“Единый стандарт – гибель для школы” – учителя Москвы протестуют против реформы

|
11 октября на Суворовской площади прошел митинг «За московское образование». Организаторы митинга - Межрегиональный профсоюз работников образования «Учитель», педагоги и родители учеников школы-интерната «Интеллектуал»

Основная угроза, которая сегодня нависла над московскими школами – реальное закрытие школ для одаренных детей, а также коррекционных школ для инвалидов и девиантных детей из-за их слияния с другими школами.

Приказ о начале слияния был подписан 26 сентября главой департамента образования города Москвы Исааком Калиной. Слияние ведется под лозунгом равного доступа. Но в расчет не берется ни квалификация учителей, ни мотивация учеников, ни мнение родителей.

Начал протест коллектив школы-интерната «Интеллектуал», школу вынуждают пойти на слияние с гимназией № 1588. В сентябре школе-интернату вчетверо сократили финансирование, обещая его повысить в случае слияния с гимназией до общемосковского уровня – 112 тысяч рублей на ученика в год. Мнение администрации, учеников и родителей обоих учебных заведений не учитывалось. Сегодня этот протест вырос в митинг в защиту московского образования.

Выступления еще не начались, а небольшая площадь перед памятником уже почти заполнена, читаю плакаты: «Сэкономите на школах – разоритесь на тюрьмах», «Спасибо за риформу аброзавания», «Остановим незаконное слияние школ», есть и адресные послания: «И. И. Калина разрушает систему образования в Москве, создававшуюся десятилетиями!» или «Придется все Путину нам рассказать, чинуш бестолковых пора разогнать!».

Женщина средних лет держит плакат с надписью «Центр реабилитации и коррекции Давыдково», рассказывает сначала неохотно, но затем все более воодушевляясь:

– Я работаю в коррекционном центре «Давыдково» для детей с нарушением зрения, который хотят закрыть, а мой ребенок учится в школе «Интеллектуал», которой не дали финансирование. Школу «Давыдково» уже слили в прошлом году, а теперь всех готовят к увольнению и хотят закрыть.

– Вы надеетесь, что митинг будет замечен и что-то изменится? – спрашиваю я.

– Я надеюсь, что наше правительство заметит нас и начнет защищать наши интересы, а не закрывать школы. Мы писали письма во все инстанции: в мэрию, президенту, депутатам – ответа пока нет, хотя прошел уже месяц.

Очень много маленьких плакатов «Я люблю (сердечко) школу № 1189» – это Курчатовская школа, которую тоже собираются объединять с другими. Мальчик, похожий на маленького Пушкина, держит плакат: «В Курчатовской школе я занимаюсь, великим ученым стать собираюсь, не сбыться мечте моей никогда, рушится школа моя навсегда». Рядом стоит его мама и бабушка. Подхожу, прошу рассказать о Курчатовской школе:

– Нас объединяют, чтобы якобы повысить наш уровень, – говорит мама юного Пушкина, – хотя по ЕГЭ, по всем результатам у нас самые высокие показатели. Они ссылаются на то, что нужно поднять наш уровень по физике и биологии, но у соседней школы средний балл по ЕГЭ – 63 балла по этим предметам, а у нас – 85, о чем тут говорить? В итоге нашего директора уволили как несогласного, а он 23 года создавал всю эту систему, и все учителя уходят, детей учить некому. Пишем – идут отписки.

– Мы ехали, нам все говорили: бесполезно, даже не ходите, – рассказывает бабушка, – но мы надеемся. Мы все против слияния, но нас никто не спрашивал. Наши дети говорят: мы не будем учиться с этими детьми, которые не хотят учиться. Вот 57-я школа – там оставили директора, а нашего номера вообще не будет, Курчатовская школа перестанет существовать. Сейчас начнется – драки, воровство, обычная дворовая школа. А ведь это элита нашей страны. Мы можем уехать учиться в Канаду, Англию, но что будет со страной?

– Ты не хочешь в Англию и Канаду, – спрашиваю маленького Пушкина.

– Нет, я там учился, там очень слабая система образования, то, что мы проходим в 8-м классе, они проходят в 10-м, мне это не нужно.

– А вы как считаете, поможет митинг? – спрашивает меня тихо вдогонку бабушка мальчика, и видно, что надежды осталось – чуть.

По совету родителей («вот такой учитель!») подхожу к учителю химии школы № 1189 Александру Новичкову:

– Что происходит с вашей школой?

– Нас объединяют со школой № 2077, эта школа имеет более низкий уровень образования, при объединении из нашей школы выгнали директора, и мы опасаемся, что образование будет падать, а наши требования не будут услышаны. В случае такого объединения многие учителя собираются покинуть школу. Мы хотим надеяться, что митинг сможет донести до правительства, что школы, у которых хорошие результаты, которые воспитывают одаренных детей, не стоит трогать. Если проводится объединение, то как минимум нужно услышать педагогов, их мнение. Нужно производить объединение во благо, а не во вред.

– То есть вас никто не спрашивал?

– Да, сказали, что наше мнение ничего не значит, если мы уйдем, то найдут других. Я пошел в школу, чтобы делать какое-то хорошее дело, но когда я понимаю, что я не востребован, что разрушаются устои школы, для меня встает вопрос целесообразно ли оставаться работать в школе. Я могу зарабатывать и вне школы гораздо больше, но в школе я делаю хорошее дело, а мне мешают его делать. Может быть это недопонимание, я на это надеюсь.

Александр Новичков

Между тем на ступеньках к памятнику А. В. Суворову уже установили микрофоны и попросили народ подойти ближе, начинались выступления.

Митинг вел Всеволод Луховицкий, учитель, член Совета профсоюза «Учитель», он поприветствовал собравшихся и отметил количество школ и организаций, пришедших на митинг. Действительно, народу пришло достаточно много, во всяком случае явно больше ожидаемого. Выступление каждого из участников сопровождалось синхронным переводом на язык глухонемых.

Всеволод Луховицкий кратко описал ситуацию и рассказал о целях митинга:

– Почти четыре года назад – с конца 2010 года в Москве начались различные образовательных реформы, то что стало называться модернизацией, реформированием московского образования. Сейчас можно подводить предварительные итоги. В течении четырех лет медленно, но верно две с лишним тысячи московских школ были объединены в 700 комплексов. Сейчас идет последний этап реформы: либо нас, тех, кто здесь собрался сольют, реформируют и так далее, либо мы сумеем остановить эту реформу.

Давно уже наши образовательные власти не встречали какого-либо серьезного протеста, они его боятся, они не готовы к нему, и нам надо говорить не о том, какие мы несчастные, а как мы будем добиваться того, чтобы с нами поступали по закону, чтобы этот закон соответствовал конституции, и правам наших детей на качественное, бесплатное и доступное образование.

Всеволод Лухницкий

Далее слово было передано Ксении Алферовой, актрисе, соучредителю фонда «Я есть», она рассказала о своей встрече с главой департамента образования Москвы:

– Я была на встрече с Исааком Калиной, он говорил такие правильные, высокохудожественные слова, агитируя нас за инклюзивное образование, которое в его понимании вполне возможно – любой особенный ребенок легко впишется в обычные классы. Но мы-то знаем, что это невозможно, детям нужен индивидуальный подход. Уже многие школы слились, образуя такие комбинаты по нивелированию личности. Уничтожены школы с большой историей, с традициями.

Ксения Алферова призвала собравшихся не ограничиваться только этим митингом:

– Останавливаться нельзя, нужно ситуацию дожимать, пишите письма, собирайте подписи, это очень важно.

Ксения Алферова

Юлия Камал, председатель совета московской «Ассоциация родителей детей-инвалидов» рассказала, что собирая подписи под петицией к О. Ю. Голодец, была поражена огромным количеством людей, страдающих от реформы образования, и призвала участников митинга к ведению переговоров:

– Мирный путь переговоров самый короткий, пусть взаимодействие налаживается. Митинг призван привлечь внимание к проблемам, а дальше у нас еще остается как рупор аппарат уполномоченного по правам ребенка, по правам человека, и все они готовы к обсуждению проблем.

Юлия Камал

Юлия Камал

Александр Кондрашёв, учитель истории школы-интерната «Интеллектуал», координатор МПРО «УЧИТЕЛЬ» рассказал о большом отклике, который получила школа, заявив о своих проблемах, он поблагодарил всех собравшихся и призвал не останавливаться на достигнутом:

– Я надеюсь, что наш митинг – это только начало, нужны переговоры, нужна работа. Достигнута предварительная договорённость с депутатами Мосгордумы о публичных слушаниях по тем вопросам, которые мы поднимаем здесь на митинге. Должен быть принят закон об образовании Москвы, и мы можем еще закрепить наши интересы юридически.

Александр Кондрашёв

Александр Кондрашёв

Олег Смолин, депутат Госдумы, член-корреспондент РАО, председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех!», поделился неутешительной новостью:

– В следующие годы бюджет образования предполагается сокращать. Московское образование я всегда ставил в пример федеральным властям, но в последние годы ситуация поменялась.

Олег Смолин предложил проскандировать собравшимся несколько лозунгов: Экономить на школах, разориться на тюрьмах! Школа – не имущество, дети – не вещи! Образование для всех!

Олег Смолин

Олег Смолин

Собравшиеся на площади – учителя, родители, дети, – не привыкшие к формату митинга, повторяли лозунги тихо и несколько в разнобой.

– Каждому ребенку нужно создать наилучшие условия для его образования – в этом состоит равенство. Кому повредили в Москве одарённые дети? – задал вопрос Олег Смолин и предложил принять поправки в закон об образовании, гарантирующие образование одаренных детей и детей с нарушениями здоровья.

Максим Ларионов, начальник Отдела социальных программ и проектов Управления социальной политики и реабилитации ВОГ, выпускник школы-интерната № 30 поприветствовал митингующих характерным жестом, заменяющим глухим людям аплодисменты, – поднял руки в верх, и покрутил ладонями.

– Лозунг «образование для всех» не означает, что все должны получать одинаковые условия. Право на образование – одинаковое, но дети – разные. Кому-то надо больше внимания – кому-то меньше. Нынешняя политика этого не учитывает. Вместе – мы сила, нас будут бояться, с нами будут считаться.

Максим Ларионов

Виктория Ермакова, председатель родительского комитета школы-интернета №30 озвучила проблему подушевого финансирования:

– С 1 января 2014 года многие коррекционные учреждения города Москвы были переведены на подушевое финансирование, включая нашу школу. Стало выделяться 8 тысяч рублей в год на оплату коммунальных услуг на одного учащегося, что в 10 раз меньше потребности в оплате коммунальных услуг. Почему все другие учреждения в Москве финансируются, исходя из площади этих учреждений, а не из количества сотрудников в нем? Почему только администрация детских садов и школ должна учиться не пользоваться никакими коммунальными услугами, потому что для сотрудников не выделено ни копейки, только для детей? Призываем обратить на это внимание.

Виктория Ермакова

Леонид Первов, учитель географии в физико-математическом лицее «Вторая школа» предложил собравшимся представить себе стандартного учителя, ужасающий эталон, к которому стремится сегодня министерство образования:

– Сегодня стандарт – всех в единый строй, единую линейку: учеников, учителей, учебники – это гибель для школы. И любой выход из строя – преступление. Заканчивается это единой линейкой мозгов. Если мы сейчас не остановим то, что происходит со школами, то у нас будет еще больше оснований гордится нашим прошлым и еще меньше оснований гордиться нашим настоящим.

Леонид Первов

Леонид Первов

Ирина Ясина, экономист, публицист, правозащитник призналась, что всегда выступала за инклюзивное образование, но никогда не предполагала, что оно будет так подано властями:

– Инклюзивное образование – это хорошая штука, но в Москве этот лозунг исполняют буквально и грубо. И то, что могло быть полезным для развития детей делается топором, рубится с плеча. Я, всю жизни выступая за инклюзивное образования, в ужасе от того, что получается – берется хороший лозунг и делается все наоборот. Исаак Калина, как говорится, не парится, детей с особенностями просто толкают учиться в обычные школы. Цинизм и наплевательство, на примере этой реформы, к сожалению, характерен для всей нашей жизни.

Ирина Ясина честно призналась, что не знает, как бороться со сложившейся ситуацией, что можно противопоставить этому цинизму и упадку «под соусом прогресса», но надеется на то, что борьба будет продолжаться.

Ирина Ясина

Ирина Ясина

Правозащитник Илья Шишкин посоветовал родителям и учителям не бояться запугивания и методично писать письма чиновникам:

– Вся система слияния построена на вранье, на запугивании и обмане. Если мы хотим что-то добиться, то надо писать бумаги, завалить письмами чиновников.

Также Илья Шишкин напомнил, что постановления правительства Москвы, по которым осуществляется финансирование школ, не имеют юридической силы, они не зарегистрированы в Минюсте:

–  Это для тех, кто не забоится и будет писать письма в прокуратору.

Илья Шишкин

Илья Шишкин

 

Диана Гурцкая, заслуженная артистка России, председатель Попечительского совета Фонда помощи незрячим и слабовидящим детям «По зову сердца» поделилась опытом учебы в коррекционной школе, а также высказала свое мнение об инклюзивном образовании:

– Мне всегда была близка инклюзия, но инклюзивное образование не означает ликвидацию коррекционных школ – это неисправимая ошибка. Поверьте, самые главные шаги в жизни ребенка – это образование. Мы хотим, чтобы наши дети учились нормально, также как здоровые дети, но если мы закроем какую-либо коррекционную школу, то ребенок перейдет на домашнее обучение. Ребенок потеряет возможность ходить в школу, жить полноценной жизнью.

Диана Гурцкая

Диана Гурцкая

Елена Русакова, муниципальный депутат, преподаватель-волонтер школы-интерната «Интеллектуал» выразила мнение, что в борьбе с реформой образования остался только один аргумент – коллективное недовольство граждан:

– Практически нет людей, которые зарабатывают на этой реформе, только узкий круг, за пределами которого никто не поддерживает слияние школ. Ко мне обращались и часто обращаются люди, но никто никогда не поддерживал идею слияния. Все понимают, что это во вред образованию. Остался один аргумент – коллективное недовольство граждан. Только тогда власти остановят свои вредные действия. Нужно выступать коллективно, массово, договариваться с соседями, друзьями. Пусть один голос превратиться в несколько сотен голосов.

Елена Русакова

Елена Русакова

Григорий Семенов, член партии «Яблоко» представил митингующим неутешительную картину:

– Государство отказалось от интенсивного развития экономики, от развития наукоемких отраслей, развития собственной массовой промышленности. Все идет к развитию только нефтегазового сектора. А для обслуживания трубы много образованных людей не нужно. Не нужны образованные граждане, нужны люди лояльные власти. Я слышал призывы, что нужно идти к депутатам Мосгордумы, но не будьте так наивны, они сами отказались от всех полномочий, депутаты устранились от дебатов. Чтобы решить проблему образования нужны более радикальные действия.

Какие именно Григорий Семенов не пояснил, но призвал всех ходить на выборы.

Григорий Семенов

Григорий Семенов

Борис Альтшулер, физик, руководитель РОО «Право ребёнка» процитировал Салтыкова-Щедрина:

– «Прославится и войдет в историю только тот реформатор, который совершил великие кровопролития». Так вот, директор департамента образования Москвы заведомо войдет в историю, как совершивший великое кровопролитие в образовании города Москвы. Власти Москвы не только игнорируют мнение населения, они игнорируют и федеральные законы, и конституцию РФ.

Борис Альтшулер напомнил собравшимся историю про писателя Куприна, который, отдыхая в Балаклаве, написал в адрес российского императора телеграмму: «Балаклава объявляет себя свободной республикой греческих рыбаков. Куприн». В ответ император послал одесскому губернатору следующую телеграмму: «Прошу проследить, чтобы Куприн закусывал».

– Так вот наша задача добиться того, чтобы чиновники закусывали.

Борис Альтшулер

Борис Альтшулер

Из толпы собравшихся тут же донесся комментарий:

– Они уже закусывают нами!

Комарова Анна, эксперт ВОГ рассказала, что для глухих и слабослышащих детей нет страшнее наказания, чем запрет ходить в школу:

– Специальные школы для глухих детей – это дом родной. Место, где ребенок живет и общается на родном жестовом языке. Каждый глухой ребенок имеет право выбора и не надо бояться спецшкол, там детям хорошо.

Анна Комарова

Анна Комарова

Всеволод Луховицкий, комментируя выступления на митинге отметил, что на митинг пришли представители самых разных партий – от коммунистов, до «партии 5 декабря», но нет ни одного представителя партии «Единая Россия».

– Нам осталось продержаться совсем немного. – сказал он в завершении митинга. – Все слияния должны быть закончены к концу 2014 года, так что нам осталось ночь простоять, да день продержаться.

Митинг завершился исполнением под гитару песни «Приходи ко мне Глафира», припев которой предполагалось считать основным лозунгом митинга:

Лучше быть сытым, чем голодным,

Лучше жить в мире, чем в злобе,

Лучше быть нужным, чем свободным,

Это я знаю по себе!

Надо сказать, что несмотря на бодрую песню, к концу митинга поддержка выступающих публикой сменилась частым недовольством: «Я бы им сказал, что надо делать», «Мы никому не нужны» – люди, как кажется, все меньше верили, что что-то может измениться. Действительно, митинг прошел, что же делать дальше?

С этим вопросом я обратилась к Александру Кондрашёву, учителю истории школы-интерната «Интеллектуал», координатору МПРО «УЧИТЕЛЬ»

– Я надеюсь, конечно, что реакция властей последует. Потому что внимание уже огромное. Наш коллектив школы «Интеллектуал» начал все это, и мы видим сколько людей, с которыми мы раньше не были знакомы присоединились к нашему протесту. Это говорит о том, что проблема есть, и мы надеемся на реакцию.

Особо большие надежды мы возлагаем на новый закон об образовании Москвы, который не принят и над которым Мосгордума должна работать. Мы надеемся, что в эту работу будет включена общественность, что это будет делаться чиновниками не кулуарно, а при широкой общественной работе, в которой примут участие и представители таких школ как наша, а также коррекционные, девиантные школы.

– Действительно ли директора школы могут уволить без объяснения причин?

– Да, это статья 278 трудового кодекса РФ. Наш профсоюз выступает за отмену этой статьи, так как это средство давления и нарушение трудового права – директору нужны социальные гарантии точно так же, как и другим.

Тот же вопрос – что будет дальше? – задаю правозащитнику Илье Шишкину.

– Народ проинформирован, значит будет квалифицировано писать письма властям, а власть не может не отвечать, если письмо составлено правильно. Тех, кто пишет, ненавидят, боятся, тех, кто продолжают писать – сильно боятся.

Сейчас так прописан контракт с директорами и учителями, что они даже не расходный материал – потому что по расходному материалу на любом производстве существуют нормативы по утилизации. Я понимаю, что говорю жесткие, циничные вещи, но директоров и учителей заставляют писать увольнительные по собственному желанию, а это даже не расход по утилизации, потому что расход по утилизации – это два оклада при уходе.

У меня было предложение, но оно нереализуемо: принять и жестко исполнять два закона. Первый – закон о свободном ношении короткоствольного оружия. Вежливые люди, никто не хамит.

Второй – закон о полном запрете детям и родственникам чиновников лечиться и учиться заграницей. Тогда они будут поднимать все здесь.

Митинг завершился, но народ не спешил расходиться: мелькали пальцы, что-то живо обсуждающих на жестовом языке молодых людей, родители с детьми сворачивали плакаты, продолжался сбор подписей в поддержку требований митинга. Все же надежда, что что-то изменится оставалась, именно она привела этих людей сегодня на площадь Суворова, а Александр Васильевич всегда выигрывал свои бои.

Врач-эндокринолог Ольга Демичева и врач-невролог Семен Гальперин

Фото: Ефим Эрихман

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Евгений Ямбург о последствиях слияния школ

Уже не завтра, а сегодня, если к вам в школу приведут ребенка со стертой формой олигофрении…

В Москве за 25 лет предполагается построить до 600 новых храмов

Сейчас в городе возводится 39 храмов. Места для еще 102 храмов уже выбраны