Дурацкая ситуация

|
Главный редактор портала «Православие и мир» Анна Данилова о полемике вокруг фильма «Матильда».

Мы снова оказались в очень странном и глупом положении с этой «Матильдой».

Трейлер фильма неприятный и недвусмысленный – эротические сцены, громкие слова о якобы изменившей Россию любви. Изменил Россию Ипатьевский дом. Изменила Россию та любовь, с которой великие княжны Романовы переписывали строки Бехтеева:

У преддверия могилы,

Вдохни в уста Твоих рабов

Нечеловеческие силы

Молиться кротко за врагов!

Вот эта любовь изменила Россию.

Реальная Матильда ничего не изменила. А навязываемая нам «Матильда» и «Изменившая Россию любовь» – это подмена. Именно она и неприятна, и противна.  

Но ведь скажешь, что юношеское увлечение императора Россию не изменило или что скажешь, что неприятно смотреть на эротические сцены с участием человека, которому молишься перед иконами (как всякому нормальному человеку было бы неприятно смотреть на эротические сцены с участием матери, отца, бабушек и сестер), создатели фильма сразу возражают, что, дескать, ничего такого в фильме нет, вы ничего не поняли и сам фильм не смотрели, там все нормально, но законы трейлера, сами понимаете. Но ведь не эротические сцены пугают, пугает подмена.

Фото Ксении Кузьминой

Фото Ксении Кузьминой

И ты в глупом положении-то. Любая провокация ставит тебя в глупое положение. Провокация на уровне известного силлогизма про «Вы перестали пить коньяк по утрам»  до вот таких масштабных и медийных.

Надо признать, что мы совершенно не понимаем, что делать в этой ситуации.

Известно, что как только православные выступают против чего-то, явка и сборы у этого мероприятия зашкаливают. Одним из первых прецедентов несколько лет назад был балет «Благовещение». Билеты на него продавались плохо, постановка явно проваливалась. До тех пор, пока известный московский настоятель не выступил решительно против этого балета, объявив его кощунственным. Билеты были раскуплены сразу. Эту логику пиара прекрасно поняли и взяли на вооружение. Один из главных показателей успеха для любого фильма – просмотры и кассовые сборы. Какой приз фильм получит на элитном фестивале в Европе – это еще не известно, а вот сколько миллионов человек его посмотрели и выложили денежки за билеты на «главный блокбастер года» – это всякому понятно.

С тех пор каждый раз мы оказываемся в ситуации выбора между плохим и плохим. Или молча смотреть, как кощунствуют и топчут то, что тебе дорого, или протестовать, критиковать, не соглашаться и тем самым против воли рекламировать то, что считаешь недопустимым.

Мне отвратительна циничная риторика «Вы бы сначала посмотрели», «это искусство, а не религия», «мы не хотели оскорбить, мы ставили проблему», «у искусства свои законы». Я хорошо понимаю все и про культуру карнавала, вертикальный контекст и метасемиотический уровень, и не принимаю эту подмену.

Но меня возмущают и активисты, которые, прикрываясь православием, громят, бьют, издеваются, угрожают. Они – не наши. Это тоже подмена. Я ни с одними и ни с другими.

Но где мне быть и что делать – я не знаю.

Мне очень не нравится закон про «оскорбление чувств верующих». Я хорошо вижу, как легко им можно манипулировать, а главное – как просто его можно применить против самих же верующих. И при этом мне неприятно и больно, когда топчут иконы, карикатурно изображают святых или маджентовыми красками рисуют тех, кто лично тебе дорог.

Мне дорога царица Александра. Моя любимая святая – это ее сестра Елизавета Феодоровна. Похоронив первого мужа, я несколько месяцев могла читать только ее письма – письма после гибели ее мужа Сергея Александровича. Я знаю, как жестко она критиковала многие поступки родной сестры, и верю ей. И тем не менее я ценю и люблю Александру Феодоровну, я восхищаюсь ее детьми, я наизусть знаю все ее записки о браке и семейной жизни. Мне больно видеть в этом трейлере ее – некрасивую и раздраженную. И я могу твердо сказать, что в минуты раздражения, если они были, она не была такой, какой ее изображают в фильме. Это тоже подмена.

Нужно ли на Правмире вести дискуссию об этом или это будет рекламой – я не понимаю. Много лет уже не понимаю, как поступать в таких ситуациях. Ну вот поговорим мы, обсудим в узком кругу в очередной раз – а ведь результата никакого не будет. Новые десятки строк, пара дискуссий, которые НИЧЕГО не изменят. Завтра все начнется по новой.

В ситуации с «Матильдой» мы снова в совершенно дурацком положении, когда в любом случае игра идет на чужом поле, по чужим правилам и всегда выигрывают чужие.

Создавать свои правила и свое поле? Как?

Молиться кротко за врагов? Возможно. Только вот когда мученики и страстотерпцы молились кротко за “не ведающих, что творят”, эта молитва раздвигала стены и сокрушала идолов. Но почему-то стало так, что “давайте будем молиться за них” – звучит как “давайте ничего не делать и на все закрывать глаза”. Как так получилось? Куда идти дальше?

Дурацкое положение.

Дурацкая ситуация.

Нет ответа.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Минкульт заставил студию Алексея Учителя переснять фильм про Ермака

Причиной стало несоответствие готовой картины заранее утвержденному сценарию

“Матильда”. Житие, тени и национальная шизофрения

Как показать теневые стороны царя-мученика. Священники и публицисты о скандальном фильме

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!