Его ботинок на моем лице

|
«Сидя в ванной, плача после очередных побоев от собственного мужа, я много раз вспоминала ту очередь к мощам Матронушки, свои слова: «Я буду его всякого терпеть». Вот тебе и всякий…» История женщины, которая пережила семейное насилие и нашла в себе силы начать новую жизнь.

«Матушка Матронушка, я буду его всякого терпеть!»

Мне было уже 22 года, когда я встретила своего первого мужа. Для меня это было «уже», потому что все подруги были либо в серьезных отношениях, либо замужем, а вот я – нет. Я пела на клиросе, где все певчие уже были людьми семейными, так что ощущала я себя такой «старой девой». Свою роль сыграл и мой комплекс неполноценности – я считала себя толстой, некрасивой, и любое внимание мужчины ко мне почитала за великое счастье.

Однажды мы возвращались домой вместе с подругой, и какой-то парень предложил нас подвезти. Мы согласились. По дороге разговорились, Сергей мне показался таким умным, таким начитанным – он мне сразу стал очень интересен как человек. Мы долго разговаривали и условились встретиться на следующий день. А когда я поняла, что он испытывает ко мне интерес, подумала: «Ну наконец-то! Вот он, мой мужчина!» – и очень быстро влюбилась.

Мы сблизились, закрутился роман, встречались каждый день. У нас случилась близость, а на следующий день он просто пропал. Надо сказать, я была из верующей семьи, сама с детства в церкви, пела на клиросе – то есть понимала, что сексуальные отношения должны быть только в браке. Но сыграла роль моя закомплексованность – я не ценила себя и боялась, что, если откажу ему, он меня бросит, и я останусь одна, никому не интересная.  

И, тем не менее, Сергей исчез. Я звонила, но телефон был выключен или же был включен, только он не брал трубку. Так продолжалось чуть больше недели. Конечно, были слезы, переживания… Я поехала в Покровский монастырь, к мощам блаженной Матроны Московской. Помню, стоя в очереди, рыдала навзрыд, и мне было все равно, как я выгляжу. Читала акафист, рыдала и молилась:

«Матушка Матронушка, пускай этот человек будет со мной. Я хочу, чтоб он был моим мужем! Я буду его всякого терпеть, хочу, чтоб был моим мужем только он, никого другого рядом не представляю. Пожалуйста, сделай так, чтоб мы поженились!»

А рядом с монастырем был ЗАГС, оттуда как раз доносились крики «Горько!», и слезы мои становились все пуще, я молилась: «Хочу замуж за него, пожалуйста!»

И через два дня он позвонил. Как-то объяснил свое внезапное исчезновение и отсутствие, сказал, что уезжал. И все пошло, как ни в чем не бывало. Мы продолжили встречаться. А вскоре я обнаружила, что беременна.  

Фото: Ксения Зимина / chita.ru

Фото: Ксения Зимина / chita.ru

Сейчас нас будут венчать, а он меня – матом

Первое проявление агрессии случилось сразу после росписи, перед венчанием.

После росписи к нам подошел его друг и сказал: «Теперь я могу вас поздравить!» Пожал руку моему мужу, потом подошел ко мне, поцеловал меня в щечку. После поздравлений мы сели в лимузин, и тут началось. Сергей кричал: «Ты что себе позволяешь? Разгульная девка! Как ты себя ведешь? Думаешь, мы расписались, и тебе теперь можно с моим другом заигрывать?» – и пошел меня матом крыть. На улице – мороз, гости стоят у храма, ждут, когда мы выйдем из машины, мы же выясняем отношения так, что водитель даже закрыл перегородку, чтобы этого мата не слышать. Я в полном шоке, ведь Сергей никогда так себя прежде не вел: сейчас нас будут венчать, а на меня обрушилась такая ругань, да еще ни за что!

Я даже не помню сам обряд венчания, в таком состоянии шока я находилась. Всю свадьбу он держался со мной очень холодно, не разговаривал, на крики «Горько!» чмокнул меня – и все. Первую брачную ночь я проплакала, потому что он сказал: «Я жалею о том, что на тебе женился. Если б я знал, кто ты такая, никогда бы этого не сделал».

Так мы «общались» несколько месяцев: каждый день – мои слезы и его молчание. Я не понимала, за что он меня обвиняет. И только спустя 3-4 месяца, когда мы поехали отдыхать, удалось разобраться в ситуации. Оказалось, что тогда, после росписи, его друг подошел к нему и сказал: «Поздравляю, у тебя такая жена замечательная. А ты знаешь, что она ведется на богатых мальчиков?» Этот друг ко всему прочему сам был из очень обеспеченной семьи и «славился» тем, что уводил у Сергея подруг. Так что тот ему поверил… Я не знала об этом разговоре.

«Роди мне сына»

Потом семейная жизнь вроде вошла в нормальное русло. Родилась дочка Светлана. Сергей показывал временами свой характер. Например, когда я лежала в роддоме, нужно было привезти памперсы для Светы. Я позвонила ему, а он сказал:

– Ты знаешь, я к тебе не приеду. У меня настроения нет.

– Как нет настроения? У меня ни памперсов, ни денег, чтоб их купить!

– Ну это твои проблемы, – сказал мне мой муж.

Были странности. Но, когда мы приехали из роддома, вроде все прошло. Жили с родителями, плохое забылось, все было нормально.

А через полгода он говорит: «Роди мне ребенка. Я так хочу мальчика. У нас дочка получилась случайно, должен был быть мальчик. Мы – семья, я тебя люблю, дочку люблю, но хочу сына».

Мы поехали в Оптину. В тот момент там находился старец Илий (Ноздрин). Мы подошли под благословение, мы с дочкой – отдельно, муж – после нас. Старец так на меня посмотрел – конечно, это потрясающий человек, потрясающей глубины! – что я проплакала полдня. Потом подошел мой муж и сказал: «Благословите на рождение сына». Хотя он неверующий, но даже он сказал про отца Илия: «У него такой взгляд, словно рентген, он тебя насквозь видит!» Отец Илий посмотрел на него внимательно, долгим взглядом, и сказал тихо: «Бог благословит».

Мы вернулись из Оптиной, и я сразу забеременела вторым ребенком.

И в первый раз муж меня ударил, как раз когда я была беременна…

Его ботинок на моем лице

Однажды ко мне приходила подруга – попользоваться интернетом, сидела в том числе на сайте знакомств. Он, видимо, заглянул в историю, увидел этот сайт… Мы в это время гуляли с дочкой на улице. Сергей вышел из дома, подошел ко мне и прямо на людях дал мне пощечину:

– Ты опять за свое? Думаешь, если ты беременная, я это тебе спущу, и можно по сайтам знакомств шариться?

– Это не я, это подруга.

– Ты мне еще врешь?!

Пришлось звонить подруге, чтоб она объясняла ему, что это она, а не я, заходила на сайты знакомств.

Было очень неприятно. И опять – я получила ни за что!   

Но и это со временем забылось. Я родила сына. Однако счастливого отцовства не случилось, потому что муж вообще не подходил к ребенку. Когда-то он просил: «Хочу сына!», а теперь не подходил к нему вообще! Но подобное отношение к детям у него было и до этого. Например, когда я уходила в храм на службу, а он оставался с дочкой дома и Света начинала плакать – он высаживал ее в коридор и закрывал за собой дверь. Дочь рыдала в коридоре, пока кто-нибудь из моих родных – сестра или папа – услышав плач, не забирали ее к себе.

В общем, мои родственники Сергея терпеть не могли. У нас остро встал квартирный вопрос, и через какое-то время мы переехали в отдельную квартиру. Первое, что он сделал, когда пришел в эту квартиру, было настолько неожиданно и обидно…

Он вошел в комнату, не сняв обуви, подошел ко мне – а я в это время кормила ребенка – поднял ногу и, поставив ботинок мне на лицо, сказал: «Ты что, думаешь, квартиру купили, значит, ты теперь здесь хозяйка? Здесь я хозяин. Поняла? Запомни это раз и навсегда!»

След от подошвы этого ботинка горел у меня огнем, еще больше горела душа.  

И начался мой ад…

Этот человек абсолютно изменился! Наверное, редкую неделю он меня не бил. Причем он не алкоголик, не выпивал, это всегда происходило на трезвую голову. Он приходил, придирался к чему-нибудь, что я не сделала или сделала не так, и начиналось. Со временем уже по тому, как открывалась дверь, по тому, как он заходит в квартиру, по его шагам, я понимала, какое у него настроение – будет он меня бить сегодня или нет.

Он мог ночью проснуться, скинуть меня с кровати и сказать: «Пошла отсюда вон!»

После такого он всегда извинялся. У нас была такая «традиционная процедура» – утренние эсэмэски: «Прости меня, я тебя люблю!» И я прощала.

356-624_595

Конечно, я задавалась вопросом: «Боже, за что мне это?» Сидя в ванной, плача, я много раз вспоминала ту очередь к мощам Матронушки, свою просьбу, свои слова: «Я буду его всякого терпеть». Вот тебе и всякий… Насколько же нужно быть осторожными в своих желаниях, потому что ты ведь не знаешь, о чем просишь! Я же не просто просила, я настаивала: пусть будет так, как я хочу, любой ценой… Если б я только знала, что из этого получится.

Опомнилась, когда занесла над ним нож

Один раз он меня очень сильно избил. Было это так. Я проснулась ночью от того, что сын плакал, пошла греть ему кефир. Возвращаюсь в комнату и вижу, что сын сидит на полу в коридоре, в одном памперсе – а была зима, в коридоре холодно – сидит на полу и плачет.  

Я хватаю сына и – к мужу:

– Ты зачем ребенка в коридор посадил?

– Он мне мешал спать.

Тут я не выдержала… Не помню, каким образом все это вдруг произошло, но очнулась я только в тот момент, когда сидела сверху на нем, схватив его за грудки и занеся над ним нож. Опомнилась: что же я делаю?

Он сначала испугался, но, видя, что я пришла в себя, осмелел и очень жестко со мной обошелся.

Бил жестоко, головой об стену… Я думала, что он меня убьет, кричала: «Помогите, милиция!», но никто не слышал. На мне живого места не было.

Но он как-то так умел бить, что на коже не оставалось синяков. Голова, например, могла быть вся в шишках, все тело болит, но синяков нет.

Это был, конечно, самый большой стресс за всю нашу семейную жизнь. У меня что-то «перещелкнуло» в голове: я поняла, что так больше не может продолжаться.

Я пошла к батюшке, рассказала ему все. Он сказал так: «Женщина может многое терпеть. Но ты понимаешь, что ты не имеешь права терпеть? У тебя дети! Если он тебя сделает инвалидом, ты ему будешь не нужна и дети ему будут не нужны. Это психически неуравновешенный человек, который бьет сознательно. Решай сама, но я бы рекомендовал ограничить ваше с ним общение».

Следующим шагом было возвращение к родителям – мы поменялись квартирами, я с мужем и детьми переехала обратно к папе и младшей сестре. Но это не спасло положение. Поскольку муж уже распоясался, он не мог себя по-другому вести. Конечно, он ограничился в методах физического воздействия, но продолжал меня избивать морально. Допустим, я приготовлю ужин, подам ему, а он: «Как ты мне подаешь?! Что ты тут наготовила?» Один раз это случилось при папе, папа сказал ему: «Ты что это себе позволяешь?!»

Но мы продолжали жить вместе.

Последней точкой стал такой случай. К нам в гости приехала наша с сестрой общая подруга, мы посидели, и, поскольку время уже было позднее, я попросила мужа:

– Пожалуйста, сходи, проводи ее, уже 12 ночи.

– Я не пойду никуда.

– Тогда я вместе с сестрой пойду ее проводить.

– И ты никуда не пойдешь.

– Уже поздно, нельзя ее одну отпускать, и сестру одну я не отпущу.

– Нет, ты не пойдешь, я тебе сказал!!! Будешь со мной еще спорить?!

И начал меня бить. Так сильно ударил меня ногой по руке, что я подумала: все, сломан палец. Стал бить ногами. А дети не спали, дочка от страха описалась, она пыталась его остановить, кричала: «Папа, прекрати бить маму!» Все это услышал мой отец, забежал к нам в комнату, закричал ему: «Пошел вон!» В этот момент я смогла выскочить из комнаты, из квартиры, села в машину и уехала в травмпункт. Там сделали снимок, оказалось, что кость треснута. У меня на руках появилось доказательство его насилия надо мной.

Shuttrstock

Shutterstock

Папа выгнал моего мужа, тот перед уходом разбил телевизор – «плазму», взятую в кредит. Когда он позвонил мне, я сказала: «Все, это конец. Забирай свои вещи. И возвращай деньги за телевизор. Иначе я иду в милицию и подаю на тебя заявление».

Надо сказать, что на тот момент он нас совсем не обеспечивал, говорил, что ему не платят зарплату – так что все было на мне. Но, услышав про милицию, испугался и деньги тут же передал – откуда-то вдруг они у него появились чудесным образом!

Так этот человек ушел из моей жизни. Хотя еще были попытки примирения, он присылал букеты роз, просил прощения. Но у меня – как отрезало: я поняла, что мне все равно, что скажут люди, но к этому человеку я больше не вернусь. Я понимала, что справлюсь сама, с Божьей помощью. Но терпеть унижение и ломать себя как личность больше не хотела – решила, что больше никому не дам себя в обиду.

После развода у меня не было депрессии, было чувство громадного облегчения. На тот момент, 10 лет назад, психологи не были столь популярны, так что я сама как-то выкарабкивалась.

После этого очень сложно было строить отношения с мужчинами, и это тоже увеличивало мои комплексы по поводу собственной внешности. Но со временем это прошло. Когда я пошла работать в магазин мужской одежды, к нам приходили достаточно обеспеченные, высокопоставленные люди и обращали на меня внимание, делали мне комплименты – что мне было просто удивительно! – и я постепенно научилась ценить себя. Сестра меня очень поддерживала, говорила: «Ты красивая, интересная женщина!» Постепенно я расцвела как женщина и почувствовала почву под ногами. Несколько лет назад вышла замуж во второй раз. Конечно, у нас с мужем возникают разногласия, но, когда вспоминаю свой первый брак, понимаю, какое же сокровище мой муж и какое счастье, что Бог дал мне такую семью. И – новых детей.

Не надо терпеть!

Конечно, я думала над вопросом, зачем все это случилось в моей жизни. После того, как я развелась, я стала абсолютно другим человеком, поменялась на 100 процентов: из такой девочки в розовых очках я превратилась в бойца по жизни – за детей, за семью, за себя могу постоять. Научилась разбираться в людях – таких, как мой бывший муж, я вижу издалека. Это мой жизненный опыт, он тяжелый, горький, но он очень помогает.

Не было бы этого брака, не было бы моих детей. Они – мое богатство, самая большая моя радость! Ну и, конечно, главный урок – никогда не диктовать Господу свои условия: «Я буду терпеть, только дай…» Теперь я говорю: «Господи, как Ты решишь. Мне очень хочется, но Тебе виднее».

Анализируя произошедшее, я понимаю, что после первой же пощечины надо было принимать меры. Такого со мной сегодняшней просто не могло бы случиться, а если бы, не дай Бог, случилось, я не дала бы себя в обиду – поставила бы точку, раз и навсегда.

Я долго пыталась понять, почему я это все терпела, почему так долго прожила в состоянии жертвы и никуда не могла из него деться. Дело в том, что я боялась. Этот страх, наверное, еще родителями внушенный: «Нельзя быть одной. Раз уж ты вышла замуж, вы венчались, надо терпеть».

Больше всего я боялась остаться одна, никогда больше не выйти замуж – тем более уже были дети. Был страх: что же общество скажет, как на меня посмотрят люди? Мать-одиночка осталась одна, с двумя детьми, без мужа… У нас же православная семья, я пою в хоре, что обо мне скажут? Так-то разговоров не было, видимость семьи – была, он даже приезжал в храм на праздники, о том, что он меня бьет, никто не догадывался.

Сейчас я абсолютно не боюсь общественного мнения. Понимаю, что никогда не надо загонять себя в состояние жертвы – это самая ужасная позиция. Мужчина очень хорошо чувствует, когда женщина занимает позицию жертвы, и если она однажды допустила такое к себе отношение, очень трудно потом поставить мужчину на место и выскочить из этих ролей – тирана и жертвы. Но это надо делать!

Если попадаешь в такую ситуацию, надо срочно выбираться. Сейчас есть психологи, раньше с этим было сложнее. Возможно, если б я раньше обратилась к психологу, можно было бы прекратить насилие раньше.

Парадоксально, но женщина часто еще и испытывает чувство вины за то, что ее бьют. И надеется, что муж изменится! Каждый раз, когда он писал мне сообщения «Прости, любимая, у нас все будет хорошо», каждый раз я верила, что так и будет: он исправится, все наладится. Я постоянно думала, вспоминала: что же я такого сделала, чем могла вызвать такую негативную реакцию? Винила себя, думая, что я, наверное, что-то действительно не так делаю. Правда, до сих пор не могу понять, что именно! Потом уже разговаривала с психологом, который сказал: «Просто это такой человек, он на тебя так реагировал, ты не виновата».

Так что, если в отношениях начинается какое-то давление со стороны мужчины, унижение тебя как личности, это тревожный звоночек – надо обращать на это внимание. Любящий мужчина не будет давить на тебя, не будет стараться унизить тебя, чтобы тем самым подняться самому в собственных глазах. А в моем первом браке давление было постоянное: помимо битья – словесное унижение.

Женщине, которая уже попала в такую ситуацию, я могу сказать: если мужчина в трезвом виде ударил один раз, ударил больно, он ударит и во второй, и в третий.

Это будет продолжаться. Не надо думать, что ты простишь и все будет хорошо. Как правило, хорошо не бывает. Если мужчина поднял руку на женщину, он уже перешел некий порог, и дальше насилие идет по накатанной. Я для себя поняла: настоящий мужчина не поднимет руку на женщину, потому что он мужчина, он защитник, он в любом случае сильнее. А если это произошло – бежать надо от такого мужчины. Что бы там ни говорили, скорей всего, такой человек с собой не справится, не сможет с собой совладать – это очень тяжело.

А тем девушкам, которые только начали встречаться с молодыми людьми, я бы посоветовала внимательнее присматриваться к тому, с кем хочется связать свою жизнь. Если видите какую-то грубость, проявляющуюся до свадьбы, давление, надо сто раз подумать, прежде чем делать дальнейшие шаги.

Подготовила Валерия Михайлова

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
6 мифов о домашнем насилии, о которых вы точно слышали

Глава из книги Светланы Морозовой «Немые слезы»

«Вместо лица – месиво, переломы лицевых костей, кровоизлияние»

Известную спортсменку избили на глазах у ее ребенка, ее друзья собирают деньги и поднимают всех на…

Спикер Госдумы: декриминализация побоев – это исправление ошибки

Вячеслав Володин пояснил, что по предыдущему законодательству легкие побои наказывались тяжелее, чем побои, влекущие расстройство здоровья

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!