Христос умирает на обеих сторонах

|

Является ли Христос нейтралом? Слово «нейтрал» часто используется в негативном смысле, примерно как «равнодушный». «Я тут постою в сторонке, пока вы будете друг друга убивать» Но Христос не стоит в стороне. Боговоплощение означает, что Бог находится не в стороне — а в самом средоточии человеческой борьбы и трагедии.

Вот сейчас разворачивается страшный конфликт, на обеих сторонах которого есть православные люди, взывающие теми же словами ко Христу и Богоматери, а их семьи дома молятся о том, чтобы они вернулись живыми и невредимыми. В то время как сами воины прилагают немалое старание к тому, чтобы эти молитвы не исполнились, стремясь убить или изувечить друг друга. Обе стороны призывают Бога на помощь в этом деле, а кто-то из участников так и вовсе решительно заявляет, что Бог на их стороне.

Множество как профессиональных, так и добровольных агитаторов сторон уверяют, что убивать других христиан (и вообще людей) на поле боя есть дело, превосходно согласное с Евангелием, и даже отражающее его высокий дух самопожертвования. Они полностью согласны в том, что человекоубийство — включая убийство братьев во Христе — угодно Богу, но расходятся во мнениях относительно того, на чьей именно стороне.

На чьей стороне Христос? Мы легко увидим ответ, если уточним вопрос — что Он делает на той или иной стороне? Ненавидит? Нажимает на спусковой крючок? Убивает? Упивается чужой смертью? Гордится удачно уничтоженным противником? Выбивает информацию из «языков»? Очевидно, нет; Христос пришел в мир, который был, как и нынешний, раздираем войнами, в оккупированную страну, охваченную партизанским движением. И мы знаем, что Он сделал — умер от рук Своих врагов. Он разделил человеческую смерть, чтобы преодолеть ее Воскресением. Он умер за грехи грешников, понеся на Себе проклятия проклятых. Он не причинил никому смерти — но сам принял ее. Поэтому Христос делает то, что и сделал тогда, на Голгофе — умирает на обеих сторонах. Он с теми, кто умирает, с теми, кто терпит жестокость и насилие, а не с теми, кто творит их. Он не сражается среди «нас» – Он умирает среди «них».

На дороге в Дамаск Господь говорит Савлу (будущему святому Апостолу Павлу) — «Савл, Савл! что ты гонишь Меня?» (Деян.9:4) Господь в это время пребывает на Небесах, и гнать Его лично Савл никак не может. Савл гонит Его людей, Церковь. Людей, с которыми Христос Себя отождествляет –  с теми, кто  терпит страдания, а не с теми, кто их причиняет. В одном из самых пугающих мест Писания — Притче о Страшном Суде — Христос говорит, что то, что было сделано по отношению к больным, голодным, нагим и заключенным, было сделано по отношению к Нему. При этом не уточняется, что они — хорошие люди; заключенные вполне могут сидеть за свои преступления, а нагие, голодные и больные впасть в такое бедственное состояние через свою глупость и пороки. Про них известно только то, что они страдают и нуждаются. И Христос страдает в них и с ними. Христос с тем, чье тело пробивает пуля — а не с тем, кто эту пулю выпускает. Христос с теми, кто рыдает над гробом — а не с теми, кто торжествует победу.   С теми, кого война сделала нагими, голодными, больными и заключенными — а не с теми, кто на ней возвысился и обогатился. И это разделение довольно слабо связано с разделением на стороны военно-политического конфликта. Да, политики каждой из сторон заявляют, что именно их сторона является жертвой жестокой агрессии. Но политики с обеих сторон — это политики; а жертвы с обеих сторон — это жертвы, и их невозможно перепутать.

Вооружиться и убивать на этой братоубийственной войне — значит быть по другую сторону от Христа. Это может быть трудно усвоить, но если мы воспринимаем Евангелие всерьез, это так. Вопрос в том, насколько всерьез мы готовы его воспринять.

Джон МакНотон. Мир придет

Джон МакНотон. Мир придет

В детстве я читал книжку «Кондуит и Швамбрания». Речь там идет о детях, которые играют в воображаемую страну. Наконец, они вырастают, и оставляют свои детские игры. Люди вообще любят играть в воображаемые страны — некоторые люди, которых я знаю, по выходным переселяются в мир Толкина, где они становятся (на время) эльфами или хоббитами.

Но все эти люди, пока они остаются в здравом уме и твердой памяти, знают, где находится их подлинная жизнь и подлинные обязательства. Он не перепутают звонок начальника с призывом Арагорна, и, в случае, если им придется выбирать между двумя повелениями, выберут начальника, а Арагорну придется подождать. Делу время — потехе час.  Их подлинные интересы и обязательства лежат не в Средиземье. Извини, старина Гэндальф.

Промысел Божий иногда ставит нас перед испытанием — когда нам приходится решать для себя, чем для нас является наша вера. Ролевой игрой, которой мы предаемся в свободное от других, более важных занятий время, или фундаментом, на котором мы строим нашу жизнь? Кто должен уступить, когда повеления Христа входят в конфликт с повелениями еще кого-то — тусовки, партии, нации, государства, всего прогрессивного человечества? Христос или все прогрессивное человечество?

И если мы намерены повиноваться Христу, мы должны хранить его заповеди.  «Не убий» – значит «не убий». Не убивай, не подстрекай к  убийству, не радуйся убийству, не одобряй убийства, не разжигай истерию, которая ведет к убийствам. «Не лжесвидетельствуй» – не распространяй непроверенной информации, особенно такой, которая может обострить вражду и ненависть. И – «любите врагов ваших».

Это – предельно серьезный выбор, и в нем нет ничего от равнодушия.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
День, когда мы умерли

Представьте себе человека, который вам ненавистен. А ведь Христос умер за него, как за вас и…

О христианстве и патриотизмах

Может ли христианин быть патриотом? Как не запутаться среди лозунгов, призывающих любить свою землю и свой…

В защиту врагов и изменников

Стихия ненависти, вырвавшись на поверхность, может ударить – и много раз ударяла – по тем, кто…