“Один неверный шаг”. Записки тюремного священника

Что самое сложное для священника, который совершает служение среди заключенных? О чем истории людей, попавших в тюрьму, предупреждают современную молодежь? Своим опытом пастырского труда в исправительной колонии №62 города Черкассы с читателями «Правмира» делится священник Евгений Буркацкий.

Начало

Что побудило меня написать эти строки – особенность служения? Наверное, нет. Или желание поделиться каким-то своим ничтожным опытом? Тоже нет.

Скорее всего, это стремление рассказать современной молодёжи о том, как, казалось бы, прекрасно воспитанный человек из нормальной семьи может оступиться в своей жизни, и этот неверный шаг может кардинально изменить и перевернуть всю его судьбу, о том как человек, воспитываясь вне христианской морали, может легко пойти на поводу мирских «ценностей» и накопить в себе столь много яда, который убивает в нем человека.

Мне хотелось бы начать с того, как однажды, находясь в кабинете владыки Софрония, он сказал мне такую фразу: «Отець Євгеній, твоє місце в тюрязі!» Именно так началось моё служение в исправительной колонии.

Священник Евгений Буркацкий. Водосвятие в колонии

Священник Евгений Буркацкий. Водосвятие в колонии

Тогда у меня держалась в душе твердая мысль, которую однажды сказал митрополит Антоний Сурожский своему священнику: «Серёжа, Христос тебе так доверяет, доверяет, чтобы ты мог стоять на том месте, где на самом деле должен стоять только Христос и никто больше». Эту фразу он говорил, назначая батюшку на приход в безбожный Амстердам и теперь мне надо отнестись к подобному благословению своего архиерея так же.

Захожу на проходную, где меня уже встречал замполит, щелчок замка – и ты попадаешь между двух решётчатых дверей, где отдаешь свои документы, а потом проходишь в маленькую комнату для обыска:

– Батюшка, оружие или наркотики, деньги, колющие или режущие предметы есть?

– Нету. У меня с собой только просфоры для служения литургии.

Капитан попросил вывернуть карманы подрясника и дополнительно прощупал карманы штанов. Щелчок, и мы проходим следующую решетчатую дверь, и пока не закрыта предыдущая система, не открывает другую – это все для безопасности.

Мы выходим в маленький дворик, где зеки складывают передачу в ящики для передачи заключенным, находящимся на жилой зоне. Снова жмём кнопку пропуска – на душе как-то тревожно, будто попадаешь в другой мир, открывается ещё одна дверь, и мы на территории промышленной зоны.

Да, воздух здесь совершенно другой, не такой, как на свободе, чтобы об этом говорить, надо такое пережить (не дай Бог).

Мы подходим к новой проходной, которая отделяет промышленную зону от жилой. И снова заветная кнопка, щелчок и проходная, на которой записали время входа в жилую зону, последняя решетчатая дверь, и мы в локальной зоне, теперь мы направляемся к православному храму, который находится в банном комплексе на втором этаже.

Сложно забыть те первые ощущения прикованных к тебе взглядов самых разных людей: кто-то смотрит на тебя с надеждой, кто-то с унынием, кто-то со злобой, кто-то с удивлением. Единственное, чего в зоне не увидишь на лице человека – это радость, увы, но горечь пребывания «за забором», как говорят заключенные, меняет человека. Конечно, ведь они здесь не за Христа страдают – это не первые века христианства.

Сразу же разлился по зоне клич: «Батюшка на базе!!!» Офицер завел меня в храм и сказал, что заберет согласно указанному в пропуске времени. В храме меня встречают два человека – Антон (староста) и Максим (пономарь). Вот первая улыбка на лицах осужденных, которая засияла в этом мрачном месте, хотя это другая радость, это робкая радость, тихая… Братья взяли благословение. Я представился:

– Меня зовут отец Евгений, я ваш новый священник.

– Слава Богу! – сказал Антон. – Теперь у нас постоянно будет Литургия?

– Постараемся сделать её каждое воскресенье, – пообещал я.

Так началось моё служение в исправительной колонии.

Антон

Итак, каждое воскресенье я проходил весь процесс с начала, о чем писал выше. Каждое воскресенье служил божественную литургию в колонии.

Самая сложная задача для молодого священника, который начинает такое служение – это духовничество, как мне кажется, потому, что тебе нужно давать совет иногда тем людям, жизненный опыт которых не только выше твоего, но и еще надо учесть, что этот человек пережил и переступил грани дозволенного.

То, что порой священники на свободе могут услышать лишь однажды, ты слышишь каждую службу – убийства, разбой, грабеж, наркотики, кражи… Список можно продолжать очень и очень долго, и каждому необходимо дать совет, причем его надо дать не лишь «для галочки», чтобы отбыть время, а наставить человека так, чтобы после того, как он выйдет на свободу, уже не повторялся в этих проступках.

Просто «отбыть» в зоне не получится, и не из-за того, что там за время пребывания невольно становишься хорошим психологом, а главным образом потому, что эти люди тоже имеют очень чуткую, израненную грехом душу. Любая неискренность, любая фальшь – и доверие потеряно.

Да, только со временем начинаешь понимать, какая это ответственность быть пастырем, и если ты не можешь переживать боль другого человека, его страдание как свои личные боль и страдание, то лучше им не быть, если не научиться переживать падение своей паствы, как свое личное падение, тогда грош цена такому пастырству. Так в один из воскресных дней у меня возник к Антону вопрос:

– Сколько тебе еще сидеть здесь?

– 9 лет уже отсидел, ещё 3 осталось до УДО. Сижу за убийство.

– А как случилось это убийство?

То, что поведал мне Антон, ввергло в шок:

– Я, батюшка, вырос в приличной семье, занимался спортом, хорошо учился. Семья была, правда, атеистической, мама в Бога не верила и нам о Нём не рассказывала, но культурные ценности в меня и младшего брата были заложены.

Уже после окончания школы я выступал на соревнованиях, где уверенно занимал призовые места по восточным единоборствам. И вот однажды, возвращаясь с тренировки домой, один друг говорит: «Слушай, ты знаешь, есть одна бабка «сильная», которая пророчит человеку будущее, ты хотел бы узнать свою судьбу?». Я говорю: «Ну, мне не верится… хотя… давай сходим любопытства ради».

Мы с другом направились к этой колдунье. Небольшой домик в селе, возле которого собрано множество людей (конечно же, все хотят узнать, что с ними будет). Когда очередь подошла к нам, мы зашли в комнату, увешанную самыми различными иконами, перед которыми были развешаны лампады.

Колдунья говорит: «Чего пришли, что надо?» я ей отвечаю: «Да вот хотел поинтересоваться, чем вы тут занимаетесь» она отвечает: «А хочешь выигрывать в любые азартные игры?» я говорю: «Хочу!», она отвечает: «Тогда вот тебе зелье, которое будешь пить, перед тем как садиться играть, и у тебя будет успех. Деньги положишь на стол и в руки мне не давай».

Я взял зелье домой и решил проверить его «на деле», выпил и пошел играть на автоматах. Где я ни садился играть – везде выигрыш! Вот это зелье!!! Игровые автоматы, карты, казино – везде меня ждал успех.

Так я ходил к этой колдунье полгода и постоянно покупал это волшебство, пока на прилавке книжного магазина не встретил книгу «Чёрная и белая магия» с подробным описанием приготовления этого зелья. Я купил эту книгу и начал практиковать и – о чудо! – все получилось и моё везенье продолжалось, но уже бесплатно.

Так происходило какое-то время, и в один вечер меня пригласили поиграть в местном кафе в покер на деньги. Конечно, я охотно согласился при таком-то везении. Сели за стол, начали игру.

И вдруг я услышал отчетливый голос у себя в голове: «СЕЙЧАС, ЧТОБЫ ДЕЙСТВИЕ ЗЕЛЬЯ УСИЛИЛОСЬ НУЖНО ПРИНЕСТИ ЖЕРТВУ». В одно мгновение я почувствовал себя как бы совсем маленьким у себя в голове, а тело было неким скафандром или даже роботом, которого я перестал полностью контролировать. Какая-то сила всецело завладела мной и помрачила сознание.

Я схватил нож, который лежал на столе, и зарезал рядом сидящего человека, а опомнился только после того, как меня сняли со второго трупа!

За двойное убийство я получил 15 лет зоны. Только будучи в тюрьме я принял крещение, а до этого был даже не крещён (о крещении Антона я расскажу чуть позже это отдельная не менее интересная история). Вот такой, батюшка, путь у меня был к Богу.

– Страшно. Помоги тебе Христос вымолить и себя, и тех, которых ты лишил жизни.

Что тут скажешь, как много на сегодняшний день людей, которые обращаются за «помощью» к разного рода целителям или сами начинают искать какие-то тайны. Как воры пытаются проникнуть в дом, не дверями входят. Как тешат свою гордыню «тайными знаниями» и «управлением» потусторонними силами. А кто же в итоге проигрывает эту войну? Как писал Достоевский – «Дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей» увы, конечно же, человек, который практикует подобные вещи или те, которые обращаются к подобным практикам.

Сегодня много молодых людей, особенно женщин, которые вытирают ноги о свою душу и бросают её как ненужную ставку в лапы дьявола на кон вечности. Как часто они говорят – зачем мне душа, я хочу тут «пожить» в этом мире, мне надо вернуть загулявшего мужа в семью, мне поделали «на смерть», мне надо «исцелить» мужа от пьянства и мне совершенно неинтересно, какие методы для этого будут использованы – пусть ценой другого счастья, пусть, иногда, и ценой человеческой жизни, пусть и ценой своей души потому, что меня не интересует вечность.

Вот только расплата за такие «услуги», к счастью, наступает уже здесь, в этой жизни, а не, слава Богу, в будущей. Промыслительно Господь готовит человека, чтобы спасти его, порой для этого необходимо даже страдание детей, чтобы встряхнуть очерствелых родителей!

Продолжение будет…

Священник Евгений Буркацкий


Читайте также:

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Заключенный едва успел дочитать 50-й псалом, как его освободили

Тюремные истории покаяния и надежды от священника из Кемерова

В тюрьме мы часто имеем дело не c преступником, а с жертвой

Как тюремный священник Константин Кобелев выступил в защиту прихожанина

Монах из детского дома

Просто Бог меня не нашел еще

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: