Господи, пусть мама не увидит тройку!

|
«И вот я стояла на коленях в полутемной тихой комнате, клала поклоны и просила: “Господи, только бы мама не увидела тройку!”»

Оксана Головко

Оценка была определяющей в жизни школьника моего поколения. Первым делом родственники и знакомые спрашивали: «Как учишься, какие оценки?» Как будто я вся целиком состояла из красных цифр и ими исчерпывалась.  

Сейчас тоже есть такие взрослые, но их гораздо меньше, чем тогда. Когда они, только увидев моих детей, первым вопросом задают: «Какие у вас оценки?» – мне сразу хочется начать обсуждать с ними финансовую сторону их жизни: «Зарплата-то какая в этом месяце? А чего так мало, у меня вон есть знакомые, которые получают в разы больше, а ты что, не можешь?»

***

За тройки меня, как и моих подруг, как вообще многих ровесников, – ругали.

Нет, не передать словами того ужаса, который охватывал меня, когда раздавали тетради, и в моей красовалась пузатая насмехающаяся тройка, похожая на разрезанный знак бесконечности.

Бесконечности тягучего вечера нотаций, разговоров про то, что тройка – это ужасно, невозможно, недопустимо, и как я могла. Даже самый солнечный звенящий день мерк, становился серым и скучным, если домой приходилось возвращаться с потяжелевшим из-за тройки на несколько килограммов портфелем.

Можно представить себе, что я испытывала, получив первую в жизни тройку в четверти. Кажется, это был седьмой класс и, кажется, физика. А может, и нет – не помню. Зато хорошо помню чувство, которое охватило меня после того, как услышала, что я – «троечница». Я не представляла, как приду домой и скажу об этом маме. А тут еще – родительское собрание.

Наша классная руководительница нашла отличный способ заманивать родителей на собрание: запускала по рядам классный журнал. Эх, не было тогда электронного дневника, когда каждый родитель может мониторить в режиме онлайн, что же получило его чадушко на уроке, и звонить на ближайшей перемене с гневным: «Тройка?!» В общем, хорошо, что в моем детстве еще не изобрели интернет и мобильные телефоны.

Зато явка на собраниях была почти стопроцентная. Каждый родитель внимательно пролистывал журнал, держа палец у родной фамилии и просматривая все, абсолютно все полученные оценки.

А у меня тройка. За четверть. И, значит, уютного вечера перед каникулами не будет, вместо него – сердитая мама, выпытывающая у меня, как я могла.

Мама ушла на собрание. А я опустилась на колени и стала молиться. Первый раз в жизни.

***

Я была некрещеной и, наверное, неверующей. Вера для меня была чем-то из жизни прабабушки, которая просила меня писать «записочки» в храм, а также – из антирелигиозных книжек, прочитанных еще в младших классах.

И вот я стояла на коленях в полутемной тихой комнате, клала поклоны и просила: «Господи, только бы мама не увидела тройку!»  

Даже сейчас, когда прошло почти тридцать лет, воспоминания об этой первой молитве не вызывают у меня снисходительной улыбки.

Потому, что молитва была настоящей, глубокой, когда ты не просто говоришь слова в пространство, а обращаешься адресно. К Богу. Когда все вокруг перестает существовать и ты не видишь, как проходит время.

Звонок в дверь: мама вернулась с собрания. Открываю, на маму не смотрю. Она – веселая, в руках тортик. «Четверть окончена, надо отпраздновать», – поясняет мама. Садимся ужинать, а я все жду, когда она скажет про тройку.

Мама рассказывает о том, что говорила классная, о чем поболтали с мамами подруг. О тройке – ни слова. Ну не могла же она ее не заметить, это ж за четверть, отдельная графа со всеми оценками!

А если видела, то как совсем, совсем ничего не сказала?! В любом случае – чудо.


Бог нас слышит, даже если мы еще не пришли к Нему. Наверное, у каждого есть опыт горячей, не до конца понимаемой молитвы. Еще до крещения или – до осознанного прихода к вере.

Поделитесь своими воспоминаниями, напишите рассказ. Ваши истории присылайте по адресу konkurs.pravmira@gmail.com до 14 октября.

Самые трогательные, интересные, необычные будут опубликованы на «Правмире»! Авторы трех лучших рассказов получат призы.

        

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
«Господи, выведи меня из храма!»

Священники – о том, как они молились впервые

Больше всего молитесь за мир!

Не надо перекладывать вину на других – наставления игумении из греческой обители

Уехал на отдых и забываю молиться

Иеромонах Феодорит (Сеньчуков) о том, где и как отдыхающим провести Успенский пост

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: