Епископ Красногорский Иринарх: Каждый заключенный имеет право на встречу с духовным лицом

Источник: Патриархия.Ru
|
Председатель Синодального отдела по тюремному служению епископ Красногорский Иринарх ответил на вопросы посетителей сайта Синодального информационного отдела.

— Владыка, благословите! Как Вы полагаете, нельзя ли было бы провести конкурс на лучшее убранство храма в исправительных учреждениях в каждой епархии, а старост храмов-победителей из числа осужденных как-то поощрить? Как Вы на это смотрите?

Артемий, Череповец

— В 2012 году руководством ФСИН России, Синодального отдела Московского Патриархата по тюремному служению, Общественного Совета при Федеральной службе исполнения наказаний и Общероссийской общественной организации «Попечительский совет уголовно-исполнительной системы» утверждено Положение о Всероссийском смотре религиозной деятельности осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы, «Не числом, а смирением». В рамках этого смотра ежегодно проводятся поочередно Конкурс православной иконописи осужденных «Канон» и Конкурс православной живописи осужденных «Явление».

В 2013 году во всех без исключения колониях проводился конкурс «Канон», заключительный этап которого состоялся в январе 2014 года в Москве во время XXII Международных Рождественских образовательных чтений. Осужденные, занявшие призовые места, поощрены денежными премиями и почетными званиями лауреатов конкурса, а православные общины храмов, которые представили на конкурс иконы, написанные заключенными — Благословенными грамотами Синодального отдела по тюремному служению и ценными подарками (из числа напрестольной богослужебной утвари — Евхаристический потир, напрестольное Евангелие в металлическом окладе и напрестольный крест).

Так, за первое место, присужденное за написание Владимирской иконы Божией Матери, православная общину ФКУ ИК-18 ГУФСИН России по Новосибирской области награждена ценным подарком — богослужебной евхаристической чашей — потиром; за второе место, присужденное за написание иконы преподобного Сергия Радонежского, православная община ФКУ СИЗО-2 ГУФСИН России по Иркутской области награждена ценным подарком — богослужебным Евангелием в металлическом окладе; за третье место, присужденное за написание иконы «Господь Вседержитель», православная община ФКУ ИК-5 УФСИН России по Тульской области награждена ценным подарком — богослужебным напрестольным крестом.

Мне кажется, что данная форма поощрения религиозных общин из числа заключенных, которые имеются повсюду в местах принудительного содержания, вполне объективна и справедлива, а храмы сооружены в настоящее время еще не в каждом учреждении УИС.

— Владыка, благословите! Говорят, что в тюрьме люди часто приходят к Богу. Хотелось бы знать, так ли это на самом деле или это только красивые слова? И если в церковь приходят, то почему? Может, идут в церковь от безделья, от стремления занять себя, убить время, или от безысходности, от жестокого обращения сокамерников и работников исправительных учреждений? А многие ли идут к тюремному священнику из числа самих работников исправительных учреждений?

София, Санкт-Петербург

— Тюрьма, особенно когда человек попадает туда впервые, заставляет его переосмыслить всю свою жизнь и свое поведение на свободе. И если заключенный стремиться не позволять себе озлобиться на весь мир, то постепенно к нему приходит понимание греховности свершенных им поступков, боль и раскаяние как перед своими близкими, которых он оставил без кормильца и средств к существованию, так и перед другими людьми, которых обидел или которым нанес невосполнимую утрату.

В условиях изоляции от общества в душе человека происходит обостренное восприятие основных жизненных вопросов: жизни и смерти, добра и зла, греха и покаяния, любви и ненависти. Душа такого человека требует ясного ответа на вопрос, почему он оказался преступником и отвергнут обществом. И зачастую в тюрьме заключенный приходит к вере в Бога и ищет себе духовника, который может помочь ему разобраться в вопросах бытия и указать прямой путь к освобождению души от груза совершенного греха, чтобы духовно оградить себя во время заключения и сохранить в себе способность возвращения к жизни в гражданском обществе нормальным человеком со здоровой психикой.

Сегодня православные тюремные общины насчитывают, как правило, до 10% от общего числа осужденных, которые регулярно посещают тюремный храм и состоят в религиозных общинах, которых мы именуем людьми воцерковленными.

Есть также категория заключенных, которые посещают храм не регулярно, а по мере необходимости или возникшего желания, например, заказать панихиду по умершим родителям или друзьям, а также и по другим причинам. Они также причисляют себя к православным последователям, процентный состав которых постоянно колеблется.

Есть и такие, которые считают себя православными по культуре страны рождения и проживания, но в храм почти никогда не ходят. Все вместе эти три категории составляют около 80% процентов заключенных в местах лишения свободы.

Совершенно аналогичную ситуацию в процентном отношении мы наблюдаем и на свободе среди правопослушных граждан нашего общества. При этом как на свободе, так и в заключении никто не приходит в храм, как Вы пишете, «от безделья, от стремления занять себя, убить время, или от безысходности, от жестокого обращения сокамерников и работников исправительных учреждений». Никто и никогда не ходит за водой к пустому колодцу. Если человек идет в церковь, то он знает, что там он получит не только душевное умиротворение, но и силу благодати Божией, которая придаст ему внутреннюю силу и мужество хранить в себе достоинство человека как творения по «образу и подобию Божию» во всех обстоятельствах жизни — и в радости, и в несчастиях.

К сожалению, порой некоторые из бывших заключенных, выйдя на свободу, забывают свои клятвы и обеты, которые давали Богу в присутствии священнослужителя, забывают дорогу к храму, чтобы своевременно приносить раскаяние перед Богом и участвовать в Таинствах Церкви.

Другие же остаются верными чадами Церкви, обустраивают свою жизнь согласно учению христианской веры и нравственности, обретают социализацию в гражданском обществе, устраиваются на работу, возрождают или создают заново свою семью — и в этом огромную помощь всем им оказывает опыт христианской жизни, обретенный через Церковь в неволе, в стенах за колючей проволокой. Но в том и состоит свобода совести человека, что он сам может избрать путь жизни по вере или отвергнуть правду и вновь вернуться к беззаконию, за которым вновь следуют годы неволи в местах лишения свободы.

Что же касается самих сотрудников учреждений, то они в силу различных причин реже посещают тюремные храмы. С одной стороны, они могут посещать храм на свободе, а с другой — серьезной причиной является пропасть разделенности между осужденными за совершенные преступления и сотрудниками как государственными служащими, на которых возложена обязанность исполнения уголовных наказаний, возложенных судом на заключенного. Однако уважительное отношение к Церкви и священнослужителям, соединенное с желанием приобщиться к вере, бесспорно, присутствует и у сотрудников учреждений УИС.

Последнее особенно заметно среди курсантов специальных учебных заведений ФСИН России. В течение последних трех лет в институтах ФСИН России проведены 6 образовательных семинаров — Курсов повышения квалификации для священнослужителей, несущих послушание в исправительных учреждениях. Так вот, практически везде, где проходили семинары, слушатели и курсанты просят о встречах со священнослужителями. А в Самарском институте ФСИН России построен красивейший, отдельно стоящий православный храм святого благоверного великого князя Димитрия Донского, предназначенный непосредственно для курсантов и преподавательского состава института.

— Дорогой Владыка, благословите! В тюремном служении в СВАО по г. Москве участвует молодежь из католических храмов, которая принимает деятельное участие. Почему этому никак не препятствуют? Буду рад получить ответ. Прошу доверять моим словам, не без основания я так утверждаю.

Антон, Москва

— В тюремном служении в российских исправительных учреждениях могут принимать участие представители тех религиозных объединений, которые зарегистрированы на территории Российской Федерации и деятельность которых ведется в соответствии с заявленной в их Уставах. Как я уже сказал, в тюрьмах России, как и на свободе, около 80% заключенных причисляют себя к Православию, а остальные 20% составляют представители различных христианских конфессий, нехристианских вероисповеданий (иудаизм, ислам, буддизм и др.) или неверующие люди. Российское законодательство всем им гарантирует свободу совести и вероисповедания, на основе чего каждый заключенный имеет право просить встречи с духовным лицом своего вероисповедания. На таком основании осуществляет свою деятельность и Римско-Католическая Церковь наравне с представителями других вероисповеданий.

Пастырское окормление традиционных католиков, проживающих в России, а также социальную деятельность Римско-Католической Церкви следует отличать от «прозелитизма», который в современном христианском контексте не является синонимом слова «миссионерство».

Прозелитизм, в понимании российской действительности, понимается как целенаправленные усилия ряда христианских конфессий в Российской Федерации по перетягиванию из Православия и обращению в свое вероисповедание людей с применением методов, несущих в себе негативный смысл. Среди них — экономическое и политическое влияние с последующим использованием бедственного положения человека, в котором ему предлагается материальная помощь, а потом и смена вероисповедания с переходом в другую религиозную общину. Для этого могут быть использованы не только медицинская и гуманитарная помощь, но и психологическое воздействие, с целью превратить человека в своего адепта и породить в нем пренебрежительное отношение к своему вероисповеданию — в данном случае Православию как вере наших отцов и дедов.

Прозелитизмом также является организованная миссия среди людей, традиционно и культурно принадлежащих к местной христианской общине. К примеру, зарубежные приходы Русской Православной Церкви в странах, где христианство является частью национальной культуры и основой сформированной идентичности народа, не используют в деле свидетельства о Православии среди местных жителей методы прозелитизма. Подобные же требования наша Церковь предъявляет к инославным религиозным организациям на канонической территории Московского Патриархата.

Если в Вашем письме идет речь о московском следственном изоляторе, то при существующих условиях с постоянно меняющимся контингентом в СИЗО трудно говорить даже о сформированной православной общине. При этом деятельность как православных священнослужителей, так и инославных, существенно ограничена строгими режимными требованиями учреждения УИС.

Если речь идет о переписке и отправке посылок в колонии, то православные священнослужители на местах для сохранения паствы противопоставляют этому свою проповедническую, просветительскую и миссионерскую деятельность: формируют библиотеки православной духовной литературы, аудио- и видеотеки, с помощью мирян-волонтеров организуют занятия воскресных школ, кружков церковного пения, иконописи, колокольного звона и других, проводят катехизаторские и просветительские беседы, устраивают на территории исправительных колоний крестные ходы с доставкой в учреждение православных святынь для поклонения, проводят просветительскую работу среди сотрудников колоний.

— Ваше Преосвященство, благословите! Ответьте, пожалуйста, дают ли священники православную литературу заключенным на руки и — особенно — Священное Писание? И если дают, то как следят за тем, чтобы к Библии было почтительное отношение и никогда не допускали над ней глумления?

Юлия, Самара

— Ваша озабоченность понятна каждому христианину. Конечно, Синодальный отдел по тюремному служению активно работает над пополнением фондов тюремных библиотек православной духовно-нравственной литературой. К примеру, заключен договор с Благотворительным фондом имени святителя Григория Богослова об издании Священного Писания — «Новый Завет и Псалтирь», который специально издан для благотворительного распространения в личное пользование заключенных и военнослужащих. Осуществлена договоренность о пополнении тюремных библиотек изданиями проф. А.И. Осипова «Путь разума в поисках истины» и «Носители Духа», других изданий. Только из Синодального отдела по тюремному служению (помимо епархиальных ежегодных пополнений духовной литературой тюремных библиотек) в 2013 и 2014 годах в исправительные учреждения направлены более 15 000 экз. православных изданий. Конечно, в местах лишения свободы находятся разные люди и всякое может случиться, однако на моей памяти не было каких-либо вопиющих случаев порчи духовных книг или глумления над Священным Писанием.

Всего по России в тюремных библиотеках на сегодняшний день сконцентрировано более четверти миллиона экземпляров духовной литературы для заключенных. Важно, чтобы осужденные читали эти книги и из них черпали знания о православной вере своих отцов и дедов, а затем руководствовались в своей жизни изложенным в них христианским учением нравственности. Главное для нас сегодня — это возможность предоставить заключенному читать Священное Писание, через которое Сам Бог открывает человеку знание о вере и нравственности, заложенной в природу человека Самим Богом при его сотворении.

Святой апостол Павел в Послании к Римлянам засвидетельствовал, что религиозная вера начинается в уме, ибо «вера от слышания, а слышание от слова Божия» (Рим. 10:17). Однако Церковь также учит нас, что одним разумом без божественной помощи человек не может стяжать дара веры в собственном сердце. Вера подается свыше: «Блажен ты, Симон, Сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах» (Мф. 16:17), — ответил Христос на слова Петра, в которых он исповедал Господа «Христом, Сыном Бога Живаго» (Мф. 16, 16).

Религиозная вера является для человека руководящим началом, определяющим его поведение. Она охватывает собою все стороны духовной жизни и открывает человеку высшие законы бытия, которые он должен осуществить в своей земной жизни. Именно вера сообщает человеку уверенность в том, что осуществление в жизни данного нам Богом нравственного закона бытия есть то «единое на потребу» (Лк. 10:42), которое так безуспешно пытался заменить для себя роскошью блудный сын, легкомысленно расточая «на стране далече» полученную от отца часть наследства (Лк. 15, 13).

Каждый праведник носит в себе внутренний нравственный закон и хранит его, а человек грешник своими беззакониями повреждает в себе нравственную природу и утрачивает верное знание об общечеловеческих нравственных ценностях. Но Священное Писание, являющееся Божественным Откровением, в особенности же Новый Завет, помогают нам восстановить в себе правильное знание о вере и нравственности, чтобы следовать по пути, указанному Богом.

А на тюремных священнослужителях, которым поручена раздача в личное пользование Священного Писания, лежит прямая ответственность за благоговейное отношение к нему со стороны заключенных…

— Здравствуйте! Работают ли в российских тюрьмах только православные священники или представители и других конфессий тоже? Как, например, обстоит дело в тех регионах, где большинство населения не православные — Бурятия, Татарстан, Башкирия, Северный Кавказ, другие? Если работают то, как и взаимодействуют ли со священниками Русской Православной Церкви? Как относятся к этому в самой Русской Православной Церкви? Не пытаются ли вести в тюрьме свою агитацию протестанты, сектанты, радикальные исламисты?

Алексей, Москва

— Наряду с православными священнослужителями заключенных в исправительных учреждениях России посещают и представители других вероисповеданий и конфессий. Так из 598 храмов, функционирующих в исправительных учреждениях на территории России, 529 относятся к Русской Православной Церкви, 51 — исламская мечеть, 9 — буддийских дунганов, 3 — костелы Римско-Католической Церкви, одна иудейская синагога и один молитвенный дом Евангельских христиан-баптистов.

Относительно ислама следует сказать, что сегодня в исправительных колониях организовано 279 исламских общин, объединяющих около 10 600 осужденных-мусульман, работают 228 мусульманских молитвенных комнат. Организовано свыше 85 мусульманских курсов по обучению осужденных основам традиционного ислама, в которых проходит обучение более 7 800 человек.

Данная статистика, как видите, свидетельствует, что вместе с Русской Православной Церковью, которая занимает лидирующую позицию, в российских тюрьмах трудятся представители других религиозных объединений и конфессий.

На Ваш вопрос: «Не пытаются ли вести свою агитацию в тюрьме… радикальные исламисты?» — следует сказать, что действительно наиболее благоприятным источником вербовки в свои ряды «новых воинов джихада» может стать уголовная среда. Некоторые осужденные, отбывающие наказание в местах лишения свободы, становятся адептами радикального ислама еще и потому, что видят в его диктаторских постулатах сходство с идеологией криминального мира. По мнению ряда экспертов, осужденный, находящийся в исправительном учреждении и активно проповедующий идеологию радикального ислама, способен за короткий срок привлечь в ряды своих сторонников 5-7 и более человек. По образному выражению мусульманского теолога-традиционалиста Фарида Салмана «сел один ваххабит, а на свободу выходит уже 10».

Создавая условия для реализации осужденными, исповедующими ислам, своих прав на свободу совести и свободу вероисповедания, прежде всего, преследуется цель направить людей, преступивших закон, в лоно традиционной религии, помочь им переосмыслить содеянное и кардинально изменить жизненные ориентиры. И сегодня эта цель реализуется в тесном взаимодействии с представителями традиционного ислама.

ФСИН России налажено конструктивное сотрудничество с Советом муфтиев России. В рамках подписанного Соглашения о сотрудничестве реализуются различные проекты в сфере духовно-нравственного воспитания осужденных. Представители мусульманского духовенства привлекаются к проведению проверок по фактам нарушения прав осужденных-мусульман на свободу совести и свободу вероисповедания.

21 ноября 2013 года в Москве состоялась Всероссийская конференция на тему: «О мерах по противодействию распространению в исправительных учреждениях радикализма, религиозного экстремизма». Инициатором ее проведения явилась Федеральная служба исполнения наказаний.

На конференции были обсуждены актуальные вопросы, связанные с активизацией деятельности радикал-исламистских организаций и их попытками использовать криминальную среду в противоправных целях. Рекрутирование осужденных в религиозные ячейки деструктивного толка создают предпосылки для совершения ими преступлений террористического и экстремистского характера. Кроме того, радикально ориентированные группировки в стремлении перетянуть на свою сторону больше сторонников широко используют в качестве инструмента религиозные экстремистские материалы.

Особое внимание было уделено методам работы с осужденными за преступления террористического характера и экстремистской направленности, в том числе во взаимодействии с органами законодательной, судебной и исполнительной власти, институтами гражданского общества, религиозными объединениями.

В числе предложений по повышению эффективности деятельности по пресечению распространения радикальных идей в учреждениях УИС участники форума отметили необходимость организации более тесного межведомственного сотрудничества, государственной поддержки, ужесточения ответственности за преступления, связанные с терроризмом, религиозным экстремизмом, грамотной кадровой подготовки сотрудников учреждений и активной контрпропагандистской работы. Кроме того, осуществляя работу в исправительных учреждениях по подготовке осужденных к освобождению, необходимо понимать особую важность постпенитенциарной реабилитации таких лиц.

В пресс-релизе Всероссийской конференции было опубликовано следующее: «Важность решения задачи по противодействию распространению в исправительных учреждениях радикализма, религиозного экстремизма обусловлена рядом негативных процессов, связанных с активным распространением в обществе религиозно-экстремистской идеологии. Деятельность радикал-исламистских организаций ставит под угрозу безопасность и суверенитет Российской Федерации. Сегодня необходимо с полной ответственностью и объективностью осознать масштабы и последствия данной угрозы, в основе которой — проведение террористических актов, гибель десятков и сотен невинных людей».

«Проповедники радикального ислама, оказавшиеся в местах лишения свободы, представляют угрозу не только потому, что способны эффективно распространять свою идеологию на осужденных-мусульман, но и активно вовлекать в свои ряды осужденных других вероисповеданий. Всем известен факт, когда в минувшем году в Новосибирске было ликвидировано сообщество «Новосибирский джамаат», промышлявшее вооруженными ограблениями. Часть вырученных средств от этого преступного промысла направлялась на Северный Кавказ членам банд подполья. Около половины членов преступной группировки — это лица, ранее судимые и принявшие радикальный ислам в исправительных колониях».

В Резолюции, принятой участниками Всероссийской конференции, было обращено особое внимание на то, чтобы «шире использовать потенциал центральных, региональных, ведомственных средств массовой информации по развенчанию радикально-экстремистских догматов и более активной пропаганде традиционных религиозных ценностей».

Должен сказать, что радикализм и экстремизм — это отход от общечеловеческих нравственных ценностей, которые исповедуют мировые религии: и христианство, и ислам, и иудаизм. И не нужно винить религию, а нужно винить людей, которые давно отвернулись от Бога и извращают учение вероисповедания, прикрываясь напускной «религиозностью» и проповедуя свою античеловеческую мораль. В Евангелии говориться о таких людях, что они «волки в овечьей шкуре».

Если мы говорим об отходе от понятия «исправления» и на первое место ставим сохранение личности заключенного, то священнослужители, находясь в уголовно-исполнительной системе, должны воспитывать человека, возрождать присущее его душе религиозное чувство, через которое возможно обратить человека к тем общечеловеческим морально-нравственным ценностям, которые проповедуют традиционные мировые религии. Если это христианство — на основе Евангелия, в иудаизме — на основе Ветхого Завета и данных иудеям Богом заповедей Моисея, а в исламе — на основе Корана.

— Ваше Преосвященство! 24 марта по пятому каналу я смотрела передачу Андрея Караулова «Момент истины». Речь шла о 6-й колонии г. Копейска и ее начальнике Денисе Миханове. Рассказывали о преступлениях администрации колонии, доведенных до восстания осужденных, комиссиях которые там были. На территории колонии есть православный храм и священники. Не поверю, что они ничего не знали о преступлениях, которые творятся в колонии. Почему они не заступились за свою паству, доведенную до отчаяния, которая называет их отцами, или их обязанности ограничиваются только богослужениями? Тогда это профанация тюремного служения. Были они как-то наказаны за то, что закрывали глаза на преступления, творимые в колонии? В передаче «Момент истины» говорилось, что это целая система, везде так, как в Копейске, и что, все священники молчат? Грош цена такому тюремному служению. Или у Вас, владыко, есть положительные примеры? Тогда назовите место, время, фамилии тех священников, которые защищают свою осужденную паству от произвола и насилия администрации колонии.

Вера, Курск

— Священник не только в тюрьме, но и в любом другом учреждении не должен подменять функции государственных служащих: судей, прокуроров или адвокатов. В соответствии со своим служебным положением и особой миссией «неразглашения тайны исповеди» духовенство не может становиться на чьей-либо стороне, будь то осужденный преступник или представитель администрации уголовно-исполнительной системы. Для тюремного священнослужителя все люди равны перед Богом и вместе с батюшкой молятся под едиными церковными сводами и в одних и тех же стенах тюремного храма об отпущении грехов.

Слово священнослужителя одинаково обращено и к заключенным, и к сотрудникам системы исполнения наказаний. Священник имеет право прямо высказать свой христианский морально-этический взгляд на события, происходящие в местах лишения свободы, но в силу своего положения он не может принимать участия не только в каких-либо протестах (и, тем более, в бунтах) со стороны осужденных, но и в силовых воздействиях на эти протесты со стороны административного корпуса учреждения УИС.

Главная цель пастырского служения в местах лишения свободы заключается в другом — вылечить пораженную грехом душу человека, открыть ему глаза на общечеловеческие нравственные ценности, содержащиеся в Евангелии, и приобщить к молитве и церковным Таинствам, чтобы показать правильный путь к правде Божией и спасению. Священник в тюрьме приводит людей к Богу и через возрождение в человеке религиозности способствует раскаянию заключенного в совершенном им преступлении, а затем — и возвращению его после освобождения в гражданское общество в качестве законопослушного гражданина.

И в былые времена, и сейчас священнослужители при загруженности приходским служением вне тюрьмы, часто не имея достаточного денежного довольствия на содержание своей семьи, самоотверженно совершают богослужения в качестве дополнительного послушания в местах лишения свободы — в местах максимального средоточия страданий, греха, человеческого зла и горя, призывая к раскаянию в совершенных преступлениях, чтобы спасти и вновь вернуть правонарушителя в гражданское общество после выхода на свободу.

Представители духовенства также самозабвенно служат в Вооруженных силах страны, духовно-пастырски окормляя военнослужащих и заботясь о духовном здравии и патриотизме нашего воинства, но при этом не берут вместе с солдатами армии в руки оружия. Священнослужители несут послушание в больницах и хосписах, окормляя страждущих госпитализированных пациентов. И этот род церковного служения, являющийся одним из самых специфических и тягчайших послушаний, никто и никогда в истории (за исключением воинствующих безбожников) не воспринимал какой-либо «профанацией».

Священник призван возглавлять не физическую, а духовную брань с грехом и беззаконием — быть духоносным защитником личности человека и его внутренней праведности, способной голосом совести остановить и предохранить нарушителя от совершения преступления.

Миссия тюремного служения в исправительных учреждениях основана на словах Христа: «В темнице был, и вы пришли ко Мне» (Мф. 25:36), — и направлена на обеспечение условий для полноценной духовной жизни и пастырского душепопечения о лицах, заключенных под стражу.

В этой связи неправомочно делить тюремных священнослужителей на хороших или плохих, а также определять, где они лучше или хуже исполняют послушание церковного служения. Деятельность священнослужителей нельзя подвести под какую-либо статистику, провести какое-либо общепризнанное сравнение или ограничить какими-либо рамками — побудьте вместе с ними в тюрьме хотя бы один день среди горя и страданий заключенных, зачастую утративших в себе духовные силы и озлобившихся на весь мир, тогда сразу увидите какой сложности этот труд и какова цена тюремному служению духовенства.

Тюремный священнослужитель, как правило, участвует в комиссиях по социальным лифтам, помилованию и других, но он всегда и прежде всего является представителем Церкви, а не членом какой-либо правозащитной организации, как и не работником прокуратуры — их у нас, слава Богу, и без служителей Церкви хватает.

Другое дело Общественные наблюдательные комиссии (ОНК), в составе которых состоят и священнослужители (в ряде российских регионов), обладающие правом защиты достоинства и прав человека в местах лишения свободы. К сожалению, пока еще большинство региональных правозащитных и общественных организаций неохотно выдвигают представителей духовенства при ротации на выборах — из 85 регионов России на сегодняшний день только около 30 субъектов Российской Федерации имеют представителей духовенства Русской Православной Церкви в составе ОНК. Участие духовенства в деятельности Общественных наблюдательных комиссий основано на документе «Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека», принятом Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 2008 году.

Святейший Патриарх Кирилл неоднократно обращался к правящим архиереям России о содействии выдвижению церковных кандидатов при выборах и ротации членов ОНК. Однако проблема заключена не в Церкви, а в гражданском обществе в регионах и непосредственно в правозащитных и общественных организациях, руководители которых не всегда хотят слышать голос Церкви.

В заключение моего ответа добавлю, что на сегодняшний день только 10% заключенных являются воцерковленными членами религиозных общин и стараются руководствоваться в неволе Словом Божиим, услышанным из уст священнослужителей. Остальные же осужденные, пребывающие в заключении так же, как и на свободе, живут собственным пониманием обустройства своей жизни.

При наличии храма в колонии, как правило, сокращаются правонарушения на 10-15%, что также свидетельствует о том, что остающееся большинство заключенных не слышат голос Церкви и, следовательно, не руководствуются им. Этому есть и свои причины на пост советском пространстве, которые Церковь постепенно преодолевает, активно возрождая институт тюремных капелланов на постоянной основе, чтобы тюремные священнослужители положительно воспринимались не только среди большинства заключенных и сотрудников учреждений УИС, но со стороны гражданского общества чувствовалась поддержка и понимание специфической трудности и особой сложности тюремного служения в местах лишения свободы.

— Здравствуйте, Владыка! Время от времени то политики, то общественные деятели поднимают вопрос о восстановлении в России смертной казни. Скажите, пожалуйста, а как Вы относитесь к смертной казни и к возможному отказу нашей страны от моратория на смертную казнь?

Евгения, Рязань

— В 2000 году на Архиерейском Соборе был принят важный документ — «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», в котором изложено отношение Церкви к смертной казни в следующих словах:

«Особая мера наказания — смертная казнь — признавалась в Ветхом Завете. Указаний на необходимость ее отмены нет ни в Священном Писании Нового Завета, ни в Предании и историческом наследии Православной Церкви. Вместе с тем, Церковь часто принимала на себя долг печалования перед светской властью об осужденных на казнь, прося для них милости и смягчения наказания. Более того, христианское нравственное влияние воспитало в сознании людей отрицательное отношение к смертной казни. Так, в России с середины XVIII века до революции 1905 года она применялась крайне редко. Для православного сознания жизнь человека не кончается с телесной смертью — именно поэтому Церковь не оставляет душепопечения о приговоренных к высшей мере наказания».

Таким образом, в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» заявляется о предпочтительности отказа от смертной казни. Такой подход исключает совершение непоправимой ошибки правосудия и предоставляет больше возможностей для пастырского душепопечения о преступниках.

— Владыка, добрый день.

1. В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» читаем: «Задача светского закона — не в том, чтобы лежащий во зле мир превратился в Царствие Божие, а в том, чтобы он не превратился в ад». Скажите, владыка, насколько хорошо, на Ваш взгляд, выполняет свою задачу светский закон в современном мире и в России?

2. Ваше Преосвященство, какие меры Церкви, по Вашему мнению, сейчас наиболее актуальны для максимально широкого распространения христианской этики?

Лариса, Балашов

— 1. Светский закон в современном мире, как и внутренний нравственный закон, вложенный в человека Богом при его сотворении, если, конечно, они не утрачены человеком через пребывание в грехах и беззакониях, регулируют отношения граждан в государстве и являются «удерживающим началом» общественной и государственной жизни и деятельности граждан нашей страны.

Святой апостол Павел во втором Послании к Фессалоникийцам пишет, что «тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь» (2 Фес. 2:7). По учению святых отцов слова «пока не будет взят от среды удерживающий теперь» относятся к светским законам, которые держат в каких-то разумных границах неправопослушных граждан от совершения преступлений и бунтов.

Конечно, во всем мире, как и у нас в России, юриспруденция несовершенна, однако чего-либо иного, более лучшего человечество до сих пор не придумало. И отсутствие светских законов способно превратить весь мир в хаос, в котором невозможно будет выжить правопослушному гражданину, в котором невозможно будет сохранить отеческую веру и национальную культуру, в котором не будет границ, защищающих дом, семью, детей, женщин и стариков от нашествия иноплеменников.

Апостол Павел, продолжая мысль процитированного стиха, завершает словами: «И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего…» (2 Фес. 2:8), — а это уже апокалипсис и для всего современного мира, и для нашего земного Отечества — России.

— 2. Христианская этика — это нравственное учение христианства, определяющее моральные ориентиры человеческого поведения, основанные на христианском представлении о природе и предназначении человека, его отношении с Богом.

Однако, пророчествуя о временах антихриста, Господь Иисус Христос в Евангелии от Матфея произнес слова: «и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь» (Мф. 24:12). Из этих слов видно, что угасанию любви человека к Богу, к своему ближнему, да и к самому себе предшествует грех, возведенный в разряд беззакония и порока, вытесняющий из личности человека добро и замещающий его возрастанием личного эгоизма и разрушающего зла.

Главным источником греха, беззакония и порока является помраченное состояние человеческой души, о чем также свидетельствуют слова Христа: «Ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство, — все это зло извнутрь исходит и оскверняет человека» (Мк. 7:21-23).

Все эти грехи и беззакония убивают в человеке любовь, которая есть то вечное, бессмертное, божественное начало, придающее бренной человеческой жизни отсутствующий в ней смысл. Через любовь человек становится человеком и придает человеческий смысл всему, что он делает.

Необходимо неустанно проповедовать созидательную силу добра и одновременно ограждать человека от зла в любых его проявлениях, чтобы научить любви и уважению к нравственному закону, данному нам в Евангелии и положенному в основу христианской этики.

Поэтому и процесс предупреждения греха и беззакония надлежит начинать с духовно-нравственного воспитания человека в детском возрасте, когда ребенок делает первые шаги и произносит первые слова. Познание законов духовно-нравственного бытия, воспринятое в детстве и закрепленное в юношестве, обретает в зрелом возрасте фундаментальную ценность для личности человека и его отношения к Богу, ближнему и к самому себе как носителю образа и подобия Божия.

И чем раньше будет сформировано это духовно-нравственное озарение в душе человека, тем действеннее оно будет воспитывать его личность в духе неприятия беззакония и наклонности к грехам и порокам.

— Ваше Преосвященство! Знаю, что в силу тюремной специфики в тюрьмах иногда возникает проблема с причащением Святых Таин. Так называемые «мужики» не желают принимать Святое Причастие из одной Чаши с представителями «низших» каст. Скажите, пожалуйста, насколько остро строит этот вопрос сейчас, решается ли он и, если решается, то как? Происходит ли причащение всех из одной Чаши, или причащение происходит раздельно?

Борис, Москва

— Действительно, в тюремном мире существуют так называемые «касты» и одна из них, не поименованная Вами, самая неуважаемая. Это так называемые «неприкасаемые» или «опущенные», любой контакт с которыми остальных заключенных недопустим, поскольку согласно со сложившимися «тюремными правилами» общающиеся с ними автоматически попадают в разряд «отверженных».

Вопрос относительно причащения данных лиц вместе с другими заключенными из одной Чаши — проблема болезненная и тюремным пастырям хорошо известная. Однако даже самым опытным священнослужителям не всегда удается найти путь к ее разрешению, поскольку зачастую совершенно невозможно сломать «лагерные законы». Это непростая задача, которая непосильна не только для Церкви, но и администрации учреждения УИС.

В тюремных храмах этот вопрос решается по-разному. Где-то причащают за специальной перегородкой или в отдельной комнате. Где-то налагают епитимию до освобождения. Но при этом вряд ли будет полезным экспериментировать совместное (насильственное) Причащение всех заключенных вместе.

В одной ситуации, например, священник обратился к заключенным с следующими словами: «Братья, я сюда пришел как священник совершать Святое Таинство, в котором все верующие православные люди объединяются. Если вы с этим согласны, то вы должны знать, что во Христе нет никаких “опущенных” и “неприкасаемых” людей. Христос всех освящает, в Церкви нет никакой скверны. Я буду причащать всех, кто ко мне подойдет, и никаких двух чаш и двух лжиц я иметь не собираюсь. Да, у вас так, а в Церкви у Христа по-другому. Здесь ваши законы не действуют. Я их причащаю последними и после этого потребляю из Чаши оставшиеся Святые Дары. Если вы считаете, что и со мной не надо общаться, то это ваша проблема». После таких слов, как поведал об этом священнослужитель, тюремным «авторитетам» ничего не оставалось делать, как согласиться с тем, что сказал православный священник.

С одной стороны, если человек искренне раскаялся и оставил свои греховные наклонности или, например, попал в эту категорию за долги либо по другим причинам, то после принесения покаяния по усмотрению духовника таких лиц возможно допустить до Причастия, хотя лучше будет для некоторых из них оставаться под епитимией священнослужителя вплоть до выхода на свободу.

С другой стороны, в первом Послании к Коринфянам апостол Павел пишет: «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6:9-10). Вывод из данных слов апостола сводится к тому, что заключенным, сознательно принадлежащим к лицам нетрадиционной сексуальной ориентации, не следует приступать к Причастию, ибо до времени раскаяния и полного исправления (что зачастую бывает невозможным в силу проявляемого в отношении данных лиц насилия со стороны «авторитетов» в местах лишения свободы) надлежит пребывать под епитимией священнослужителя с запретом причащения.

Таким лицам следует довольствоваться духовно-нравственными беседами со священнослужителями, участием в церковном Таинстве покаяния (исповеди) и совершаемом в тюремном храме богослужении — Литургии.

— Я православная христианка и не могу оставаться равнодушной в системе ФСИН в Свердловской области. В частности, в знаменитой Копейской колонии. Люди были вынуждены подняться, потому что им нечего было терять. За 22 тысячи рублей истязали, чтобы родственники проплачивали деньги начальнику ИК-6 Механову (бывшему). Сейчас идет судебный процесс и людей опять истязают и пытают, чтобы они отказались от показаний. Людей мотают по разным тюрьмам. Слава Богу, правозащитники Урала не оставляют беззащитных людей, в отличие от священства. Помогите людям, ведь заключенных убивают, они лишены всего, но имеют право на жизнь и Судия им — только Господь.

Я еще написала на электронную почту Павлу Маруха в Отдел тюремного служения, чтобы людей исповедовали и причастили. Написала четыре письма, мне ответили. Смысл — они заключенные, они не люди, то есть духовного окормления там нет.

Владыка, я понимаю, что судебные процессы — это не Ваше дело, но дело Церкви Христовой — окормление паствы. Заключенные — тоже люди и им нужна духовная помощь.

Наталия, Королев

— На Ваш вопрос дан ответ выше, однако и здесь повторю одну из сказанных фраз: «Миссия тюремного служения в исправительных учреждениях основана на словах Христа: “В темнице был, и вы пришли ко Мне” (Мф. 25:36), — и направлена на обеспечение условий для полноценной духовной жизни и пастырского душепопечения о лицах, заключенных под стражу».

При этом Церковь вместе с духовно-пастырским окормлением заключенных совершает в лице священнослужителей и мирян-волонтеров дела милосердия и благотворительности, чтобы облегчить, насколько это возможно, участь осужденных. И никто из священнослужителей, духовно-пастырское служение которых построено на канонах Церкви и христианской евангельской нравственности, никогда не дерзнет утверждать о том, что «заключенные — они не люди». Даже разбойник — злодей и грабитель, за свое искреннее покаяние перед самой смертью на кресте не был лишен духовной награды от Бога и был прощен, получив впоследствии наименование «разбойника благоразумного». И Вы также не правы в своем утверждении, что там — в Копейской колонии — «духовного окормления нет».

В Синодальном отделе имеются поименные списки тюремных священнослужителей из всех регионов нашей страны, несущих послушание тюремного служения в учреждениях уголовно-исполнительной системы. Мы признаем, что в некоторых регионах России существует недостаточное духовно-пастырское окормление в силу отсутствия кадров среди священнослужителей, но чтобы совсем не было духовного окормления — это неправда.

Как уже было сказано выше, «на сегодняшний день только 10% процентов заключенных являются воцерковленными членами религиозных общин», которым обеспечивается духовно-пастырское окормление со стороны тюремных священнослужителей. Другие осужденные, которых большинство, как правило, «не слышат голос Церкви и, следовательно, не руководствуются им», хотя Христос обращен к каждому человеку, ожидая исправления и раскаяния в грехах.

Мне думается, что Вы слишком сурово судите тюремных священнослужителей, которые хотя и постоянно находятся среди заключенных в местах лишения свободы, однако в случае тюремного бунта также беззащитны, как и другие люди. Да и вряд ли кто-либо из администрации учреждения нарушит режим и решится направить священнослужителей «усмирять» заключенных, поскольку Вам должны быть известны слова нашего поэта А.С. Пушкина о том, что русский бунт всегда бывает жестоким и бессмысленным.

Следует также сказать и о том, что часто заключенного не причащают только потому, что он не знает о том, что необходимо обратиться с заявлением к руководству исправительного учреждения о предоставлении возможности встречи со священником, чтобы исповедаться и причаститься.

Бывают, конечно, исключения, когда подозреваемый находится под следствием и следователь не разрешает встречу со священником под предлогом тайны следствия, что является нарушением закона о свободе совести и вероисповедания, а также нарушением гражданских прав человека, которые сохраняются за ним не только в период следствия, но и после решения суда. Но для этого и проводится сейчас реформа уголовно-исполнительной системы, чтобы гарантировать гражданские права как осужденным правонарушителям, так и задержанным, подследственным или подозреваемым. Мне неоднократно приходилось разбираться с такими проблемами, как встреча подследственного или пожизненно осужденного со священнослужителем, чтобы исповедаться и причаститься Святых Христовых Таин. Однако даже в самых сложных случаях разбирательство завершалось положительным решением администрации учреждения.

Часто заключенные или их родственники обращаются в письмах на имя Святейшего Патриарха или в Синодальный отдел по тюремному служению — на каждое такое письмо бывает ответ, а если выясняется наличие нарушения прав человека на свободу совести и вероисповедания, мы ставим в известность Федеральную службу исполнения наказаний, которая, как правило, изучает достоверность просьбы и принимает соответствующие решения.

Уверяю Вас, что для того и находятся священнослужители Церкви в местах лишения свободы, чтобы духовно-пастырски окормлять осужденных, даже если они являются закоренелыми преступниками, но раскаиваются и обращаются к Церкви в лице представителей духовенства.

В одном Вы правы, что «судебные процессы это не дело» Церкви Христовой, ибо главная ее обязанность — это духовно-пастырское «окормление паствы». И Вы абсолютно правы, что «заключенные такие же люди», только временно ограниченные в своих правах, «и им нужна духовная помощь» со стороны служителей Церкви.

— Добрый день! Владыка, как обстоит дело с восстановлением института тюремных священников? Как решается финансовый вопрос?

Анатолий, Тула

— Вы задали непростой вопрос. Что касается института тюремных священнослужителей, то он есть, хотя и не получил до сегодняшнего дня какого-либо правового положения.

Сегодня в исправительных учреждениях страны несут послушание более тысячи священнослужителей, функционируют 529 тюремных храмов, более 400 молитвенных комнат. Принимаются меры к созданию института тюремных священнослужителей на штатной основе. Именно об этом шла речь Святейшего Патриарха Кирилла на встрече с директором ФСИН России 1 апреля сего года. Встреча состоялась в резиденции Предстоятеля Русской Православной Церкви, на которой в отношении становления института тюремных капелланов на штатной и/или постоянной нештатной основе в учреждениях УИС России было решено продолжить работу по всем направлениям — как на штатной, так и на нештатной постоянной основе.

В отношении определения механизма финансирования института тюремных капелланов решено проработать вопрос материального обеспечения пребывания духовенства в учреждениях УИС на штатной постоянной основе по примеру института военных (полковых) капелланов в Вооруженных Силах России, который состоит из помощников командиров (начальников) соединений, воинских частей и вузов по работе с верующими военнослужащими.

Материальное обеспечение тюремных священнослужителей в учреждениях УИС, осуществляющих тюремное служение на нештатной постоянной основе, остается таким же, каким мы наблюдаем его в епархиях в настоящее время — за счет епархии или приходов, оплачивающих жалование тюремным священнослужителям.

В отношении государственной поддержки деятельности священнослужителей в учреждениях УИС, согласно протоколу заседания Правительственной комиссии по вопросам религиозных объединений от 19.11.2013 года, поручено Минфину России, Минэкономразвития России совместно с ФСИН России и централизованными религиозными организациями проработать вопрос о возможном оказании государственной поддержки деятельности священнослужителей в учреждениях УИС.

— Владыка, хочу поблагодарить ваш отдел за оперативную помощь моему племяннику (письмо было в октябре о рабе Божием Леониде). Сейчас он регулярно старается причащаться и почти полностью о Православии изменил мнение. Спасибо за церковную литературу и, конечно, за Библию. А вопрос такой: есть или нет комиссия по помилованию от Церкви? И еще: мой племянник участвует в строительстве часовни в тюрьме, зачтется ли его доброе дело, или Господь не простит его? Спасибо вам за все, за вашу заботу. Доброго здоровья работникам отдела.

Вадим, Екатеринбург

— Спасибо за Ваши добрые слова в адрес священников тюремного служения. Искренне рад за Вашего племянника и дай ему Бог скорейшее освобождение из заключения и благополучное возвращение домой, сохранив при этом обретенную в неволе веру и излечив свою душу от совершенных ранее грехопадений.

Самостоятельной комиссии по помилованию у Церкви нет и быть не может, поскольку уголовно-исполнительная система — это силовая функция государства и указ о помиловании может подписать только Президент России. Но священнослужители, как правило, входят в состав членов комиссии учреждения УИС по социальным лифтам, а также, зачастую, состоят и в комиссиях по помилованию и пр.

Что же касается вопроса второго — Бог обязательно зачтет все добродетельные поступки человека, ибо в Евангелии от Марка Господь Иисус Христос засвидетельствовал Своим последователям, что даже если «кто напоит вас чашею воды во имя Мое, потому что вы Христовы, истинно говорю вам, не потеряет награды своей» (Мк. 9:41). Тем более если этот труд связан со строительством Дома Божия для заключенных — храма или часовни в местах лишения свободы.

— Здравствуйте! Влияет ли служение Церкви в тюрьме на улучшение криминогенной обстановки и, как Вам кажется, насколько?

Руслан, Томск

— Благоприятное влияние присутствия в «зоне» священнослужителя — всеми признанный факт. Многими отмечается, что достаточно священнослужителю появиться в «зоне», как вокруг него создается пространство духовной чистоты — то есть положительное изменение поведения и образа выражения своих мыслей осужденными и работниками учреждений.

В то же время я бы не стал выводить какую-то статистику — больше стало нарушений режима или меньше в зависимости от окормления учреждения священнослужителем. Выше по тексту мною уже было сказано, что при наличии храма в колонии, как правило, сокращаются правонарушения на 10-15%.

— Владыка, благословите! Просим Вас помочь в решении нашего вопроса. Патриарх Алексий II просил президента В.В. Путина сократить срок осужденных на 500 дней, Президент обещал подумать о сокращении на 300 дней. Хотелось бы узнать Ваше мнение, есть ли у осужденных надежда на помилование? Очень много людей по обе стороны ждут, идет пост и хочется хоть малую помощь оказать людям. Еще раз благодарю и низкий поклон! Надеюсь на скорый ответ. Уповаю на милость Господа!

Марина, Сочи

— Не хочу Вас расстраивать, но полученная Вами информация маловероятна. Дело в том, что согласно Конституции (статья 89, пункт «в») указ о помиловании может подписать Президент страны. Однако это случается в единичных случаях. Приведу конкретные данные: в 2012 году Президент своими указами помиловал 17 человек, а в 2013 — всего 5 человек. Амнистии же объявляет не Президент, а Государственная Дума своим постановлением.

Для сравнения приведу также и данные по амнистии, объявленной в связи с 20-летием Конституции Российской Федерации. По данным пресс-бюро ФСИН России — с даты принятия постановления об амнистии и по 16 мая 2014 года из учреждений УИС было освобождено 22 790 человек, в том числе:

— осужденных к лишению свободы — 554 человека, содержащихся в исправительных колониях, включая хозяйственную обслугу СИЗО, и 75 человек, содержащихся в воспитательных колониях;

— состоящих на учете в уголовно-исполнительных инспекциях — 21 723 человек;

— освобождены из СИЗО и из-под домашнего ареста — 393 человека, в отношении которых органами дознания, предварительного следствия и судами прекращено производство уголовных дел, и 45 человек освобождены от назначенного наказания судами.

— Здравствуйте, уважаемый владыка. Позвольте задать Вам следующие вопросы:

1. Какие стороны тюремного служения, на Ваш взгляд, либо вообще не освещаются в СМИ, либо освещаются неадекватно? На что обратить свое внимание журналисту, берущемуся за эту тему?

2. В народе, как известно, уживаются две крайности — пренебрежение к любым писаным законам и брезгливость по отношению к осужденным за их нарушение. Должен ли что-то делать христианин при встрече с подобными предрассудками? Как обойти возможный вред от них?

3. Как можно направить к правильной жизни или иначе по-христиански помочь людям после отбывания ими наказания? Проводится ли работа по их последующей адаптации? Скажем, шефство силами социальных, молодежных или иных церковных служб?

4. Можно ли использовать подробности реальных судеб в рассказах о людях оступившихся, но проявивших готовность к покаянию и исправлению жизни? Ведь с одной стороны, реальный пример может дать надежду и помочь в выборе пути, а с другой — никто не знает, пойдет ли привлечение внимания на пользу в конкретном случае. Спаси Господи!

Лариса, Балашов

— 1. Хотелось бы видеть в прессе больше публикаций о многогранной деятельности священнослужителей, несущих тюремное послушание в учреждениях уголовно-исполнительной системы, и их жизненных проблемах, материальном обеспечении семьи и детей тюремного духовенства, проживающего в удаленных регионах нашей страны — согласно пословице «в местах не столь удаленных», повседневный быт которых нуждается в заботе общества и государства.

Общество привыкло смотреть на духовенство глазами времен хрущевских гонений в том плане, что если они нужны народу, то как-нибудь да продержаться сами и прокормят свою семью. А ведь тюремное послушание, на самом деле, — это одно из самых трудных и не всегда благодарных служений, поскольку не каждый священнослужитель может вынести постоянное общение с людьми, имеющими на душе тяжкий грех, а зачастую и нарушенную психику с неадекватным поведением. Священник обязан в каждом индивиде, даже если он стоит на самой низшей ступени социального расслоения общества, разглядеть личность человека и попытаться вылечить его душу, принять исповедь в совершенных грехах и, если это возможно, возвратить к вере во Христа, чтобы допустить при отсутствии препятствий до Причащения Святых Христовых Таин.

Необходимо в средствах массовой информации говорить о важности тюремного служения вообще. Мы живем в мире, в котором среди нас находятся многие бывшие заключенные, и для нас не должно быть безразличным, какое будущее ожидает человека после освобождения из заключения: возвращение в гражданское общество законопослушным гражданином или рецидивистом, который будет жить в соседнем доме или квартире и совершать преступления, отравляющие быт своих соседей.

— 2. Один из наших дореволюционных классиков сказал, «что суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения». Это выражение, к глубокому сожалению, живо и ныне, и во многом именное такое, усваиваемое некоторыми гражданами пренебрежение к исполнению законов, приводит их к отбыванию срока в местах принудительного содержания. Я уже говорил выше о том, что закон регулирует отношения граждан в государстве и является «удерживающим началом» деятельности граждан в общественной и государственной жизни страны. И приводил слова апостола Павла о том, что «тайна беззакония … не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь» (2 Фес. 2:7). По учению святых отцов эти слова относятся к государственным законам, которые либо удерживают в каких-то разумных пределах неправопослушных граждан от совершения преступлений, либо обязывают государство осудить преступника к лишению свободы и оградить от его агрессии законопослушных граждан страны.

Человек праведный носит в себе внутренний нравственный закон и хранит его, а человек-грешник своими беззакониями повреждает в себе нравственную природу и по мере погружения в пучину греха утрачивает верное понятие об общечеловеческих нравственных ценностях. Также и государство, если утратит законодательство, ввергает население своей страны в неуправляемый хаос, влекущий разорение, а также бедствия и страдания для граждан.

Относительно брезгливости следует сказать, что в ее основе лежит бесовская гордыня, с которой нельзя жить и мириться христианину. Человек-грешник нуждается в реальном раскаянии, которое способно изменить его, переродить внутренний мир его души и сделать его способным для восприятия иной, нормальной и праведной жизни. Вспомните евангельское повествование о двух разбойниках, распятых на Голгофе вместе со Христом, и предсмертное раскаяние одного из них — «разбойника благоразумного». Однако это совсем не значит, что Церковь безоговорочно и без разбора готова принять и простить всех преступников. И тем не менее, если священник увидит в душе заключенного эту зарождающуюся способность благоразумного разбойника — раскаяние преступника в содеянных злодеяниях и правонарушениях, то мы имеем хорошую надежду на нравственное исцеление данного человека. И иного пути к исправлению в нашей жизни не бывает.

— 3. Вы подняли очень серьезный и своевременный вопрос. В настоящее время мы должны признать, что государство практически устранилось от его решения. Служба пробации, на которую предполагалось возложить это направление работы, до сих пор так и осталась на бумаге. Человек, выходя из тюрьмы, часто остается один на один со своими проблемами: отсутствием работы, жилья, средств к существованию. Отвергнутый обществом, да и отвыкший жить в каком-либо социуме кроме сокамерников, он вынужден вновь совершать преступления, чтобы вернуться в привычную ему среду. И одним шефством данную проблему не сдвинуть с места.

Церковь со своей стороны в меру сил пытается решать и этот вопрос — скорее, подает добрый пример гражданскому обществу обратиться лицом к проблемам реабилитации и ресоциализации бывших заключенных. Существуют примеры учреждения православными приходами социально-реабилитационных центров. Самый известный, наверное, это Центр социальной адаптации проблемных подростков святителя Василия Великого в Санкт-Петербурге. Имеются центры для бывших заключенных в Ростовской и Воронежской епархиях, правда, деятельность их находится в самом начале развития служения.

Синодальный отдел Московского Патриархата по тюремному служению разработал и представил на утверждение Высшего Церковного Совета Концепции создания и функционирования социально-реабилитационных центров как для несовершеннолетних подростков, так и для взрослых — бывших заключенных, освободившихся из мест лишения свободы. Надеемся, что общими усилиями Церкви, государства и всего гражданского общества удастся сдвинуться с мертвой точки и этот вид тюремного служения.

— 4. Полагаю, что вполне возможно, рассказывать о реальной судьбе человека оступившегося, но пришедшего к вере и раскаявшегося в совершенных преступлениях. Реальные примеры действительно способны дать человеку надежду, помочь его исправлению и выбору правильного пути жизни — не стоит только указывать конкретные имена и фамилии бывших заключенных без их на то согласия, чтобы не смущать ни их самих, ни окружающих их людей гражданского общества.

— Может ли митрополит не дать благословение на службу молебна священнику, который не под запретом, а находится за штатом по состоянию здоровья?

Без подписи

— Священник может быть почислен за штат (на пенсию) по старости или по состоянию здоровья, а также по причине совершения канонических нарушений. Однако любой священнослужитель, даже находящийся за штатом, канонически подчиняется правящему епископу своей епархии. Почисление за штат совершается указом правящего архиерея и в указе оговариваются пределы полномочий и деятельности священника.

В первых двух случаях — пребывание за штатом по старости или по состоянию здоровья — священник приписывается к храму, в котором он служил до почисления за штат, либо к другому ближайшему храму поблизости от места его проживания, в котором он может участвовать в богослужениях и, по согласованию с настоятелем храма, совершать церковные Таинства и требы в меру своих сил и возможностей.

Если священнослужитель почислен за штат с запрещением в священнослужении по причине совершения канонических нарушений, то в таком случае священник не имеет права совершать богослужения и требы до тех пор, пока с него не будет снято данное запрещение правящим архиереем, наложившим на него прещение.

— Здравствуйте, подскажите пожалуйста, может ли быть крестной матерью женщина после никаха [1]? И можно ли совершить никах, оставаясь христианкой?

Ольга, Москва

— Наиболее безболезненным для женщины-христианки может стать вступление в брак с мусульманином через заключение законного гражданского брака, что не является грехом. Церковь признает законным брак, если бракосочетание совершено в ЗАГСе, во время которого брачущиеся жених и невеста публично свидетельствуют перед обществом и родственниками, что с этого момента они становятся мужем и женой.

Желательно при этом еще до заключения брака женщине-христианке получить согласие своего будущего мужа мусульманина на воспитание детей в вере своих отцов, что является весьма болезненным вопросом в подобных смешанных браках, ибо для детей и христианство, и ислам становятся верой их отцов и дедов.

Другой вопрос состоит в том, что брак с мусульманином для православной христианки в целом несет множество трудноразрешимых проблем. Зачастую в исламских странах он обязательно сопровождается с отпадением от христианства и принятием мусульманской веры. И если женщина, продолжая считать себя христианкой, дает добровольное согласие не только на вступление в законный гражданский брак с мусульманином, но и на совершение бракосочетания через религиозные мусульманские обряды, начиная супружескую жизнь согласно исламскому вероисповеданию, то она своими действиями изменяет вере своих отцов и, по сути своей, отрекается от православной веры. В таком случае крестной матерью женщина быть не может.

В данном случае женщине, вступившей в брак с мусульманином, следует рассказать об этом священнику на исповеди, внимательно выслушать то, что он ей скажет и, возможно, принять епитимию. К сожалению, иногда приходится заново принимать таких людей в Церковь через покаяние, потому что отречение от веры — это смертный грех.

С другой стороны никах в исламе — это бракосочетание,‎ фактическое вступление в брачные отношения, который воспринимается мусульманами как вступление в равноправный брак, заключаемый между мужчиной и женщиной. Обязательными условиями такого бракосочетания считаются согласие на бракосочетание, наличие свидетелей, содержание жены и хорошее обращение с ней, исполнение супружеских обязанностей и содержание детей. При этом для того, чтобы брак был действительным, супруг должен быть совершеннолетним мусульманином и ему разрешено жениться только на мусульманках, христианках и иудейках.

Для получения более ясного ответа на вопрос: «Можно ли совершить никах, оставаясь христианкой?», — следует обратиться к имаму в мечети, который совершает никах и хорошо знает, какие существуют препятствия для его совершения, если женщина предпочитает в браке с мужем мусульманином оставаться православной христианкой и, не изменяя своего вероисповедания, желает воспитывать своих детей в вере своих отцов — Православии.

[1] Никах (бракосочетание)‎ — в исламском семейном праве равноправный брак, заключаемый между мужчиной и женщиной. Для того, чтобы брак был действительным, необходимо выполнить ряд условий. Супруг должен быть совершеннолетним мусульманином. Мужчинам разрешено жениться только на мусульманках, христианках и иудейках.

В исламе бракосочетание состоит из нескольких этапов: сговор, сватовство — хитба; передача невесты в дом жениха — зифаф; свадебное торжество — урс, валима; фактическое вступление в брачные отношения — никах.

— Здравствуйте, владыка. Меня давно тревожит вопрос о женской «нечистоте». Мнения святых и духовенства расходятся. Дело в том, что я в скором времени собираюсь ехать в Грузию по святым местам, но получилось так, что попадает на такое время, когда буду находиться в «нечистоте». Многие священники благословляют прикладываться даже к святыням, так как неизвестно, когда еще получится попасть к ним. Растолкуйте, как вообще относиться к женской «нечистоте» и «нечистота» ли это? Ведь при насморке организм тоже очищается, освобождаясь от мертвых лейкоцитов. Спаси Господи.

Елена, Москва

— Ввиду актуальности данного вопроса его изучил современный богослов Святейший Патриарх Сербский Павел. Об этом он написал в неоднократно переизданной статье с характерным названием: «Может ли женщина приходить в храм на молитву, целовать иконы и причащаться, когда она “нечиста”?»

Святейший Патриарх Павел пишет: «Месячное очищение женщины не делает ее ритуально, молитвенно нечистой. Эта нечистота только физическая, телесная, равно как и выделения из других органов. Кроме того, поскольку современные гигиенические средства могут эффективно воспрепятствовать тому, чтобы случайным истечением крови сделать храм нечистым… мы считаем, что и с этой стороны нет сомнения, что женщина во время месячного очищения, с необходимой осторожностью и, предприняв гигиенические меры, может приходить в церковь, целовать иконы, принимать антидор и освященную воду, равно как и участвовать в пении.

Причаститься в этом состоянии или некрещеная — креститься, она бы не могла. Но в смертельной болезни может и причаститься, и креститься».

— Спаси Господи! Хочу задать Вам очень важный для моей жизни и моей веры вопрос по поводу канонов Церкви. Я из Киева, очень ищу истину. Очень надеюсь на Ваше внимание и ответ. Меня зовут Ольга, я прихожанка храма святителя Михаила (сейчас Афонское подворье в Киеве). Я была замужем 7 лет. Венчанный брак. Муж православный, привел меня в храм и к Причастию. У нас двое детей. Дочке 7 лет, сыну 2 года.

Чуть больше года назад я узнала об измене мужа. Мы перестали жить вместе. Он встречался с другой женщиной. Потом возвращался к нам, потом снова уходил. У нас был один духовный отец, который не благословил моему мужу оставлять меня и детей и встречаться с другой женщиной. Тогда мой муж полетел на Афон и там его наставник тоже ему не благословил такие действия.

Тогда мой муж оставил своего духовного отца, пошел в Киево-Печерскую Лавру, где нашел себе нового духовного отца, который благословил ему жениться на той женщине, когда мы были еще в официальном браке. Его новый духовный отец знал, что наш брак распался по вине прелюбодеяния моего мужа и, тем не менее, благословил его венчаться на той женщине, с которой мой муж мне изменял. Епископа, который дал благословение на венчание по одобрению нового духовного отца, мой муж обманул, утаив факт прелюбодеяния.

Скажите Владыка, считается ли действительным такой брак? В церковных канонах написано, что той из сторон, по вине которой распался предыдущий брак, по вине прелюбодеяния, венчаться не разрешается, а только невиновной стороне. Факт измены и обмана Церкви доказан сейчас. Могут ли признать недействительным духовный брак моего мужа с другой женщиной? Спасибо! Очень надеюсь на Ваш ответ.

Ольга, Киев

— Церковный брак Вашего бывшего мужа, а точнее — вторичное браковенчание или второбрачие, описание которого прозвучало в вопросе, совершено с нарушением канонов Церкви, разрешающих повторный церковный брак только невиновной стороне.

В случаях, когда предыдущий брак разрушен и распалась семья по вине одной из сторон в результате греха прелюбодеяния, необходимо, прежде всего, признать, что при таком сочетании дел церковный развод, совершенный по благословению епископа, законен и действителен. Однако действительность развода сама по себе еще не дает права виновной стороне на церковное браковенчание в храме, поскольку для этого необходимо исследовать причины, приведшие к разводу, и определить, имеет ли данный человек право на новый церковный брак или нет.

К сожалению, на практике порой случается так, что человек (мужчина или женщина), получив справку о церковном разводе, приходит в храм и, обратившись в свечную лавку, оформляет заказ на венчание в церкви без предварительного собеседования со священником и исследования причин развода. В настоящее время этой порочной практике на приходах создаются серьезные препятствия, поскольку Святейший Патриарх Кирилл обязал священнослужителей проводить катехизические собеседования с лицами, готовящимися к Таинствам крещения и венчания. И если вторичное браковенчание было совершено только на основании справки о расторжении предыдущего церковного брака, то это является обманом и усугубляет вину человека, который не только разрушил семью по вине прелюбодеяния, но и посягнул на повторный церковный брак, не имея на то разрешения и благословения правящего архиерея епархии, в границах которой он проживает.

Должен сказать, что Церковь признает законным гражданский брак, если он официально зарегистрован согласно законодательству страны в ЗАГСе, где мужчина и женщина публично свидетельствуют перед обществом, что с сегодняшнего дня они являются мужем и женой. Эта практика бракосочетания признана Церковью, особенно когда дело касается лиц, вступающих в брак и принадлежащих к разным вероисповеданиям: супруги в такой семье не могут быть обвинены в грехах любодеяния.

Относительно второбрачных — при наличии церковного развода невиновная сторона имеет право вступить не только в гражданский брак, но и получить разрешение на браковенчание в церкви. Однако виновная сторона лишается этого права и может вступить только в гражданский брак с регистрацией бракосочетания со своей новой избранницей. Но и в этом случае брак виновной стороны, законный в плане дел гражданского состояния, все равно будет нести на себе отпечаток пребывания в грехе, поскольку начало ему положено через разрушение семьи и пребывание в грехе прелюбодеяния.

Последствия неправедного и неблагоговейного участия в Таинствах Церкви — в данном случае в браковенчании, полученном незаконным путем, ведут к разрушению духовной жизни человека и могут оказаться катастрофическими. Все это можно представить, вникая в смысл слов святого апостола Павла из первого Послания к Коринфянам, где говорится о Таинстве Евхаристии и последствиях недостойного участия человека-грешника в Причащении Святых Христовых Таин: «Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирают» (1 Кор. 11:27-30).

Таинство брака, как и другие Таинства Церкви, включая Евхаристию, состоят в числе семи основных Таинств Церкви. И кто пытается незаконным образом добыть себе возможность участия в Таинствах, тот пытается обмануть Духа Святого, Который неотступно пребывает в Церкви и освящает человека, ведущего праведную жизнь, и наоборот, осуждает грешника на Суд Божий, пытающегося захватить запретный плод, вкушая вместе с ним осуждение и духовную погибель. О таких Господь говорит в Евангелии как о ворах и разбойниках: «Истинно, истинно говорю вам: кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инуде, тот вор и разбойник; а входящий дверью есть пастырь овцам» (Ин. 10, 1-2).

А лично Вам я посоветовал бы не искать признания действительности или недействительности брака Вашего бывшего мужа с другой женщиной, а проявить больше заботы о себе и Ваших детях, чтобы обрести в себе с Божией помощью внутренний мир и духовные силы, если не полностью простить его, то хотя бы оставить на суд Божий. А благодатный мир душе может принести только молитва, особенно за недругов и даже врагов наших, дарующая человеку внутренний мир с самим собой, с нашими ближними и с Богом, временами попускающим человеку испытания судьбы и невзгоды жизни.

Всякая обида, и не только неправедная, но и справедливая, способна переродиться в ненависть, которая, если поселится в душе человека, как змеиное гнездо будет отравлять Вашу жизнь и жизнь Ваших детей и близких. Молитесь и уделяйте как можно больше внимания своей душе, восстановлению своего внутреннего духовно-нравственного состояния, чтобы обрести Бога в своей душе, Который пребывает на Небесах и живет в сердце человеческом, очищенном от грехов и пристрастий. Помните слова Евангелия: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5:8).

А виновная сторона непременно получит свое воздаяние от Бога — если не здесь на земле, то в веке будущем, поскольку люди порой утрачивают страх Божий и способность покаяния в совершенных ими преступлениях, грехах и пороках, поэтому становятся неспособными дать себе отчет в содеянном и осознать глубину вины перед Богом и семьей. В этом случае остается только процитировать слова Евангелия: «И сказал Иисус: на суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы» (Ин. 9:39).

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Патриарх Кирилл: Церковь должна спасти заключенных от отчуждения

По словам Предстоятеля, работа по социальной реабилитации бывших заключенных должна вестись на епархиальном и приходском уровне

В 20 регионах России введена должность специалиста по работе с верующими заключенными

В планах ― создание фондов помощи, куда можно передавать денежные пожертвования, посылки и письма для тех,…

Заключенный едва успел дочитать 50-й псалом, как его освободили

Тюремные истории покаяния и надежды от священника из Кемерова

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: