Игумен Филипп (Симонов): Соль слежится, гречка стухнет

|
Сегодня стало известно, что в следующем году Резервный фонд будет пуст и правительство перейдет к использованию средств Фонда национального благосостояния (ФНБ). Об этом сказала председатель Счетной палаты России Татьяна Голикова. При этом она отметила, что произошла «полная адаптация» экономики. О том, насколько это страшно — истратить Резервный фонд и чем это грозит россиянам, «Правмиру» рассказал игумен Филипп (Симонов), доктор экономических наук, профессор, заслуженный экономист РФ, заведующей кафедрой исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.
Игумен Филипп (Симонов)

Игумен Филипп (Симонов)

Что такое Резервный фонд и Фонд национального благосостояния?

Резервный фонд (РФ) и Фонд национального благосостояния (ФНБ) были образованы в 2008 году в результате разделения Стабилизационного фонда на два эти фонда. Оба фонда были сформированы и продолжались формированием за счет отчислений от нефтегазовых доходов. Это, таким образом, инструменты перераспределения нефтегазовых сверхдоходов через бюджетные механизмы в целях обеспечения выполнения расходных обязательств государства.

Оба фонда представляют собой часть федерального бюджета, при этом основной задачей ФНБ является обеспечение софинансирования добровольных пенсионных накоплений граждан и покрытие дефицита бюджета Пенсионного фонда РФ.

Что будет, если истратят Фонд национального благосостояния?

С деньгами возможно всё. Они как мёд: он если есть – то его сразу нет.

Правда, надо думать, что, в силу ряда причин, ФНБ – это последний резерв, который может быть исчерпан, и государство должно будет сделать всё, чтобы он так и остался на самом последнем по времени месте. Потому, что его обнуление будет означать подрыв т.н. пенсионной реформы – поскольку ФНБ представляет собой (в определенной степени) некоторую страховку накопительной части пенсии – явления пока эфемерного, но составляющего основу новых пенсионных отношений между государством и гражданами. А нарушение этих отношений может иметь негативные финансовые последствия – и в плане доступа значительной части населения (пенсионеров) к здравоохранению и лекарственному обеспечению, и с точки зрения потребностей в выплатах по социальной защите, и многое другое. А это будет означать новую нагрузку на бюджет, и далее все будет очень напоминать сложную комбинацию из снежного кома, Тришкина кафтана и шагреневой кожи.

Соль и гречка

Вопрос исчерпания РФ или ФНБ – не самая главная проблема. Как уже сказано, пока что это – вопрос прогнозный, а большинство прогнозов хороши тем, что редко сбываются.

Вопрос в другом: мы хотим ли и будем ли что-то делать сами? Или будет все хором ожидать, когда опять пойдет вверх нефть, и суетиться между делом по поводу «антикризисных запасов» соли и гречки? Все запасы, если их просто запасать и только на них надеяться, сень и соние: соль слежится, а гречка стухнет – ровно так же, как теперь сжимается неэффективно использованный Резервный фонд.

Ведь говорили же: давайте проинвестируем, давайте попытаемся развить приоритетные отрасли экономики – те, которые нужны нам, а не «международному рынку»! Но все заслушивались пророчеств то «сивиллы Кудринской», призывавшей сидеть на деньгах, как собака на сене, то «сивиллы Улюкаевской», зазубренно вещавшей о неэффективности государственных инвестиций и рассыпавших щедрою рукой чудны́е проекты каких-то странных банков и фондов,  а заканчивается всё это дело весьма неудачно.

Мы все забыли о том, что экономика – это не проедать зарплату и бюджет и с упоением торговать импортом (у нас же чуть не вся страна теперь торгует – и хоть бы кто своим товаром!). Это – «умение вести дом», прежде всего – СВОЙ дом, а не дома своих соседей и «друзей». Это – когда нуждам моим и [нуждам] бывших при мне послужили руки мои сии (Деян. 20, 34) и еще голова, которая – не для того, чтобы шапку носить.

Что посеет человек, то и пожнет

С древних времен прямой вопрос о дне и часе́ имеет прямой отрицательный ответ: все в руках Божьих, а Бог поругаем не бывает – что посеет человек, то и пожнет (Гал. 6, 7). Когда мы (не кто-то там за нас, а мы сами) начнем – тогда он и начнется. Но пока создается впечатление, что в плане роста все мы тихонько играем в первые тридцать лет и три года Ильи Муромца, да еще и по присловью: «Каждый сам за себя, один Бог – за всех».

На практике (в «чистом» рассуждении – т.е. при исключении негативных факторов, порождаемых нашей собственной экономикой и социальным поведением: предположим, что все всё правильно понимают и предпринимают адекватные действия по изменению ситуации) возможны два выхода из сложившейся ситуации.

Первый – попытаться внедрить некоторую степень автарки́и (т.е. самообеспечения) в нашу экономику, которую мы так поспешно «открыли» для всех ветров, веющих на мировом рынке, причем зачастую – не в нашу пользу. Использовать потенциал импортозамещения.

Поддержать местного производителя, в том числе аграрного, наплевав на требования ВТО (как это делают нормальные развитые страны) и ориентируясь только на наши собственные потребности и экономическую безопасность.

Научиться, наконец, осуществлять эффективные госинвестиции, приносящие прибыль не частным инвесторам (включая иностранных), а государству – т.е. инвестиции, имеющие бюджетную эффективность. И не через банки (банка – это всего-навсего трансмиссия, их цель, по определению,  переместить деньги из одного места в другое, изъяв при этом свою прибыль, и не надо ждать от них чудес вроде льготного процента ниже рынка и даже ниже ставки ЦБ – с XIV века они никогда не создавались для благотворительной деятельности), а напрямую, с детальной проработкой и контролем, так чтобы бюджет получил не обузу (как это предполагают инфраструктурные инвестиции, например), а реальные деньги, которые можно было бы перераспределять в соответствии с государственной стратегией экономического роста. Ну, и неплохо было бы выработать, наконец, саму эту стратегию.

В общем – попытаться создать экономику, приносящую доход не путем истощения внутренних сырьевых ресурсов, а из себя самой – т.е. за счет производственного процесса в обрабатывающих отраслях. Причем такую, которая обеспечивала бы себя продовольствием – по американскому принципу: «Мы здесь едим только то, что сами производим».

Второй – продолжать занимать, где возможно, надеяться на нефть и на Божью помощь (просто так, на авось, по принципу «Бог не выдаст – свинья не съест», напрочь забывая о том, что дорога к Богу – это дорога только с двусторонним движением: Бог идет навстречу человеку только тогда, когда сам человек идет к Богу!) и ждать, когда всё это «разрулится» само собой: с помощью Трампа, какого-нибудь внезапного прозрения Ангелы Меркель, планового ухода Олланда, изменения политики ОПЕК и проч.

Греки, вон, тоже ждали. И занимали. И попали в кризис внешнего долга. И получили «стабилизационную программу», которая, будучи изобретенной еще в 80-е годы ХХ века, всегда подразумевает только «затягивание поясов» и решение всех проблем государства за счет населения. И теперь бродят демонстрациями по улицам – а что толку с демонстраций, если не начать работать? если не попробовать научиться содержать самих себя?

В поте лица

Вообще, пора перестать ждать, когда кто-то добрый и великий решит за нас наши проблемы. В поте лица твоего снеси хлеб твой (Быт. 3, 19) – это не благодетелям неизвестным сказано, а нам. У нас достаточно энергии: это глупость, когда нам пытаются вдолбить, что-де у нас низкая производительность труда и проч. Нормальная она у нас – было бы где ее применять. И было бы – кому ее организовать так, чтобы она приносила реальный результат, а не уходила в гудок или в офисное безделье, которое до самого недавнего времени пытались представить как вершину цивилизации и основную составляющую («услуги») валового внутреннего продукта.

Лет 30 назад, когда ныне покойный академик Н.И. Шмелев агитировал за форсированный импорт (не надо-де пыжиться производить то, что́ где-то там умеют делать лучше нас: проще купить), я пытался добиться от него публичного ответа только на один вопрос: а кто оплатит импортный каравай? На сей счет была даже некоторая дискуссия в печати. Но ответа на свой вопрос я тогда не получил. Не вижу его и до сих пор, когда идея Шмелева реализовалась даже с лихвой. Все как-то уверены в том, что платить не надо.

А платить приходится нам всем. Просто надо выбрать – как: из стандартных налогов (которые возникают только в связи с развитием внутреннего производства) или из наших непосредственных доходов (падение зарплат на фоне роста цен, долги по зарплатам, относительное и абсолютное снижение пенсий и иного социального обеспечения и т.д.).

Куда вышел Резервный фонд?

На самом деле, Резервный фонд пока еще не исчерпан. Вопрос о его минимизации пока что – это вопрос бюджетного планирования, а в случае положительных изменений конъюнктуры мирового рынка энергоносителей этот вопрос может быть и вовсе снят.

На 1 декабря 2016 года размер ПФР составляет порядка 71 млрд. долларов и 4 628 млрд. рублей, размер РФ – около 31 млрд. долларов и 2 033 млрд. рублей.Максимальные размеры фондов составляли: ПФР  около 89 млрд. долларов (на 01,02,2013) и 5 356 млрд. рублей (на 01,03,2016), РФ – 92 млрд. долларов (на 01,09,2014) и 5 865 млрд. рублей (на 01,02,2015).

В соответствии с Федеральным законом от 30 сентября 2010 года № 245-ФЗ «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации и иные законодательные акты Российской Федерации» с 1 января 2010 года до 1 января 2015 года нормативная величина Резервного фонда не определялась, нефтегазовые доходы федерального бюджета не использовались для формирования Резервного фонда и Фонда национального благосостояния и направлялись на финансовое обеспечение расходов федерального бюджета.

Мировой структурный кризис, начавшийся в 2008 году, а также низкая ценовая конъюнктура на рынке энергоносителей оказали негативное влияние на процесс наполнения фондов (в особенности с возникновением в 2014 году серьезных внешних осложнений для России).

При этом никто не снимал с государства взятых на себя социальных и общеэкономических обязательств. Именно в этой пришлось прекратить накопление и начать расходование Резервного фонда. Туда он и ушел – на исполнение финансовых обязательств государства, обобщенных в бюджете.

Другой вопрос – эффективность этих расходов. Но это – тема отдельного разговора.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Госдума заморозила пенсионные накопления на три года

Нижняя палата российского парламента приняла в третьем чтении закон о продлении меры до 2019 года

Госдума приняла закон о единовременной выплате пенсионерам

Российские пенсионеры получат в январе 2017 года по 5 тысяч рублей

Прокуратура подтвердила информацию о голодающих пенсионерах в Якутии

Подопечным интерната действительно не выдают положенную еду и одежду

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: