: воруют, обманывают, без разрешения уходят, пытаются обидеть малышей, грубят учителям в школе, прогуливают уроки, но такое поведение длится недолго, потому что они не видят поддержки коллектива и невольно начинают подстраиваться под принятые правила.

– Мне близка идея Макаренко насчет коллективного воспитания, мы никогда от этого не уйдем.

Закурил новенький в спальне сигарету, ему тут же сосед скажет, что так у нас не принято. А замечание от сверстника более ценное, чем от взрослого.

Очень сложно построить такое коллективное воспитание, чтобы каждый при этом чувствовал себя личностью, но под лежачий камень вода не течет, мы стараемся.

На работу дети выстраиваются в очередь

Когда Игорь Анатольевич только пришел работать в детдом, там царили иждивенческие настроения: дети относились к обстановке и даже к своей одежде не бережно, ничего не ценили, считали, что все вокруг колхозное – ничье.

– Беда воспитанников детских домов прошлых лет в том, что они выпускались с четким ощущением, что быть сиротой удобно. Они оправдывали себя этим званием за любые нарушения. Украл, не работаю – ну, я же сирота. Я посчитал обязательным арендовать земельный участок и работать там с детьми. Сначала мы сажали поле в колхозе, а потом ректор сельскохозяйственной академии выделил нам землю рядом с детским домом. Вот уже 15 лет мы со старшими детьми работаем в полеводческой бригаде. Собираем картофель, свеклу, морковь, помидоры солим, складываем все в погреб, чтобы хватило на всю зиму.

Работа в поле

Директор организовывает рабочие места внутри учреждения, вводит на три месяца должность овощевода, проводит детей через центр занятости, им платят деньги.

– Ребята воспитаны так, что делали бы эту работу бесплатно, понимая, что стараются для себя, но каждый труд должен быть оплачен, и мы имеем возможность стимулировать детей. Еще мы оформляем их в строительную бригаду, есть рабочие места уборщиков, дворников. Все хотят работать, очередь выстраивается, – рассказывает директор.

Как и любые дети, на заработанные деньги воспитанники в школе покупают пиццу, сникерс, бегут на ночной китайский рынок за модными рваными джинсами и цветастыми толстовками. Старшие дети ездят в парикмахерскую, делают себе дорогие стрижки с проборами.

Директор уверен, что вся современная молодежь не умеет распоряжаться деньгами, неважно – выросли дети в детском доме или в семье.

Уехав учиться в другой город, любой ребенок первые месяцы тратит стипендию за два дня и ходит голодный. Рыночная экономика внесла свое веяние, у старшего поколения одно представление о деньгах и их ценности, а у молодежи другое, и это порождает непонимание.

По словам Игоря Анатольевича, 90% мальчиков из детского дома пригодны к военной службе, возвращаются после нее сильными и накачанными. Девчонки, красавицы и умницы, создают семьи. Дети не опускаются низко, как их родители, это очень важно. О родителях же директор говорит детям правду.

– Для ребенка очень важно знать правду о своих родителях. Наигранность, неискренность детей только отталкивает. Мы поднимаем документы, делаем запрос и говорим, как есть. Иногда даже организовываем встречи. Бывает, что родители не хотят видеться, для ребенка это тяжело и грустно. Я всегда поддерживаю в такой момент: обнимаю, даю почувствовать свою теплоту и заботу, объясняю, что такое алкоголизм, наркомания. Для меня главное, чтобы ребенок потом сказал, что он таким не будет, постарается не повторить родительскую судьбу.

В Москве

Привел ребенка в дом – он твой навсегда

– Что вы посоветуете родителям, которые хотят, но не решаются взять ребенка из детского дома?

– Если есть желание усыновить ребенка, не надо ждать наступления весны, зимы, окончания ремонта или переезда в свой дом. Нужно жить проблемами, а не бояться их. Что бы ни случилось, растить и воспитывать, быть рядом, во всем помогать. Многие боятся генетики, наследственности – это все ерунда. Но если у приемных родителей проскакивает мысль «Не получится – вернем», лучше совсем не брать детей. Не может быть сомнений никаких: привел ребенка в дом – он твой навсегда.

Сейчас много детей стали забирать в семьи, потому что ведется большая работа: в СМИ пишем, в специализированных мероприятиях участвуем, где можно показать детей. В прошлом году мы устроили в семью 32 ребенка, а раньше было 7-10. И детей раньше было около 200, а теперь только 120.

За 18 лет работы Игорь Анатольевич выпустил около 500 воспитанников. Большинство детей поддерживают с детским домом связь. Директор рассказывает, что не звонят и не приходят чаще всего те, кому стыдно объявиться, потому что оступился в жизни:

– Я всегда верю в детей и жду от них только хорошего. Самое главное, чему нужно научить ребенка, – уважать самого себя и других людей, иметь адекватную самооценку.

Был у нас мальчишка, который в детстве убегал, на перронах ночевал, а сейчас имеет два диплома о высшем образовании. Дети мечтают стать педагогами, моряками, железнодорожниками, артистами. Сейчас вот многие хотят работать в нефтегазовой сфере, мы уже нашли заведения, которые выпускают таких специалистов, будем детей туда готовить.

Участие в первомайской демонстрации во Владивостоке

По мнению Игоря Анатольевича, сегодня система детских домов в России довольно гибкая и благоприятная для детей. За последние три года в Приморском крае изменилась ситуация с получением жилья сиротами. Времена, когда давали ужасные квартиры или вообще их не давали, прошли. Жилье воспитанники получают в течение года, в некоторых муниципалитетах дают квартиры в специально возведенном новострое.

По словам директора, страхов за будущее детей все меньше:

– Сейчас я ничего не боюсь. Раньше переживал, как дети будут жить после выпуска, мы же в детском доме их лелеем. Теперь вижу, что многие выпускники уверены в себе, нормально устраивают свою самостоятельную жизнь. Они знают, что всегда могут мне позвонить, и звонят часто. Даже если я занят, то обязательно напишу хотя бы эсэмэску. А если долго новостей нет, сам начинаю звонить.

Лучшие материалы Правмира можно читать на нашем telegram-канале
Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Сиротский полк, или Как в детдоме у ребенка ампутируют душу

Режиссер Ольга Синяева – о том, что происходит в стране с детьми-сиротами

В детдоме я поняла, что добро не всегда побеждает зло

История одной девочки, чье детство закончилось в 12 лет

Не остаться с ребенком из детского дома один на один

Какие люди нужны, чтобы поддержать приемных родителей

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: