Государственная религия? Церковь и общество в дискуссионном клубе «Русского репортера» ( + ВИДЕО)

|

Происходит сращивание Церкви и государства? Является ли вера в Бога частным делом человека? Какое место занимает сейчас Церковь в политической, социальной и духовной сферах жизни? Ответы на эти и другие острые вопросы искали участники дискуссии которая состоялась в рамках встречи «Государственная религия», организованную  журналом “Русский репортер”, на которую были, приглашены священники, богословы и православные журналисты. 

Особенности народной полемики

«Религия создана для того, чтобы у людей мозги не работали. Шарлатаны! И они лезут в школы, детей учить! Астрономию собираются преподавать с религиозной точки зрения. Это реально опасно», – наставлял своих спутниц энергичный молодой человек за моей спиной. «Дима! Ну почему же?» – недоумевали девушки, а юноша настаивал, что единственное возможное место для верующих в нашем обществе – ударный труд на урановых рудниках. Дискуссия в клубе «Русского репортера» обещала быть…необычной.

Темой встречи организаторы планировали сделать репортаж Игоря Найденова «Миссионеры XXI век»  опубликованный в журнале «Русский репортер», но, упомянув о статье в начале вечера, благополучно о ней забыли. У одной части аудитории было много вопросов, а у другой за годы публичных выступлений накопилось изрядное количество ответов, что, впрочем, не помешало обеим сторонам разойтись часа через три в некотором взаимном недоумении.

 Главный редактор журнала «Русский репортер» Виталий Лейбин сразу посетовал на то, что дискуссия, возможно, будет несколько односторонней, потому что найти людей которые бы озвучили вопросы, которые с удивительным постоянством возникают, например, в интернет-обсуждениях и при этом соответствовали бы по уровню представителям Церкви – не нашлось. Впрочем, оппоненты из аудитории со своей задачей справились, вопросы, которые они задавали, вполне соответствовали репликам на форумах –  у церковных спикеров и недоумевающих вопрошателей появилась редкая возможность посмотреть в глаза своим «идеологическим противникам».

Среди вопросов были следующие:

– Как известно, конфликт по поводу выступления панк-группы возник на фоне предвыборной компании, в которой общество довольно сильно раскололось и возникший раскол приобрел в какой-то момент антицерковные формы.

– Какова действительная и, возможно, правильная позиция русской православной Церкви в такой ситуации? В связи с этим возникли разные идеологические спекуляции, дескать, Россия превращается в Иран, фундаментальную страну. Возникает вопрос об отношении Церкви с обществом и государством.

Каковы идеальные и реальные отношения Церкви с обществом и государством?

История человечества примерно века с 17ого приводит нас к идее о прогрессе научной мысли. Не является ли возвращение религии в школы шагом назад и возвратом в средневековье?

Вопросы для ответов дискутанты выбирали сами.

Апологет Сергей Худиев говорил о том, что противоречие между наукой и религией – кажущееся, и что если вырвать из учебника физики страницы, написанные людьми по-настоящему религиозными, от учебника мало что останется.

Председатель СИНФО Владимир Легойда рассказал о том, что в античном обществе не было идеи прогресса, протоиерей Андрей Юревич обратился к соотношению традиций и новаторства в нашей современной Церкви, протоиерей Максим Козлов кратко коснулся вопросов эсхатологии, и ее места в христианском мировоззрении, а Андрей Рогозанский изложил  некоторые тезисы христианской апологетики. Были ли они услышаны? Сказать сложно.

С чистого листа

Проблема была в том, что весь предыдущий, 20 летний опыт здесь, а этой аудитории «не засчитывался», оппоненты не читали ни строчки из того, что писали эти люди в течение  предыдущих 20 лет. Суждения «из зала» были построены в лучших традициях советского атеизма, подогретого свежей общественной ненавистью последнего полугода. Дискуссию здесь нужно было начинать с чистого листа. Но была и еще одна проблема.

Уровень дискуссии, который задавался людьми, пришедшими на встречу, был не то что бы очень высок. Приемы, которые сработали бы в аудитории любого вуза, здесь – не работали.

Как правильно заметил протоиерей Максим Козлов, говорить с целевой аудиторией малобюджетных женских журналов, например, мы пока не умеем. А в зале собралась думающая молодежь, не всегда обремененная гуманитарным образованием, но очень активная.

«В институте ядерной физики построили часовню. Теперь они будут молиться и престанут думать о нашей безопасности. Что будет с обороноспособностью нашей страны? Она же развалится! И виновата будет Церковь!» «На нашей детской площадке собираются строить храм. Я часто хожу в церковь, но выступаю против этого строительства. Что делать?» «Зачем вы идете в школы со своим мракобесием? Я хорошо изучил науку и историю, религии там места нет!»

 Отстать от общества?

В конце концов, был выбран вопрос, который, вроде бы одинаково волновал всех – о сращивании государства и Церкви. Выступающие ответили, что угроза такого «сращения», мягко говоря, несколько преувеличена.

«Давайте не будем переоценивать близость Церкви и государства» – так сформулировал эту мысль прот. Максим Козлов. Да, деятелей Церкви начали пускать в тюрьмы, больницы и дома престарелых. И, действительно, для того, чтобы попасть в эти места необходимо взаимодействие с властью. Но когда речь идет о введении основ православной культуры в школе, то на выходе после обсуждения, получается некое невнятное ОРКСЭ (основы религиозных культур и светской этики).

 С нашим государством не очень-то срастешься, зато, войдя во взаимодействие с государственными структурами, Церкви очень легко оказаться в роли объекта, на который можно в случае чего очень удачно перевести общественное недовольство и выпускать пар народного гнева. Пример такого «взаимодействия» мы и наблюдаем последние полгода. Кстати посмотреть видеоверскию дискуссии стоит еще и тем, кто хочет узнать официальную позицию Церкви по делу известной панк-группы. Об этом говорил на встрече Владимир Легойда.

А еще председатель Синодального информационного отдела Московского Патриархата рассказал о том, как на деле происходит взаимодействие представителей Церкви с законодательной властью, он знает об этом, потому что сам – непосредственный участник этого взаимодействия. Но ни эта информация, ни реальные сведения о том, почему и на каких условиях государство возвращает религиозным организациям их имущество, ни цифры, ни факты, аудиторию, похоже не интересовали.

В зале периодически начинались выкрики с мест и когда кто-то из представителей Церкви спросил, в чем, собственно, претензии, с ходу была выдана формулировка: «Церковь должна отстать от общества!!!»

О чем можно говорить с мужчиной в платье?

Рассуждая о причинах враждебности, Сергей Худиев сказал, что участвуя в Интернет дискуссиях, понял: у людей имеется какая-то психологическая потребность во враге. Причем зачастую образ этого врага формируется в силу случайных причин, видимо срабатывает что-то вроде психологического импринтинга. Раньше в моде была теория заговора, а теперь «в тренде» ненависть к церкви, которую обвиняют во всех бедах общества. Тут и народные поиски «виноватых» и искренняя убежденность интеллигенции в том, что любой, не разделяющий ее убеждении – плохой человек.

О том, как практически происходит дискуссия общества с представителями Церкви, рассказал протоиерей Андрей Юревич. Недавно у батюшки выдался день, когда он дважды был удостоен народного внимания на улице. Сначала прохожий, показал на него пальцем и прошипел: «Еще один!», а вскоре после этого человек с интеллигентным лицом внезапно в глаза обозвал священника «сволочью».

Примеры такого отношения немедленно были продемонстрированы. Ну как может священник всерьез отвечать на вопрос того, кто в выкриках называют его «мужчиной в платье?». Владимир Легойда отметил, на то, что в случае невозможности найти общий язык с оппонентом, христианин должен искать причину, прежде всего в себе, и процитировал слова блаженного Августина о том, что недостатки христиан влияют не на истинность Церкви, а на ее авторитет.

Протоиерей Максим Козлов посетовал на то, что в Церкви до сих пор плоховато с публичной риторикой и часто от имени Церкви говорит «абы кто», а журналисты в поисках «изюминки» рады представить мнение отдельного представителя некоего союза околоправославных граждан или общественного активиста как официальную точку зрения. И в результате появляются заголовки «Православная Церковь выступает за…» «Православная Церковь призывает к…» Не всегда корректно высказываются и священники: «Выскажется какой-нибудь батюшка, о, прости Господи, фильме «Духлесс», что он не видит в нем противоречий христианской морали, и мы потом читаем «Русская Православная Церковь выступает в поддержку фильма «Духлесс».

Уходят ли от ответа?

Одна из участниц дискуссии отметила: «В последние годы резко возросло качество публичных выступлений и не только официальных спикеров, но и батюшек «на местах». Но с другой стороны, невероятно возросла способность представителей Церкви уходить от поставленных вопросов. Невозможно стало в этом аккуратном словесном кружеве, которое стало в последнее время просто прекрасным  найти ответ на прямой вопрос. Ответов по существу люди не получают, и от этого в обществе нарастает агрессия».

Представители Церкви  о здоровых силах общества с которыми Церкви неплохо было бы наладить взаимодействие, о роли и месте Церкви в общественных конфликтов последнего времени, рассуждали о том, является ли религия частным делом человека, цитировали великих людей и рассказывали исторические анекдоты. Они все время старались найти подход к аудитории, в которую попали. Кто-то не хотел опускаться до уровня оппонентов, кто-то пытался, если не дотянуть их до своего, то хотя бы показать, что по вопросам которые в зале по странной случайности считают аксиомами, возможно альтернативное мнение. Изменила ли эта дискуссия хоть немного взгляды тех, кто находился в зале, или они ушли с тем же, с чем и пришли? Вопрос открытый. Но, вероятно, и организаторы и гости встречи сделали для себя некоторые выводы. Для этого, собственно, такие диалоги и организуются.

Остается только поблагодарить « Среду РР» за этот вечер и выразить надежду на то, что разговор о религии в этом формате продолжиться. Богословам, миссионерам и всем тем, кто общается с народом от имени Церкви, возможно, стоит посмотреть видео с этой встречи, чтобы воочию узнать, как выглядит дискуссия Церкви и общества, когда она происходит вживую, а не на телеэкране не на сетевых форумах.

Смотрите видео!

Текст: Алиса Орлова, Видео – Владимир Топоровский, фото – Михаил Моисеев

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: